Соблюдение врачебной тайны при лицензионном контроле и контроле качества медицинской помощи

142

Медицинская организация при проведении в ней лицензионного контроля вправе как отказать ревизорам в предоставлении медицинских карт пациентов, так и предоставить их в обезличенном виде

Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности согласно п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья допускается без согласия гражданина. Такого основания ч. 4 ст. 61 ранее действовавших Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (далее – Основы) не предусматривала.

В ст. 87 Закона об охране здоровья определена трехуровневая система контроля качества и безопасности медицинской деятельности: государственный, ведомственный и внутренний контроль.

В рамках государственного контроля Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор) проводит проверки соблюдения прав граждан в сфере охраны здоровья, соблюдения организациями и индивидуальными предпринимателями, занимающимися медицинской деятельностью, порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи, порядков проведения медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований. Согласно п. 13 Положения о государственном контроле качества и безопасности медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.11.2012 № 1152, при проведении таких проверок производится в т. ч. оценка соблюдения правил внесения записей в медицинскую документацию при проведении медицинских экспертиз, осмотров и освидетельствований, а также оформления их результатов.

Должностные лица органа госконтроля при предъявлении ими служебных удостоверений и приказа руководителя органа госконтроля (его заместителя) о проведении проверки имеют, в частности, право:

  • запрашивать и получать сведения, необходимые для принятия решения по вопросам, отнесенным к компетенции органа госконтроля;
  • беспрепятственно получать доступ на территорию проверяемых организаций или индивидуальных предпринимателей либо в используемые ими при осуществлении медицинской деятельности помещения;
  • снимать копии с документов, необходимых для проведения госконтроля, а также производить в необходимых случаях фото- и видеосъемку при осмотре и обследовании.

Порядок организации и проведения ведомственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности утвержден приказом Минздрава России от 21.12.2012 № 1340н. Согласно подп. 2 п. 24 данного нормативного акта должностные лица органов исполнительной власти при проведении ведомственного контроля имеют право знакомиться с документами, связанными с целями, задачами и предметом ведомственного контроля, в т. ч. с медицинскими документами граждан. Есть у них право снимать копии с указанных документов, а также производить в необходимых случаях фото- и видеосъемку при осмотре и обследовании.

Федеральным законом от 25.11.2013 № 317-ФЗ введена административная ответственность за непредставление (несвоевременное представление) сведений или представление заведомо недостоверных сведений в федеральный орган исполнительной власти (его территориальный орган), осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, если представление таких сведений является обязательным в соответствии с законодательством в сфере охраны здоровья. В соответствии со ст. 19.7.8 КоАП РФ эти действия влекут наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 10 тыс. до 15 тыс. руб., на юридических лиц – от 30 тыс. до 70 тыс. руб.

Диспозиция ст. 19.7.8 КоАП РФ явно дефектна и нуждается в немедленной коррекции. В ней пропущено слово «сведений» после слов «Непредставление или несвоевременное представление». То есть фактически нет указания о том, за непредставление чего предусмотрена ответственность.

Согласно ст. 23.81 КоАП РФ рассматривать дело об административном правонарушении, предусмотренном ст.19.7.8 КоАП РФ, вправе:

1) руководитель федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, его заместители;

2) руководители территориальных органов федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, их заместители.

Наконец, внутренний контроль качества и безопасности медицинской деятельности проводится органами, организациями государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в порядке, установленном руководителями указанных органов, организаций. Исходя из п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья не может считаться незаконным разглашением врачебной тайны представление на обсуждение лечебно-контрольной комиссии медицинской организации конкретного случая оказания пациенту медицинской помощи и ее последствий. Следовательно, жалоба Умрихина, приведенная в начале статьи, в части разглашения врачебной тайны безосновательна.

Споры между пациентом и медицинской организацией по поводу якобы имевшего место разглашения врачебной тайны чаще всего возникают в связи с проведением именно внутреннего контроля, поскольку факты проведения проверок в рамках госконтроля и ведомственного контроля остаются для пациентов неизвестными.

Судебная практика. Моршанский районный суд Тамбовской области своим решением от 08.02.2012 (дело № 2-8/12) отверг доводы истицы Р.Е.А. о причинении ей морального вреда разглашением МУЗ «Центральная районная больница» врачебной тайны, выразившимся в том, что без ее согласия факт оказания ей медицинской помощи, ее результаты и последствия были предметом обсуждения врачей больницы.

Представитель больницы указал, что обмен информацией о лечении пациента внутри учреждения между медицинскими работниками не является нарушением врачебной тайны. Истица обратилась за медицинской помощью в учреждение здравоохранения, а не к частнопрактикующему врачу. Как правило, вопросы лечения рассматриваются коллегиально, собираются консилиумы, осуществляется связь с мединститутами, с вышестоящими медицинскими учреждениями.

Суд установил, что согласно протоколу расширенного заседания лечебно-контрольной комиссии (ЛКК) больницы в присутствии 12 врачей акушеров-гинекологов, 5 врачей анестезиологов-реаниматоров был произведен клинический разбор случая – осложнения (перфорации тела матки) при производстве операции по искусственному прерыванию беременности. Согласно приказу главного врача больницы в целях организации и повышения качества медицинской помощи в отделениях больницы были утверждены постоянный состав ЛКК и положение о порядке ее организации и проведения. Такая комиссия является органом оперативного контроля состояния лечебно-диагностического процесса в больнице. Суд пришел к выводу, что факт разглашения врачебной тайны не нашел своего подтверждения.

Несмотря на то что основание, предусмотренное п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья, введено впервые, на практике и до его введения органы здравоохранения при проведении проверок затребовали у медицинских организаций подобные сведения. При возникновении спора суды часто принимали сторону органов здравоохранения, а не медицинских организаций, отказывавших в выдаче таких документов.

Примером подобного решения может служить постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.06.2012 по делу № А45-17143/2011. Как следует из обстоятельств дела, орган здравоохранения, проводивший проверку, указал, что проведение экспертизы качества оказания медицинской помощи оказалось невозможным в связи с непредставлением клиникой необходимых документов. Клиника, в свою очередь, ссылалась на отсутствие оснований для проведения проверки, указывала на то, что затребованы сведения, содержащие врачебную тайну. Суд принял сторону органа здравоохранения.

Пункт 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья является отсылочным к другим нормам этого же закона. Он не уточняет, по чьему требованию допускается предоставление сведений в целях осуществления контроля качества медицинской помощи. Это обстоятельство позволяет некоторым гражданам ошибочно полагать, что они также вправе получать подобные сведения в медицинских организациях в целях проведения такого контроля наравне с должностными лицами. Они предпринимают безуспешные попытки ознакомиться с историями болезни своих умерших родственников, чтобы получить заключение специалиста о качестве оказанной медицинской помощи. Однако родственники не имеют полномочий на запрос и получение медицинских документов по данному основанию, что подтверждается судебной практикой.

Судебная практика. Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда (определение от 05.02.2013 № 33-626/2013) оставила без изменения решение Тосненского городского суда от 18.12.2012, которым отказано в удовлетворении искового заявления В. к МБУЗ «Тосненская центральная районная больница» об обязании выдать ей медицинские документы ее умершей матери Ц., находившейся на лечении в МБУЗ.

Истец пояснила, что Ц. была доставлена в больницу в состоянии, которое не позволяло ей выразить свою волю на проведение лечебных мероприятий, поэтому их нельзя было проводить без консультации с близкими родственниками, а также что Ц. была преждевременно переведена из реанимации в терапевтическое отделение. В связи с этим медицинские документы необходимы ей для получения заключения специалиста о качестве оказания медицинских услуг.

Отказывая в удовлетворении искового заявления В., суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у В. полномочий на получение медицинских документов. Суд указал, что согласно п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина допускается в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим законом. Согласно ст. 64 Закона об охране здоровья экспертиза качества медицинской помощи, оказываемой в рамках программ ОМС, проводится в соответствии с законодательством об ОМС. Исходя из положений ст. 40 Закона об ОМС такая экспертиза проводится экспертом качества медицинской помощи, включенным в территориальный реестр экспертов качества медицинской помощи. Экспертом является врач-специалист, имеющий высшее профессиональное образование, свидетельство об аккредитации специалиста или сертификат специалиста, стаж работы по соответствующей врачебной специальности не менее 10 лет и прошедший подготовку по вопросам экспертной деятельности в сфере ОМС. Федеральный фонд, территориальный фонд, страховая медицинская организация проведение экспертизы качества медицинской помощи поручают эксперту, включенному в указанный реестр.

Судебная коллегия согласилась с решением суда первой инстанции, а также указала, что в соответствии со ст. 12 ГК РФ нарушенное или оспариваемое право может быть защищено судом путем его признания. Обращаясь в суд, истица фактически ссылалась на то, что отсутствие истребуемых документов препятствует реализации ею права на предъявление иска о возмещении морального вреда, причиненного ей в результате неправильного, по ее мнению, лечения ее матери. В этой связи требования В. о понуждении ответчика предоставить ей медицинскую документацию, касающуюся ее умершей матери, являются ненадлежащим способом защиты нарушенного права, поскольку законом не предусмотрена возможность истребования доказательств по делу путем предъявления отдельных исковых требований. Учитывая, что В. избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права, оснований для удовлетворения ее требований не имеется.

Положения п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья были проверены Конституционным Судом РФ на предмет их соответствия Конституции РФ (Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2013 № 1333-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Скипакевича Игоря Самуиловича на нарушение его конституционных прав пунктом 10 части 4 статьи 13, пунктом 5 статьи 78, статьями 87 и 90 Федерального закона “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”»). В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Скипакевич оспаривал конституционность сразу нескольких норм:

  • п. 10 ч. 4 ст. 13, в соответствии с которым предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина допускается в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности;
  • п. 5 ст. 78, предусматривающего право медицинской организации создавать локальные информационные системы, содержащие данные о пациентах и об оказываемых им медицинских услугах, с соблюдением установленных требований о защите персональных данных и соблюдением врачебной тайны;
  • ст. 87, регулирующей вопросы контроля качества и безопасности медицинской деятельности;
  • ст. 90, в соответствии с которой внутренний контроль качества и безопасности медицинской деятельности осуществляется в порядке, установленном руководителями органов, организаций системы здравоохранения.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы нарушают право на неприкосновенность частной жизни, в связи с чем он просил признать их противоречащими ст. 23 и 24 Конституции РФ.

Как следовало из представленных материалов, Скипакевич обратился в суд с иском к медицинской организации об отмене приказа об установлении системы аудио- и видеозаписи в лечебном кабинете врача-стоматолога. Отказывая в удовлетворении требований, суд указал, что целью установки систем наблюдения является обеспечение мер по усилению безопасности, а также сохранности материальных ценностей, осуществление внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности. Кроме того, Скипакевич, являвшийся одновременно врачом и пациентом данной медорганизации, дал согласие на обработку его персональных данных путем подписания дополнительного соглашения к трудовому договору. Органом прокуратуры установлено, что в случае несогласия пациента на собирание и обработку персональных данных путем аудио- и видеозаписи происходит отключение системы наблюдения.

Конституционный Суд РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению и указал, что Закон об охране здоровья является базовым законодательным актом, регулирующим отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан. Его ст. 13 устанавливает специальный правовой режим информации, содержащей врачебную тайну, который является одной из гарантий реализации гражданами права на охрану здоровья. Соответственно, медицинская организация обязана соблюдать как врачебную тайну, так и требования о защите персональных данных, в т. ч. при создании локальных информационных систем, содержащих данные о пациентах и об оказываемых им медицинских услугах (п. 5 ст. 78). При этом законодателем предусмотрен ряд исключений из общего правила о недопустимости разглашения сведений, составляющих врачебную тайну.

В частности, предоставление данных сведений без согласия гражданина допускается для осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности (п. 10 ч. 4 ст. 13). К формам, в которых осуществляется указанная контрольная деятельность, отнесен внутренний контроль наряду с государственным и ведомственным (ст. 87–90). Оспариваемые заявителем положения Закона об охране здоровья направлены на обеспечение прав граждан на получение медицинской помощи необходимого объема и надлежащего качества на основе установленных стандартов, а следовательно, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан в указанном заявителем аспекте.

Что касается довода заявителя о нарушении его прав как работника медицинской организации в связи с установкой в лечебных кабинетах системы наблюдения, то в случае изменения определенных сторонами условий трудового договора работодатель обязан заранее уведомить об этом работника, а также обеспечить защиту его персональных данных (ст. 74 и 86 ТК РФ).

Распространяется ли правило пункта 10 на лицензионный контроль?

В ряде федеральных законов и подзаконных актов, предусматривающих порядок осуществления контрольных функций и предполагающих предоставление медицинскими организациями для проверок различных документов и сведений, не оговаривается допустимость ознакомления с медицинскими документами пациентов. Вследствие этого некоторые должностные лица считают себя вправе, в нарушение существующих правил допуска к такой информации, требовать документы, содержащие врачебную тайну, и знакомиться с ними.

Так, в ходе лицензионного контроля должностные лица для придания законности своим действиям по ознакомлению с медицинской документацией пациентов ссылаются на то, что лицензионный контроль – это фактически контроль качества медицинской деятельности. При проведении контроля качества согласие пациентов на ознакомление с их медицинскими документами не требуется. То есть, по их мнению, лицензионный контроль охватывается п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья. Однако мы считаем, что это не так.

Лицензионный контроль, как и любой иной вид контроля и надзора, в конечном итоге служит целям улучшения качества и обеспечения безопасности медицинской деятельности, и так же имеет свой механизм правового регулирования, конкретные задачи, методы и границы.

Пункт 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья, позволяющий предоставлять сведения, составляющие врачебную тайну, без согласия гражданина, указывает, во-первых, цель предоставления сведений (осуществление контроля качества и безопасности медицинской деятельности) и, во-вторых, правовые нормы, которыми такой контроль регламентируется («в соответствии с настоящим Федеральным законом»). Т. е. имеются в виду ст. 87–90 Закона об охране здоровья, предусматривающие указанную выше трехуровневую систему контроля (государственный, ведомственный и внутренний контроль). В п. 2 ч. 2 ст. 88 Закона об охране здоровья говорится о том, что госконтроль качества и безопасности медицинской деятельности производится в том числе путем лицензирования медицинской деятельности. О лицензионном контроле в этой норме не упоминается. Кроме того, порядок проведения лицензионного контроля Законом об охране здоровья не регулируется.

В п. 12 Положения о лицензировании медицинской деятельности указывается, что лицензионный контроль осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее – Закон № 294-ФЗ), с учетом особенностей, установленных Федеральным законом от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». О необходимости учета особенностей, установленных ст. 13 Закона об охране здоровья, в этом пункте не указывается.

Согласно п. 5 ст. 12 Закона № 294-ФЗ руководитель, иное должностное лицо или уполномоченный представитель юридического лица (медицинской организации) обязаны предоставить должностным лицам органа госконтроля (надзора), органа муниципального контроля, проводящим выездную проверку, возможность ознакомиться с документами, связанными с целями, задачами и предметом выездной проверки, в случае если выездной проверке не предшествовало проведение документарной проверки. Подпунктом 3 п. 1 ст. 15 Закона № 294-ФЗ определено, что при проведении проверки должностные лица органа госконтроля (надзора), органа муниципального контроля не вправе требовать представления документов, информации, если они не являются объектами проверки или не относятся к предмету проверки, а также изымать оригиналы таких документов.

Согласно п. 5 ст. 15 Закона № 294-ФЗ должностные лица проверяющих органов не вправе распространять информацию, полученную в результате проведения проверки и составляющую охраняемую законом тайну, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Лицензионный контроль, как записано в указанном выше п. 12 Положения о лицензировании медицинской деятельности, включает в том числе проведение проверок соблюдения порядков оказания медицинской помощи, утверждаемых Минздравом России. Порядки оказания медицинской помощи обязательны для исполнения всеми медицинскими организациями (ч. 1 ст. 37 Закона об охране здоровья). Так, Порядок оказания медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения, утвержденный приказом Минздравсоцразвития России от 17.05.2012 № 566н, устанавливает, в частности, что медицинская помощь при таких расстройствах оказывается в добровольном порядке, кроме случаев, регламентированных законодательством.

Следовательно, проведение лицензионного контроля предполагает проверку наличия добровольного информированного согласия пациента на освидетельствование, госпитализацию, лечение либо решения суда о недобровольном освидетельствовании (госпитализации). Но эти требования не относятся к показателям качества и безопасности оказываемой помощи. Данное предписание проверяющими при лицензионном контроле не может исполняться в порядке п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья. Однако все попытки лицензиатов укрыть от проверяющих персональные данные пациентов, в т. ч. сведения о состоянии их здоровья, относящиеся к специальной категории персональных данных, пресекаются. По выражению главного врача одной из больниц, члены комиссии «сразу же теряют интерес» к таким обезличенным историям болезни.

Несмотря на очевидную правовую неурегулированность данного вопроса, суды все чаще признают правомерным ознакомление лиц, проводящих лицензионный контроль в лечебных организациях, с медицинской документацией пациентов (без их согласия). Причем такие действия судами признавались не противоречащими даже ст. 61 ранее действовавших Основ. А ведь в ней отсутствовало такое основание для предоставления сведений, как осуществление контроля качества и безопасности медицинской деятельности, под которое можно было попытаться подвести лицензионный контроль.

Судебная практика. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (постановление от 21.01.2011 по делу № А27-8381/2010) оставил без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении требований ООО «Медицинский центр “Медпроф”» к Управлению лицензирования медико-фармацевтических видов деятельности Кемеровской области (далее – Управление) о признании незаконными действий и ненормативных правовых актов.

Медицинский центр обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании незаконными действий Управления, выразившихся в проведении внеплановой проверки «Медпроф», а также в требовании о предоставлении амбулаторных карт и иных документов, содержащих персональные данные обратившихся в «Медпроф» лиц.

Как следует из материалов дела, Управлением на основании приказа от 24.05.2010 № 490 проведена внеплановая выездная проверка медицинского центра по соблюдению лицензионных требований и условий при осуществлении медицинской деятельности по психиатрии-наркологии, медицинскому (наркологическому) освидетельствованию. Судом установлено, что в данном случае осуществлялся именно лицензионный контроль.

Основанием для проведения проверки послужило требование прокуратуры Кемеровской области и письмо Управления ФСКН по Кемеровской области. Из письма следовало, что «Медпроф» выдал медицинские свидетельства об отсутствии наркологического расстройства лицам, которым ранее Кемеровским областным наркодиспансером было отказано в выдаче таких медицинских заключений по причине нахождения этих лиц на наркологическим учете. Указанные лица на основании полученных в медицинском центре заключений получили водительские удостоверения. Проверка установила, что деятельность «Медпрофа» осуществлялась с нарушением лицензионных требований.

Как указал суд, лицензионным требованием согласно п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 22.01.2007 № 30 (далее – Положение о лицензировании 2007 г.), является, в частности, ведение лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности учетной и отчетной медицинской документации.

Положение о лицензировании 2007 г. утратило силу в связи с принятием постановления Правительства РФ от 16.04.2012 № 291.

Согласно программе внеплановой проверки медцентра ревизоры Управления истребовали документы, относящиеся к предмету проверки, а именно документы, относящиеся к учетной и отчетной меддокументации (амбулаторные карты, карты формы № 25/у-04, ведомости учета врачебных посещений, журнал учета работы врачебной комиссии), а также документы, касающиеся профессиональной подготовки врачей-специалистов, лицензируемой деятельности организации.

По мнению суда, материалами дела подтверждается, что Управление запрашивало документы, необходимые для проведения внеплановой проверки в соответствии с законодательно установленными требованиями.

Кроме того, как указал суд, ст. 15 Закона № 294-ФЗ и ст. 61 Основ не устанавливают запрет уполномоченным органам истребовать при проведении госконтроля документы, составляющие врачебную тайну.

Суд пришел к выводу, что Управление в силу имеющихся у него полномочий на проведение лицензионного контроля медицинской деятельности вправе запрашивать сведения, относящиеся к предмету проверки, в т. ч. составляющие врачебную тайну.

Анализ решения. В этом судебном решении важно выделить два момента:

1. Суд посчитал правомерными действия проверяющих, затребовавших для изучения медицинскую документацию пациентов медицинского центра, сославшись, в частности, на п. 5 Положения о лицензировании 2007 г. Этот пункт касается, помимо прочего, требования ведения лицензиатом медицинской документации. А эта документация, поскольку она входила в предмет проверки, по логике суда могла быть истребована.

Однако в данном судебном решении была дана оценка событий, имевших место в 2010 г., т. е. в период действия Положения о лицензировании 2007 г., вызывавшего массу нареканий со стороны лечебных учреждений в связи с возможностью ознакомления проверяющих в рамках лицензионного контроля с медкартами пациентов без их согласия.

Новое Положение о лицензировании медицинской деятельности, насколько мы можем судить, больше не предусматривает в качестве лицензионного требования ведение лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности учетной и отчетной медицинской документации. Следовательно, затребование такой документации для проверки ее ведения в рамках лицензионного контроля можно теперь считать неправомерным.

2. Несостоятелен вывод суда о том, что ст. 15 Закона № 294-ФЗ и ст. 61 Основ не устанавливают запрет уполномоченным органам истребовать при проведении госконтроля документы, составляющие врачебную тайну.

Тот факт, что такой запрет не содержит ст. 15 Закона № 294-ФЗ, можно объяснить тем, что все специальные правила предоставления той или иной информации, составляющей охраняемую законом тайну, регулируют соответствующие законодательные акты (применительно к врачебной тайне это законодательство об охране здоровья граждан). Не содержат таких запретов, например, УПК РФ, нормы о прокурорском надзоре. Случаи, когда следователь, прокурор или другие лица вправе получить такие сведения, собраны в базовом законе в сфере охраны здоровья.

Что же касается ст. 61 ранее действовавших Основ, то приведенная выше аргументация суда противоречит логике построения правовых норм. Часть 4 этой статьи, как известно, строится не по принципу перечисления запретов, а, наоборот, на основе установления допущений (разрешений) истребования и получения информации. Иными словами ч. 4 ст. 61 Основ, как и ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья, содержит перечень случаев, когда можно, а не когда нельзя запрашивать и предоставлять такие сведения. Запрета органам лицензионного контроля истребовать сведения, составляющие врачебную тайну, эта норма содержать не могла по определению. А дозволения запрашивать и соответственно предоставлять по запросу такую информацию не предусматривала, как не предусматривает и ч. 4 ст. 13 действующего ныне Закона об охране здоровья. Значит, обоснованность приведенного решения суда вызывает большие сомнения.

Медицинским организациям при информировании их соответствующими органами о предстоящей проверке следует требовать от проверяющих внятной информации о том, проводится ли это мероприятие в целях контроля качества и безопасности медицинской деятельности или же в целях проверки соблюдения лицензиатом требований и условий, предъявляемых при осуществлении медицинской деятельности. В первом случае затребование медицинской документации пациентов без их согласия будет законным, во втором случае – незаконным. Мнения отдельных юристов о том, что лицензионный контроль полностью подпадает под действие п. 10 ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья, мы не разделяем. По нашему мнению, медицинская организация при проведении в ней лицензионного контроля вправе как отказать ревизорам в предоставлении медицинских карт пациентов, так и предоставить их в обезличенном виде.

Обезличивание персональных данных – одно из средств защиты информации от несанкционированного использования и, в первую очередь, мера, направленная на минимизацию рисков причинения вреда конкретным гражданам в случае утечки их персональных данных из информационных систем. Это действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту. Этот процесс должен затронуть и медицинские организации. Обезличенные данные должны обладать свойствами, сохраняющими основные свои характеристики, чтобы их можно было обрабатывать.

Судебная практика. Аткарский городской суд Саратовской области по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, вынес постановление от 29.04.2013 № 5-12/2013 о временном прекращении деятельности ГУЗ «Аткарская психиатрическая больница» сроком на трое суток, обратив постановление к немедленному исполнению.

В ходе проверки Управлением Росздравнадзора по Саратовской области в марте-апреле 2013 г. объекта ГУЗ «Аткарская психиатрическая больница» было выявлено, что структура учреждения не соответствует структуре психиатрической больницы. Отсутствуют необходимые подразделения, оборудование, что не позволяет оказывать качественную медицинскую помощь в соответствии со стандартами, что является нарушением ч. 1 ст. 37 Закона об охране здоровья.

В больнице в нарушение ст. 90 указанного закона и Положения о лицензировании медицинской деятельности не был организован внутренний контроль качества и безопасности медицинской деятельности. Установлены случаи невыполнения стандартов обследования (не назначены абсолютно показанные диагностические процедуры).

При проверке были установлены и факты нарушения ст. 4, 11, 27 Закона о психиатрической помощи.

1) в медкартах трех пациентов отсутствовали их подписи о согласии на госпитализацию или решение врачебной комиссии о показаниях к недобровольной госпитализации и постановление суда в течение 48 часов с момента госпитализации;

2) в медкартах других трех пациентов, взятых под диспансерное наблюдение в 2010 и 2011 г., отсутствовало решение врачебной комиссии о наличии к этому показаний.

Данные нарушения лицензионных требований и условий при осуществлении медицинской деятельности суд признал грубыми нарушениями, которые могут привести к угрозе причинения вреда здоровью пациентов. Суд признал вину больницы доказанной и квалифицировал ее действия как административное правонарушение – осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, с грубым нарушением требований или условий лицензии, если такая лицензия обязательна.

Приказом Роскомнадзора от 05.09.2013 № 996 утверждены требования и методы по обезличиванию персональных данных. 13 декабря 2013 г. Роскомнадзором утверждены Методические рекомендации по применению данного приказа. В качестве примеров реализации методов обезличивания в Методических рекомендациях приведены варианты обезличивания атрибута ФИО пациента, атрибута адреса проживания (адрес проживания может быть обобщен до города проживания), сведений об установленном диагнозе (указанные атрибуты и сведения о диагнозе могут храниться раздельно) и др.

Использование обезличенных медкарт пациентов при проведении проверки соблюдения лицензионных требований, по нашему мнению, не должно повлиять на качество проводимой ревизии и ее результаты.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Новые документы

Закупки по 44-ФЗ
Квалификация
Платные услуги
Популярное у экономистов медучреждений
Популярное у главных медсестер

Мероприятия





Интервью

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Алексей ПИНЧУК: журналу «Здравоохранение». Главные темы беседы – изменение правового поля донорства в России





Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2016. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×