Опека над недееспособными. Изменения в законодательстве

12617
Опека над недееспособными. Изменения в законодательстве

Многие предусмотренные в Федеральном законе от 24.04.2008 № 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" (далее - Закон) новые нормы (новеллы), вопреки заверению авторов Закона, не вполне четки и обоснованны. Это потребует большой осмотритель­ности в их применении.

3. Правовой режим имущества недееспособных подопечных

3.1. Закон (ст. 18) обязывает опекуна в трехдневный срок с момен­та возникновения его прав и обязанностей принять по описи имущество подопечного от лиц, осуществлявших его хранение. Опись имущества составляется органом опеки в присутствии опекуна, представителей товарищества собственников жилья (ТСЖ), жилищного или иного коо­ператива, управляющей организации либо органов внутренних дел.

Закон не предусматривает обязательного присутствия самого не­дееспособного при составлении описи имущества, собственником ко­торого он является, и даже не допускает такой возможности, указывая лишь, что при составлении описи могут присутствовать "иные" заинте­ресованные лица. Закон не обязывает извещать подопечного о состав­лении описи, знакомить его с нею, следовательно, недееспособный лишен возможности проконтролировать правильность и полноту со­ставления описи: все ли имущество было описано, верно ли определе­ны его состояние и стоимость, правильно ли выделена доля подопечно­го и т. д.

Психическое состояние многих граждан, признанных недееспособ­ными, не исключает, на наш взгляд, возможности их участия в указанных процедурах. Для сравнения: опись имущества несовершеннолетнего подопечного, достигшего возраста 14 лет, как указано в той же статье Закона, составляется в его присутствии по его желанию. Однако оче­видно, что имущество недееспособного, которым чаще всего признает­ся взрослый человек, - категория более зримая, чем имущество несо­вершеннолетнего. Кроме того, если учесть, что недееспособным по практике Верховного Суда РФ может быть признан также несовершен­нолетний в возрасте от 14 до 18 лет, то становится вдвойне нелогичным правило, по которому несовершеннолетний недееспособный может при­сутствовать при составлении описи его имущества, а взрослый - нет.

В Законе не регламентированы случаи, когда имущество подопеч­ного находится не у кого-либо на хранении, а непосредственно у самого доселе дееспособного лица. С учетом того, что опекуном такого лица становится, как правило, член его семьи, проживающий с подопечным в одной квартире и ведущий с ним общее хозяйство, порядок решения во­проса о статусе и принадлежности того или иного (часто совместно на­житого) имущества приобретает для недееспособного особую важность.

3.2. Закон возлагает на опекуна обязанность заботиться о пере­данном ему имуществе недееспособного, не допускать уменьшения его стоимости и способствовать извлечению из него доходов. При этом указывается, что заботиться об этом имуществе опекун обязан "как о своем собственном". Подобный, с позволения сказать, критерий, по на­шему мнению, не должен использоваться в современном правовом акте. Опекун, как и любой гражданин, может не проявлять надлежащей за­боты о своем собственном имуществе, в отличие от чужого вверенного ему имущества.

3.3. Закон устанавливает в отношении опекунов ряд ограничений и запретов по распоряжению имуществом недееспособных. Так, опеку­ну предоставлено право вносить денежные средства подопечного толь­ко в кредитные организации, не менее половины акций (долей) которых принадлежит Российской Федерации. Имущество подопечного не под­лежит передаче в заем, за исключением случаев, если возврат займа обеспечен ипотекой (залогом недвижимости).

Некоторые другие запреты в отношении действий опекунов сфор­мулированы двойственно и потому весьма опасны для подопечных.

3.3.1. Согласно Закону опекун не вправе заключать кредитный до­говор и договор займа от имени подопечного, выступающего заемщиком, за исключением случаев, если получение займа требуется в целях со­держания подопечного или обеспечения его жилым помещением. В этой норме далее говорится, что кредитный договор, договор займа в ука­занных случаях заключаются с предварительного разрешения органа опеки.

Нетрудно заметить в этой норме внутренние противоречия. Во-первых, опекун, с одной стороны, не вправе заключать договоры обоих видов (и кредита, и займа), а с другой стороны - все же может заключить договор одного из видов (договор займа), если убедит орган опеки в том, что целью его действий является "содержание подопечного". Столь широкая и расплывчатая формулировка цели получения займа по су­ществу сводит на нет первоначальный запрет на заключение договора указанного вида и создает лазейку для недобросовестного опекуна. В этой связи в Законе целесообразно было бы предусмотреть целевой заем (ст. 814 ГК РФ).

Во-вторых, с одной стороны, исключение из правила предусмотре­но для получения в указанных целях лишь займа, но не кредита. Полу­чение кредита, как указано в начале нормы, вообще не допускается. С другой стороны, как обнаруживается в конце нормы, орган опеки вправе дать разрешение на заключение как договора займа, так и до­говора кредита. Это означает, что опекун в нарушение общего правила может получить такой кредит. На практике получение кредита от имени недееспособного может повлечь самые пагубные для него самого и его имущества последствия - например, из-за невозможности своевремен­но погасить такой кредит.

3.3.2. В Законе (п. 6 ст.19) предусматривается, что опекун не впра­ве заключать договор о передаче имущества подопечного в пользование на срок, превышающий пять лет. Однако согласно этой же норме за­ключение такого договора все же допускается "при наличии обстоя­тельств, свидетельствующих об особой выгоде такого договора" и при получении разрешения органа опеки. В Законе, однако, не указывается, для кого должно быть "особо выгодным" такое лишение недееспособ­ного возможности пользования своим имуществом (например, дачей), да еще на столь длительный срок: для самого недееспособного, его опекуна, органа опеки. Закон не требует личного участия (согласия) недееспособного собственника имущества в решении данного вопроса. Недееспособный может пожизненно (с учетом его возраста) лишиться возможности пользоваться своим имуществом, ибо предельный срок передачи имущества не установлен (более пяти лет).

Выгода непосредственно для подопечного является условием лишь для отчуждения его недвижимого имущества по договору ренты или мены.

3.3.3. В соответствии со ст. 20 Закона недвижимое имущество по­допечного не подлежит отчуждению, за исключением ряда случаев. Один из них - отчуждение жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, принадлежащих подопечному, при перемене места жи­тельства подопечного (п. 4).

На первый взгляд, данная норма не вызывает сомнений в своей обоснованности. Действительно, опекун может подобрать более под­ходящий вариант проживания для своего подопечного. Опасения воз­никают в связи с неопределенностью и категоричностью данной нормы.

Во-первых, не ясны причины, по которым недееспособный покида­ет свой дом, квартиру, а также правовые основания этого.

"Перемена места жительства" может носить как постоянный, так и временный характер; может быть вызвана разными причинами (пере­ездом к родственникам (опекуну) для обеспечения недееспособного уходом; потребностью в средствах от реализации недвижимости для оплаты дорогостоящего лечения, операции, необходимых подопечному; помещением его в психоневрологический интернат); иметь различные правовые основания (договор купли-продажи, мены и др.).

Переезд недееспособного на новое место жительства по договору мены либо в целях оплаты дорогостоящего лечения данной нормой не охватывается, так как отчуждение недвижимого имущества недее­способного по этим основаниям - самостоятельные исключения (п. 3 и 5) из общего правила ст. 20 о запрещении отчуждения недвижимого имущества подопечного. Следовательно, перемена места жительства недееспособного в контексте п. 4 ст. 20 Закона должна быть вызвана какими-то иными неизвестными причинами. Такая неопределенность может спровоцировать злоупотребления в отношении подопечных.

Во-вторых, неясно, почему перемена места жительства недееспо­собного должна непременно повлечь отчуждение его прежнего жилого помещения. Статья 20 сконструирована таким образом, что не просто допускает (в определенных случаях), а по существу прямо предусма­тривает отчуждение жилья подопечного при перемене его места жи­тельства.

3.3.4. Как следует из ст. 21 Закона, на совершение опекуном сделок с имуществом подопечного, в т. ч. по его отчуждению (включая дарение), требуется предварительное разрешение органа опеки.

Из этого правила можно сделать однозначный вывод: опекун при получении разрешения вправе заключать договор дарения, что вступа­ет в явное противоречие со ст. 575 ГК РФ, вообще не допускающей дарение от имени недееспособного его опекуном, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда.

Эта коллизия норм, имеющая место и в самом ГК РФ (см. ст. 575 и 37 ГК РФ), - лазейка для нарушений прав недееспособного.

3.3.5. Орган опеки по заявлению опекуна должен предоставить ему в письменной форме разрешение на совершение сделки с имуществом недееспособного либо отказ в выдаче такого разрешения.

Вызывает недоумение тот факт, что согласно ст. 21 Закона орган опеки должен мотивировать свое решение лишь в случае отказа в вы­даче такого разрешения. Следуя букве Закона, можно констатировать, что разрешение на заключение сделки никакой мотивировки не требу­ет. О серьезности проблемы говорит и не вполне корректное название ст. 21 - "Предварительное разрешение органа опеки и попечительства, затрагивающее осуществление имущественных прав подопечного".

Примечательно, что в ст. 19 Закона органам опеки предписано давать опекунам помимо разрешений (кстати, об отказах в выдаче раз­решений в ст. 19 забыто) также и обязательные для исполнения указа­ния в письменной форме в отношении распоряжения имуществом под­опечных. Правда, это нововведение не получило дальнейшего развития в Законе. Специальная норма, предусматривающая основания и порядок выдачи таких указаний (в отличие от разрешений), отсутствует.

3.3.6. В Законе необоснованно ограничены возможности защиты прав недееспособных. Согласно ч. 3 ст. 21 Закона предварительное разрешение, выданное органом опеки, или отказ в его выдаче могут быть оспорены в судебном порядке опекуном, иными заинтересованны­ми лицами, а также прокурором.

Сам недееспособный, как известно, не вправе подавать какие-либо заявления в суд, в т. ч. жалобы на действия (бездействие) органа опеки, хотя и является основным заинтересованным лицом. Зато судя по фор­мулировке Закон причисляет опекуна к заинтересованным лицам. В чем его "интерес" в сделке по отчуждению имущества подопечного - можно только догадываться. Понятно, что "иные" заинтересованные лица, пра­ва которых могут быть затронуты отчуждением имущества недееспо­собного, при оспаривании в суде разрешения органа опеки будут, прежде всего, блюсти свои интересы, но не интересы недееспособного.

Прокурор наделен правом подавать заявления в суд в защиту за­конных интересов недееспособных (ст. 45 ГПК РФ), однако Генеральная прокуратура РФ отказывается рассматривать обращения недееспособ­ных, пытающихся защитить свои интересы.

В такой ситуации недееспособный, лишающийся своего имущества, мог бы прибегнуть к помощи правозащитных организаций, которые в соответствии со ст. 46 ГПК РФ вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе. Заявление в защиту законных интересов недееспособного может быть подано независимо от просьбы лица или его законного представителя. Однако проблема состоит в том, что согласно упомянутой ст. 46 ГПК РФ такие организации вправе осуществить указанные действия лишь "в случаях, предусмотренных законом", т. е. для реализации ст. 46 ГПК РФ применительно к тем или иным правоотношениям указание на право­мочия организаций по оспариванию чьих-либо решений должно содер­жаться в отраслевом законе.

Например, организации, которым законом или их уставом (положе­нием) предоставлено право защищать права граждан, в ст. 47 Закона Российской Федерации от 02.07.1992 № 3185-1 "О психиатрической по­мощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" включены в круг субъектов, которые вправе подать жалобу на действия медицинских работников, работников социального обеспечения и образования, вра­чебных комиссий, ущемляющих права и законные интересы граждан при оказании им психиатрической помощи.

В Федеральном законе "Об опеке и попечительстве" аналогичное правило не предусмотрено. Организации и другие субъекты, которым в соответствии со ст. 46 ГПК РФ предоставлено право защиты прав и интересов недееспособных, не включены в перечень лиц, указанных в ч. 3 ст. 21 Закона, имеющих право оспорить в судебном порядке пред­варительное разрешение (или отказ в выдаче такого разрешения) ор­гана опеки и попечительства, затрагивающее осуществление имуще­ственных прав подопечного.

3.4. Закон содержит вопиющую юридическую ошибку, способную повлечь серьезные нарушения прав недееспособных. Согласно ч. 4 ст. 21 Закона при обнаружении факта заключения договора от имени подопечного без предварительного разрешения органа опеки последний обязан обратиться от имени подопечного в суд с требованием о растор­жении такого договора. При его расторжении имущество, принадлежав­шее подопечному, подлежит возврату. Это же правило предусматрива­ется для случаев обнаружения факта отчуждения жилого помещения подопечного в обход органов опеки (ч. 3 ст. 20 Закона).

Каждому юристу, однако, должно быть хорошо известно, что рас­торжение договора не предполагает переход права собственности к первоначальному собственнику, а означает прекращение действия до­говора на будущее время. Для того, чтобы имущество недееспособного действительно было ему возвращено, орган опеки, обращаясь в суд, обязан потребовать не расторжения договора, а признания сделки ни­чтожной с применением последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 167, 168 ГК РФ). Ничтожными являются сделки, не соответ­ствующие требованиям закона. В данном случае отсутствие предвари­тельного разрешения органа опеки нарушает требования ГК РФ и Фе­дерального закона "Об опеке и попечительстве".

4. Надзор за деятельностью опекунов

Закон не выделяет надзор за деятельностью опекунов в самостоя­тельную главу, а помещает его в главу об ответственности опекунов и органов опеки. Это крайне неудачно. Нормы, касающиеся собственно ответственности опекунов и органов опеки, отсылают к гражданскому, административному и уголовному законодательству, а потому не пред­ставляют интереса для рассмотрения в рамках данной статьи как не содержащие новелл.

4.1. Статья 24 обязывает органы опеки осуществлять проверку условий жизни подопечных, соблюдения опекунами прав и законных интересов подопечных, обеспечения сохранности их имущества, а так­же проверку выполнения опекунами обязательных требований органов опеки, дополнительно включенных в акт о назначении опекуна либо в договор об осуществлении опеки.

Порядок и сроки исполнения указанных обязанностей в Законе не регламентированы. Они должны быть определены постановлением Правительства РФ. В отношении несовершеннолетних граждан такой порядок установлен постановлением Правительства РФ от 18.05.2009 № 423 "Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан". В отношении взрослых недееспособных граждан порядок не определен.

4.2. Опекун ежегодно, не позднее 1 февраля (если иной срок не установлен договором об осуществлении опеки), обязан представлять в орган опеки отчет в письменной форме за предыдущий год о хранении, использовании и управлении имуществом подопечного с приложением платежных документов. Отчет должен содержать сведения о состоянии имущества и месте его хранения, о приобретении имущества взамен отчужденного, о доходах, полученных от управления имуществом подо­печного, и расходах, произведенных за счет имущества подопечного, с указанием дат получения сумм со счета подопечного и произведенных за счет этих сумм затрат для нужд подопечного.

Отчет утверждается руководителем органа опеки, после чего орган опеки исключает из описи имущества подопечного пришедшие в негод­ность вещи и вносит в опись соответствующие изменения. Отчет опе­куна хранится в личном деле подопечного. Правила ведения личных дел подопечных, а также форма отчета опекуна устанавливаются Прави­тельством РФ.

В отношении несовершеннолетних граждан правила ведения личных дел подопечных и форма отчета опекуна установлены постановлением Правительства РФ от 18.05.2009 № 423 "Об отдельных вопросах осу­ществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан". Для взрослых недееспособных граждан такие документы не утверждены.

Отчет опекуна, как следует из Закона, касается сугубо финансовой составляющей его деятельности. По нашему мнению, в интересах недееспособного в отчете опекуна необходимо предусмотреть также позиции, отражающие выполнение опекуном функций неимуществен­ного характера, в частности - по обеспечению недееспособного свое­временным лечением, по приобщению его к трудовой деятельности с учетом особенностей его личности и др. Имеет смысл включить в отчет пункт, в котором отражалось бы мнение опекуна о наличии или отсут­ствии оснований для признания подопечного дееспособным, что выте­кает из соответствующей обязанности опекуна.

4.3. При обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном обязан­ностей по охране (управлению) имущества подопечного (порча, ненад­лежащее хранение, расходование имущества не по назначению, совер­шение действий, повлекших за собой уменьшение стоимости имущества подопечного, и др.) орган опеки обязан составить об этом акт и предъ­явить требование к опекуну о возмещении убытков, причиненных подо­печному (ч. 3 ст. 26 Закона).

4.4. Важное нововведение - требование Закона к лицам, которым стало известно об угрозе жизни или здоровью гражданина, находяще­гося под опекой, о нарушении его прав и законных интересов. Эти лица обязаны сообщить об этом в орган опеки по месту фактического на­хождения подопечного или прокурору.

При получении указанных сведений орган опеки обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов подопечного и в письменной форме уведомить об этом заявителя (ч. 4 ст. 24 Закона). Данная норма позволит любым (как физическим, так и юридическим) лицам, в т. ч. правозащитным общественным объединениям, оператив­но реагировать на многочисленные случаи нарушений прав недееспо­собных.

4.5. Единственное право, которым Закон наделил самого подопеч­ного, - право обжаловать действия или бездействие опекуна в орган опеки (ч. 3 ст. 24 Закона). Однако никаких соответствующих этому пра­ву обязанностей со стороны органов опеки не прописано. При получении сведений от указанных выше лиц о нарушении прав подопечных (ч. 4 ст. 24) органу опеки предписывается "принять меры" и "уведомить заяви­теля", а вот при получении аналогичных сведений из обращения непо­средственно самого недееспособного гражданина (ч. 3 ст. 24) орган опеки не обязан проводить проверку деятельности опекуна или отвечать такому заявителю.

В этой норме не указываются порядок и сроки обжалования дей­ствий (бездействия) опекуна, порядок и сроки рассмотрения жалобы подопечного органом опеки, вид принимаемого по делу документа (ре­шения), требование о его мотивированности, порядок его направления (вручения) заявителю и, возможно, - опекуну, чьи действия обжаловались. Традиционные отсылки к другим законодательным актам или еще не принятым постановлениям Правительства РФ здесь также отсутствуют.

Таким образом, Закон ставит недееспособного в заведомо прои­грышное положение. Право гражданину дано, а вот механизм его реа­лизации не предусмотрен.

5. Прекращение опеки

5.1. Закон называет четыре случая, при которых опека прекраща­ется (ст. 29):

1) в случае смерти опекуна либо подопечного;

2) по истечении срока действия акта о назначении опекуна;

3) при освобождении либо отстранении опекуна от исполнения своих обязанностей;

4) в случаях, предусмотренных ст. 40 ГК РФ (вынесение судом ре­шения о признании подопечного дееспособным).

Такая классификация представляется не вполне корректной. В случае смерти подопечного или при восстановлении его дееспособ­ности опека действительно прекращается. Однако в иных ситуациях (смерть опекуна, истечение срока действия акта о его назначении, осво­бождение либо отстранение опекуна от исполнения обязанностей) опека прекратиться не может, так как лицо продолжает оставаться не­дееспособным, а потому нуждается в опеке. Недаром в ГК РФ основа­нием для прекращения опеки считается лишь признание подопечного дееспособным (ст. 40), а освобождение и отстранение опекуна (ст. 39) таковыми основаниями не считаются.

По нашему мнению, прекращение прав и обязанностей конкретно­го опекуна не может и не должно прекращать опеку. Может встать вопрос о продлении или переоформлении акта о назначении опекуна, если ис­тек срок действия этого акта; о замене опекуна (о назначении нового опекуна или о заключении с ним договора) либо о временном исполне­нии опекунских обязанностей органом опеки, пока опекун не будет на­значен. В противном случае недееспособный окажется в явно уязвимом положении, когда прежнего опекуна у него уже нет, а нового еще нет.

Если следовать логике Закона и опека в отношении недееспособ­ного, лишившегося опекуна действительно прекращается, то получает­ся, что вслед за потерей опекуна недееспособный утрачивает статус подопечного, а значит, на время выпадает из сферы действия Феде­рального закона "Об опеке и попечительстве", оказываясь "вне закона". Кто будет в этот промежуток времени о нем заботиться, если не орган опеки?

Неудачная формулировка ст. 29 Закона позволяет органу опеки самоустраниться от исполнения своих прямых обязанностей.

5.2. Закон внес изменения в основания для освобождения, а также отстранения опекуна от исполнения им своих обязанностей.

5.2.1. Освобождение опекуна от обязанностей. Если в соответствии с ранее действовавшей редакцией п. 2 ст. 39 ГК РФ опекун мог быть освобожден от исполнения обязанностей по его просьбе лишь при на­личии уважительных причин (болезнь, изменение имущественного по­ложения, отсутствие взаимопонимания с подопечным и т. п.), то теперь по правилам ч. 3 ст. 29 Закона и п. 2 ст. 39 ГК РФ в новой редакции на­личия таких причин не требуется. Кроме того, основанием для освобож­дения опекуна от обязанностей (в т. ч. временно) может служить воз­никновение противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна. При этом в Законе не предусмотрена возможность освобож­дения опекуна от его обязанностей по просьбе самого подопечного.

Желание подопечного (разумеется, в тех случаях, когда это воз­можно) должно не только учитываться при назначении опекуна, как того требует п. 3 ст. 35 ГК РФ, но и влиять на возможность продолжения ис­полнения опекуном своих обязанностей.

5.2.2. Отстранение опекуна от обязанностей.

Закон допускает отстранение опекуна от обязанностей в следующих случаях:

1) при ненадлежащем исполнении возложенных на него обязан­ностей;

2) при нарушении прав и законных интересов подопечного, в т. ч. при осуществлении опеки в корыстных целях либо при оставлении по­допечного без надзора и необходимой помощи;

3) при выявлении органом опеки фактов существенного нарушения опекуном установленных федеральным законом или договором правил охраны имущества подопечного и (или) распоряжения его имуществом.

Четким такое подразделение назвать нельзя. Очевидно, что первый случай не имеет принципиальных отличий от двух других и носит более общий характер. Так, оставление подопечного без надзора (п. 2) или нарушение правил распоряжения его имуществом (п. 3) - проявления ненадлежащего исполнения опекунских обязанностей (п. 1). Об этом же свидетельствует и формулировка п. 3 ст. 49 ГК РФ, оставшаяся после принятия Закона без изменения.

Излишне оценочным, т. е. целиком зависящим от усмотрения орга­на опеки, представляется третье основание для отстранения опекуна -существенность нарушения им правил охраны или распоряжения иму­ществом подопечного.

5.3. При обнаружении в действиях опекуна оснований для привле­чения его к административной, уголовной или иной ответственности Закон обязывает орган опеки принять соответствующие меры (в сроки, установленные ст. 30 Закона) для привлечения его к ответственности.

* * *

Подводя итоги рассмотрения Федерального закона от 24.04.2008 № 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве", следует с сожалением конста­тировать его несовершенство по большинству позиций, а также уста­новление своего рода "табу" на упоминание о правах, которые могут осуществлять сами недееспособные граждане.

Недееспособность, по нашему мнению, относится к одному из наи­менее развитых институтов гражданского права, одному из "белых пятен" или, скорее, "черных дыр" российского законодательства. Чтобы предот­вратить тот или иной неверный шаг со стороны лица с психическим расстройством путем признания его недееспособным, суд, руководству­ясь законодательством и "благими намерениями" (а также испытывая некоторое предубеждение против психически больных), одним махом лишает гражданина возможности лично реализовывать сразу все при­надлежащие ему права, а многих прав лишает вовсе (избирательного права, права вступать в брак и др.).

Воцаряется своего рода презумпция того, что данное лицо не по­нимает и в принципе не может понимать ничего, что происходит вокруг него. В одночасье лицо якобы полностью перестает себя контролировать, причем сразу во всем. Зарубежным законодательством, в отличие от российского, лицо признается недееспособным лишь частично, т. е. в какой-либо определенной сфере правоотношений.

Такой надежный способ тотального лишения человека прав получил широкое распространение. С 1994 по 2004 г. число судебно-психиатрических экспертиз по делам о признании лица недееспособным в целом по России выросло в 3,4 раза. Более чем в 90% случаев эксперты вы­носят заключение о неспособности гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, и суд с ними соглашается. Вопрос о правах, которые граждане, лишенные дееспособности, могут осущест­влять самостоятельно, не получил закрепления ни в Федеральном за­коне "Об опеке и попечительстве", ни в обновленной редакции ряда статей ГК РФ.

Единственное (и при этом косвенное) упоминание о правах подо­печного (а значит, и недееспособного) на осуществление самостоятель­ных действий содержит ст. 37 ГК РФ. В ней указывается, что доходы подопечного расходуются его опекуном, за исключением доходов, кото­рыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно. Однако где именно записано это право подопечного и о каких доходах идет речь - ГК РФ умалчивает.

Как и прежде, ГК РФ предусматривает специальные нормы (ст. 26 и 28), содержащие перечни прав (действий), которые малолетние (т. е. фактически также не обладающие дееспособностью граждане) и несо­вершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет (не полностью дееспособные граждане) могут осуществлять самостоятельно (!), без согласия закон­ных представителей.

Даже разработка Федерального закона не подтолкнула его авторов к мысли о необходимости ввести в ГК РФ аналогичную статью в отно­шении недееспособных. Неопределенность в этом вопросе развязыва­ет руки и опекунам, и органам опеки. Отношение к недееспособным в Законе можно охарактеризовать как отношение к неодушевленным предметам, которым можно, например, "переменить" место жительства (ст. 20) и т. п.

Помимо содержательных, концептуальных проблем возникают и организационно-правовые. Закон действует почти два года, однако во­просы, отнесенные Законом к компетенции Правительства Российской Федерации, до настоящего времени не решены в полном объеме. Под­законный акт принят Правительством Российской Федерации только в отношении несовершеннолетних граждан - это постановление от 18.05.2009 № 423 "Об отдельных вопросах осуществления опеки и по­печительства в отношении несовершеннолетних граждан". В отношении совершеннолетних недееспособных граждан такого постановления Правительства Российской Федерации еще нет. Таким образом, Закон не в полной мере обеспечен механизмом реализации.

По данным ученых из Университета Лома Линда (США), упо­требление большого количества орехов позволяет стабилизи­ровать уровень холестерина в крови.

В исследовании приняли участие 583 добровольца с высоким и нормальным уровнем холестерина. В среднем участники съедали 67 г орехов в день. Такая доза способствовала 5-процентному сни­жению общей концентрации холестерина, 7-процентному сокраще­нию липопротеинов низкой плотности и 8-процентному изменению соотношения липопротеинов низкой и высокой плотности. Кроме того, у лиц с повышенным уровнем триглицеридов их уровень сни­зился на 10,2%.

Орехи богаты растительными белками, жирами, особенно ненасыщенными жирными кислотами, пищевыми волокнами, мине­ралами, витаминами и другими полезными соединениями, такими как антиоксиданты и фитоэстеролы. Различные виды орехов дей­ствовали одинаково положительно, потенциально сокращая риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, поэтому специалисты рекомендовали употреблять орехи для снижения риска коронарной болезни сердца и уменьшения уровня липидов в крови, в том числе жира и холестерина.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Новые документы

Закупки по 44-ФЗ
Квалификация
Платные услуги
Популярное у экономистов медучреждений
Популярное у главных медсестер

Мероприятия




Интервью

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Алексей ПИНЧУК: журналу «Здравоохранение». Главные темы беседы – изменение правового поля донорства в России





Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2016. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×