Служебный подлог в практике лечебно-профилактического учреждения: судебное разбирательство

7368

Медицинская документация является не только юридическим, но и в т. ч. финансовым документом, согласно которому осуществляются расчеты между учреждением здравоохранения и фондом обязательного медицинского страхования, а также определяются плановые объемы медицинской помощи для муниципальных ЛПУ. Как показывает судебная практика, нередко этот аспект становится провоцирующим фактором для осуществления служебных манипуляций.

Пушкинский городской суд Московской области 28 февраля 2006 г. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Ф., заведующей гинекологическим отделением муниципального ЛПУ (далее – МЛПУ), и М., врача акушера-гинеколога МЛПУ, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ – “Злоупотребление должностными полномочиями – использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства”. По итогам судебного разбирательства суд установил виновность Ф. и М. по другой статье – ст. 292 УК РФ – служебный подлог, т. е. внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти действия совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.

Преступления были совершены при следующих обстоятельствах.

МЛПУ является медицинским учреждением, входящим в систему обязательного медицинского страхования (далее – ОМС). Договор на предоставление лечебно-профилактической помощи (медицинских услуг) по ОМС заключен со страховой медицинской организацией ООО “Страховая медицинская компания РЕСО-Мед”, которая обязуется оплачивать медицинскую помощь, оказанную МЛПУ, в режиме “аванс – окончательный расчет”. ООО “Страховая медицинская компания РЕСО-Мед”, в свою очередь, финансируется Московским областным фондом обязательного медицинского страхования (далее – МОФОМС). МЛПУ имеет согласованные объемы медицинской помощи по профилям отделений для оплаты медицинской помощи.

Ф. осуществляла свои должностные обязанности на основании должностной инструкции заведующего гинекологическим отделением МЛПУ, п. 1.4 которой предусматривает знание:
 • основ хозрасчета бюджетно-страховой медицины;
 • основ медицинского страхования;
 • основ функционирования бюджетно-страховой медицины и обеспечения санитарно-профилактической и лекарственной помощи населению.
В должностные обязанности Ф. входило:
 • осуществление непосредственного руководства деятельностью медицинского персонала отделения;
 • контроль за правильностью диагностики и объема лечебно-диагностических мероприятий, проводимых врачами отделения, выполнение согласованных объемов по ОМС;
 • осуществление контроля за правильностью и своевременностью оформления персоналом медицинской документации, в т. ч. предусмотренной в системе ОМС.

В ходе предварительного следствия было установлено, что 9 января 2004 г. пациентка А. обратилась в гинекологическое отделение МЛПУ, где ей была произведена операция по прерыванию беременности. В период с 9 января по 5 февраля 2004. г. (более точное время не установлено) Ф. оформила на имя А. медицинскую карту стационарного больного и карту больного дневного стационара гинекологического отделения МЛПУ, в которые были внесены заведомо ложные сведения о сроках прохождения лечения. Согласно этим данным, А. находилась на стационарном лечении в гинекологическом отделении МЛПУ в период с 9 по 16 января 2004 г., а в период с 16 по 22 января 2004 г. проходила лечение в дневном стационаре указанного отделения. Медицинские карты заполнялись Ф., которая, являясь должностным лицом – заведующей гинекологическим отделением, из корыстной и личной заинтересованности, с целью получения материальной выгоды в виде премий за квартал, полугодие, год для себя и сотрудников отделения, (в соответствии с приложением № 11 к Коллективному договорумуниципального учреждения здравоохранения на 2004–2007 гг. сотрудники МЛПУ премируются при выполнении согласованных объемов оказания медицинской помощи на 100% по стационарным отделениям), а также для повышения показателей работы отделения внесла в официальные медицинские документы – медицинскую карту стационарного больного и медицинскую карту дневного стационара – заведомо ложные сведения о сроках прохождения лечения А. На основании этих данных были сформированы реестры и счета-фактуры за оказанную медицинскую помощь и перечислены денежные средства на счет МЛПУ: 2477,22 руб. – за лечение в стационарном отделении и 1522,47 руб. – за лечение в дневном стационаре.

Аналогичная процедура произведена врачом акушером-гинекологом Д. гинекологического отделения МЛПУ с медицинской документацией пациентки Б. Десятого июня 2004 г. ей была выполнена операция по прерыванию беременности, однако в медицинских картах указано стационарное лечение в гинекологическом отделении – с 24 июня по 2 июля 2004 г., лечение в дневном стационаре – с 3 по 8 июля 2004 г. Заведующая отделением Ф. утвердила в официальных медицинских документах – медицинской карте стационарного больного и медицинской карте дневного стационара – заведомо ложные сведения о сроках прохождения лечения Б. На основании этих данных были сформированы реестры и счета-фактуры за оказанную медицинскую помощь и перечислены денежные средства на счет МЛПУ: 2884,68 руб. – за лечение в стационарном отделении и 1522,47 руб. – за лечение в дневном стационаре.

В течение марта и апреля 2004 г. за медицинской помощью в гинекологическое отделение МЛПУ обратились еще 5 пациенток, на которых были оформлены аналогичные медицинские карты стационарного больного, куда Ф. внесла заведомо ложные сведения о сроках прохождения лечения. На основании этих данных на счет МЛПУ были перечислены денежные средства.

Врач акушер-гинеколог М. в период с 24 мая по 6 июня 2004 г. являлась исполняющей обязанности заведующего гинекологическим отделением во время нахождения последней в ежегодном отпуске. В мае 2004 г. (более точное время в ходе следствия не установлено) в гинекологическое отделение МЛПУ обратилась Л., женщине была произведена операция по прерыванию беременности. На имя Л. исполняющей обязанности заведующей гинекологическим отделением М. была заведена медицинская карта стационарного больного, в которую внесены заведомо ложные сведения о сроках прохождения лечения – с 25 по 31 мая 2004 г. На основании этих данных МЛПУ были перечислены денежные средства в размере 2183,51 руб.

Допрошенные в судебном заседании подсудимые Ф. и М. виновными себя не признали и показали, что вносили в указанные медицинские документы лишь те данные, которые соответствовали действительности. Почему пациентки отрицают факт нахождения в стационаре, подсудимые пояснить не смогли.

Несмотря на то что подсудимые Ф. и М. виновными себя не признали, вина их подтверждается совокупностью собранных и исследованных в судебном заседании доказательств:
 • рапортами об обнаружении признаков преступления – внесения заведомо ложных сведений в стационарную карту пациентов;договором с ООО “Страховая медицинская компания РЕСО-Мед” от 15.01.2003 на предоставление лечебно-профилактической помощи по обязательному медицинскому страхованию;
 • приложением к договору – согласованными годовыми объемами медицинской помощи на 2004 г., оказываемыми жителям района в МЛПУ;
 • реестрами медицинской помощи, на основании которых проводились перечисления денежных средств на лечение указанных больных;
 • коллективным договором МУЗ на 2004–2007 гг. с приложением № 11 к нему – положением о премировании медицинских работников;
 • приказами по ЛПУ, согласно которым Ф. являлась заведующей гинекологическим отделением, а М. исполняла обязанности заведующей гинекологическим отделением на период ежегодного отпуска Ф.;
 • должностной инструкцией заведующего гинекологическим отделением, согласно которой заведующий относится к категории руководителей и осуществляет организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, в т. ч. непосредственное руководство деятельностью персонала отделения, распределяет больных между врачами отделения, решает вопросы выписки больных, проверяет и подписывает истории болезни и эпикризы, обеспечивает ведение учетно-отчетной документации, осуществляет контроль за сохранностью и использованием медицинского оборудования, контролирует правильность выписки, получения и хранения лекарственных, сильнодействующих средств, составляет график операций на неделю, контролирует режим дня, общее и лечебное питание больных, обеспечивает рациональную расстановку и перемещение кадров;
 • справками пациентов, согласно которым пациенты находились на рабочем месте в период, указанный в медицинских документах как период их госпитализации;
 • показаниями представителя потерпевшего Кочергиной Г.А., свидетелей Старченко А.А., пациентов в судебном заседании, свидетелей Ч., А., Л. на предварительном следствии, оглашенными в судебном заседании.

Представитель потерпевшего – МОФОМС – Кочергина Г.А. показала в судебном заседании, что МОФОМС является государственным учреждением, средства фонда формируются из отчисляемых средств на ОМС, т. е. представляют собой государственные средства, распорядителем которых является МОФОМС. Объемы оказанной медицинской помощи согласовываются Министерством здравоохранения Московской области в лице специалиста, ответственного за данный раздел деятельности, и МОФОМС в лице работника, ответственного за данный раздел деятельности, на основании данных, представляемых главным врачом лечебного учреждения, о том, что каждое отделение больницы может выполнить объем медицинской помощи, выраженный в койко-днях, на предстоящий год. Лечебное учреждение составляет заявку на объем медицинской помощи на предстоящий год, от этого зависит финансирование этого учреждения. МОФОМС оценивает, что выполнено лечебным учреждением за предстоящий период, а Министерство здравоохранения Московской области – возможности этого лечебного учреждения, его мощности, а также потребности населения территории в медицинской помощи. Утвержденные, согласованные к оплате объемы медицинской помощи учреждение должно подтвердить счетами заоказанную медицинскую помощь в течение предстоящего года, от этого зависят будущее финансирование и структура данного лечебного учреждения. Должен быть заключен договор между лечебным учреждением и страховым обществом на предоставляемую лечебно-профилактическую помощь, которую лечебное учреждение обязуется выполнить в объеме, утвержденном Министерством здравоохранения Московской области и МОФОМС. Объемы оказанной медицинской помощи зависят от организации работы учреждения здравоохранения. В нештатных ситуациях (эпидемия, образование нового населенного пункта и т. п.) главный врач вправе обратиться с вопросом об увеличении или снижении объема оказанной медицинской помощи.

Свидетель М. дала в судебном заседании аналогичные показания, пояснив при этом, что сотрудники больницы в соответствии с приложением № 11 к Коллективному договору на 2004–2007 гг. премируются при выполнении согласованных объемов оказания медицинской помощи на 100% по стационарным отделениям.

Свидетель Старченко А.А. показал в судебном заседании, что ООО “Страховая медицинская компания РЕСО-Мед” получает финансовые средства от МОФОМС для оплаты медицинской помощи, оказанной их застрахованным в данном учреждении здравоохранения. Учреждение здравоохранения ведет учет оказанной медицинской помощи и в периоды, предусмотренные договором, формирует на основании медицинских карт стационарного больного реестры пролеченных пациентов и счет-фактуру на оплату оказанной помощи. Эксперт страховой компании проверяет реестр на предмет соответствия оказанной медицинской помощи областной программе ОМС, отбирает случаи для плановой и целевой экспертиз качества оказанной медицинской помощи, в процессе которых непосредственно сличает данные о сроках госпитализации, указанные в реестре и в медицинских картах. В случае обнаружения дефектов оказанной медицинской помощи, отсутствия необходимости госпитализации или ее необоснованности, невыполнения фактического числа указанных в реестре и счете-фактуре койко-дней госпитализации эксперт составляет акт, который представляет для ознакомления главному врачу. Эксперт исключает из оплаты эти случаи, а также применяет штрафные санкции. Главный врач вправе обжаловать акт страховой компании в МОФОМС, который принимает окончательное решение.

В рассматриваемом случае у эксперта не вызвала сомнений подлинность данных, указанных в реестре, представленном главным врачом в страховую компанию для оплаты, т. к. средние сроки госпитализации соответствовали средним нормативным и утвержденным среднепрофильным данным Министерства здравоохранения Московской области. Поэтому медицинские карты не запрашивались для целевой экспертизы. Записи в медицинских картах обязан делать лечащий врач в соответствии с фактическими данными о больном, но в обязанности заведующего отделением вменяется совершение обходов больных отделения с оформлением записи в медицинской карте и проверка записей лечащего врача в медицинской карте. Если пациент выписывается раньше, чем это было запланировано, заведующий отделением обязан проверить обоснованность выписки и эффективность лечения, которая должна быть указана в выписном эпикризе, в т. ч. и обоснованность перевода в дневной стационар. После этого медицинскаякарта направляется заместителю главного врача по лечебной части, который дает окончательное разрешение на выписку пациента.

Свидетель П. – главный врач МЛПУ – показал в судебном заседании, что Ф. и М., исполняя обязанности заведующего гинекологическим отделением, осуществляли организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции согласно должностной инструкции.

Свидетель – пациент А. показала и судебном заседании, что в январе 2004 г. она обращалась в гинекологическое отделение больницы для производства платной операции по прерыванию беременности и в тот же день вышла на работу. Ни в круглосуточном, ни в дневном стационаре она не находилась, больничный лист не оформляла. Позже в гинекологическое отделение МЛПУ не обращалась. Свидетель Ч. на предварительном следствии дала аналогичные показания.

Свидетель Б. показала в судебном заседании, что 10 июля 2004 г. она обратилась для производства платной операции по прерыванию беременности в гинекологическое отделение больницы, где пробыла приблизительно с 8 до 13 ч. После операции никаких предложений о прохождении лечения в стационаре либо амбулаторно от врачей не поступало, больничный лист не оформлялся. Свидетель – мать Б. дала в судебном заседании аналогичные показания, пояснив при этом, что никаких осложнений у дочери не было.

Свидетель А. показала на предварительном следствии, что в апреле 2004 г. она обратилась за медицинской помощью в гинекологическое отделение больницы, где пробыла около 9 дней, до 30 апреля 2004 г. Дальнейшего лечения в гинекологическом отделении не проходила, в дневной стационар не переводилась, а уехала с мужем в Тверскую область на отдых. Свидетель – муж А. дал в судебном заседании аналогичные показания.

Свидетель Д. показала в судебном зеседании, что в апреле 2004 г. она обратилась в гинекологическое отделение больницы для производства платной операции по прерыванию беременности. В отделение она пришла около 9 ч и покинула его в тот же день около 15 ч; ни в круглосуточном, ни в дневном стационаре не лечилась. Свидетель К. в судебном заседании дал аналогичные показания.

Свидетель Л. показала на предварительном следствии, что она обращалась в гинекологическое отделение больницы для производства платной операции по прерыванию беременности. После операции, в тот же день, она покинула гинекологическое отделение. Через 2 или 3 недели Л. обратилась в женскую консультацию по поводу осложнения, ей была назначена медикаментозная терапия. Лечение не дало результатов, поэтому Л. повторно обратилась в то же гинекологическое отделение, где ей была произведена повторная, уже бесплатная операция. Через 3 ч после производства повторной операции Л. покинула гинекологическое отделение.

Свидетель П. показала в судебном заседании, что 18 июля 2004 г. она обращалась в гинекологическое отделение для производства платной операции по прерыванию беременности. В отделении находилась с 9 до 14 ч. Стационарного лечения не получала, дневной стационар не посещала. Больничный лист П. не оформляла, т. к. в тот период находилась в отпуске по уходу за ребенком.Свидетель Р. показала в судебном заседании, что обращалась в гинекологическое отделение больницы, где проходила стационарное лечение в период с 10 по 12 февраля 2004 г. Дневной стационар не посещала.

Свидетель Л. показала в судебном заседании, что в мае 2004 г. она обращалась в гинекологическое отделение для производства платной операции прерывания беременности, в больнице пробыла с 8.30 до 14 ч. Ни в круглосуточном, ни в дневном стационаре не находилась.

Оценив все доказательства в их совокупности, суд нашел вину подсудимых Ф. и М. полностью установленной и квалифицировал их действия по ст. 292 УК РФ – служебный подлог, т. е. внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти действия совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.

Суд не нашел достаточных оснований для квалификации действий Ф. и М. по ст. 285 ч. 1 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями, поскольку ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не было получено данных, что этими действиями подсудимых были существенно нарушены права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства. Кроме того, государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения Ф. и М. по ст. 285 ч. 1 УК РФ по вышеизложенным основаниям и просил квалифицировать их действия по ст. 292 УК РФ.

Объяснения Ф. и М. о том, что они не вносили заведомо ложные сведения в медицинские карты больных, суд нашел несостоятельными, поскольку они опровергаются приведенными выше доказательствами, в т. ч. показаниями свидетелей. Эти объяснения суд расценил как попытку избежать уголовной ответственности за содеянное.

Свидетель Д., врач акушер-гинеколог гинекологического отделения МЛПУ, сообщил в судебном заседании, что при поступлении пациента в гинекологическое отделение, после осмотра сестрой приемного отделения, заводится медицинская карта больного. Записи в медицинскую карту производит лечащий врач пациента. После прохождения лечения составляется эпикриз, и медицинская карта пациента направляется заведующему отделением, который проверяет ее, определяет правильность проведенного лечения, а также правильность заполнения карты. Проверенная карта подписывается заведующим отделением. Д. сообщил, что ему известно о том, что медицинские работники премируются по показателям выполнения согласованных объемов оказания медицинской помощи на 100% по стационарным отделениям, т. е. в зависимости от количества койко-дней, проведенных пациентами в стационаре. Он являлся лечащим врачом части пациенток, которые проходили лечение в гинекологическом отделении согласно срокам, указанным в медицинских документах. Почему эти лица отрицали факт нахождения их в стационаре, пояснить не смог.

Суд критически отнесся к показаниям Д., поскольку тот является коллегой подсудимых Ф. и М., т. е. лицом, заинтересованным в исходе дела, и расценил его показания как попытку помочь Ф. и М. избежать уголовной ответственности за содеянное.

При назначении наказания подсудимым Ф. и М. суд учел общественную опасность совершенного ими преступления, данные о личности подсудимых, их положительные характеристики, то, что они ранее не судимы. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено. Руководствуясь ст. 307–309 Уголовно-процессуального кодекса РФ, суд приговорил:
 • Ф. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, и назначить ей наказание в виде штрафа в размере 5 тыс. руб.;
 • М. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, и назначить ей наказание в виде штрафа в размере 3 тыс. руб.;
 • меру пресечения Ф. и М. – подписку о невыезде – отменить.

В данном деле имеется несколько особенностей, которые должны учитываться руководителями учреждений здравоохранения – должностными лицами – потенциальными субъектами для обвинения в похожих ситуациях.

Во-первых, суд не нашел достаточных оснований для квалификации действий должностных лиц по ст. 285 ч. 1 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями. Эта позиция суда выглядит проявлением лояльности судебных органов к медицинским работникам, а также попыткой снять часть обвинений с должностных лиц. Проявление лояльности происходит в силу высокого авторитета врачебной деятельности в России, но в связи с реализацией приоритетного национального проекта “Здоровье” и направлением существенных для бюджета страны денежных средств в здравоохранение не будет длиться бесконечно, т. к. общество начинает понимать, что денежные средства в здравоохранении имеются, следовательно, ссылки на безденежье уже не будут приниматься во внимание. В данном случае законные интересы государства и граждан в процессе оказания им медицинской помощи были явно нарушены: все пациентки заявили, что госпитализировались в отделение гинекологии для производства операции по прерыванию беременности на платной основе. Программа государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи, утвержденная постановлением Правительства РФ от 11.09.1998 № 1096 (с изм. и доп.), предусматривает:

“II. Перечень видов медицинской помощи Гражданам Российской Федерации в рамках Программы бесплатно предоставляются:
<…> в) стационарная помощь:
<…> при патологии беременности, родах и абортах.

 III. Базовая программа обязательного медицинского страхования

В рамках базовой программы обязательного медицинского страхования граждан Российской Федерации предоставляется амбулаторно-поликлиническая и стационарная помощь в учреждениях здравоохранения независимо от их организационно-правовой формы <…> при беременности, родах и в послеродовом периоде, включая аборты”.

Московской областной программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи, утвержденной постановлением Правительства Московской области от 29.05.2000 № 40/6 (с изм. и доп.) также предусматривалось оказание населению Московской области стационарной помощи бесплатно при патологии беременности, родах и абортах.

Таким образом, законные интересы граждан в данном случае пострадали, т. к. на них незаконно возложили обязанность оплаты медицинской помощи, которую они вправе были получить бесплатно в соответствии с действующим законодательством.

Пострадали в данном случае и интересы государства, т. к. за оказанную медицинскую помощь учреждение здравоохранения выставило счета дважды – пациенткам и государству в лице страховой медицинской организации и территориального фонда ОМС.

Переквалификация преступления со ст. 285 УК РФ “Злоупотребление должностными полномочиями” на ст. 292 УК РФ “Служебный подлог” является смягчением обвинения, т. к. последняя статья не предусматривает в качестве наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Во-вторых, в процессе расследования дела прокуратурой сотрудники страховой медицинской компании неоднократно предлагали руководству учреждения здравоохранения в добровольном порядке обратиться к страховщику с письмом, где было бы изложено, что по ошибке (в результате сбоя в работе программного оборудования или иного обстоятельства) в реестре пролеченных пациентов оказались позиции, период госпитализации в которых указан ошибочно. От учреждения требовалось перечислить позиции и сообщить реальные сроки госпитализации. В результате рассмотрения такого письма эксперт страховой компании применил бы финансовые санкции в отношении учреждения здравоохранения. На основании акта медико-экономической экспертизы за указанные месяцы сотрудники, по ошибке премированные, были бы депремированы. В результате исчезла бы основная характеристика преступления – корыстная заинтересованность. Однако по неизвестным причинам такое письмо в адрес страховой медицинской организации отправлено не было.

Таким образом, искажение медицинской документации путем изменения данных или внесения ложной информации недопустимо со стороны медицинского работника любого уровня, как лечащего врача, так и должностного лица. Необходимо помнить, что в случае такого искажения первичных медицинских документов всегда найдутся “сотрудники” или свидетели, которые обязательно воспользуются этой компрометирующей информацией с далеко идущими служебными и внеслужебными последствиями. Именно это обстоятельство делает риск выявления подобных правонарушений реальным и практически неотвратимым.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Интервью

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Алексей ПИНЧУК: журналу «Здравоохранение». Главные темы беседы – изменение правового поля донорства в России




Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2016. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль