Судебно-медицинская экспертиза по гражданским делам – проблемы и перспективы

3613

Отправной точкой практической и экспертной медицинской деятельности служит медицина как система научных знаний и практических мер, объединяемых целью распознавания, лечения и предупреждения болезней, сохранения и укрепления здоровья и трудоспособности людей, продления жизни. Изучение дефектов оказания медицинской помощи – актуальная задача судебно-медицинской экспертизы. (1)

В рамках исследования состояния судебно-медицинских экспертиз по гражданским делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг мы изучили заключения судебно-медицинских экспертов за 1998–2010 гг. Следует отметить, что большинство исков содержали претензии к стоматологическим клиникам и конкретно к врачам-стоматологам. Далее следовали иски к специалистам акушерско-гинекологического профиля, хирургического профиля и к специалистам в области косметологии. Методом случайной выборки для исследования было отобрано 44 заключения.

Половозрастные и прочие характеристики истцов, как и география судебного рассмотрения дел, для целей настоящего исследования значения не имели. В 25 (56,8%) случаях иски были предъявлены к коммерческим организациям (в основном это общества с ограниченной ответственностью), в 2 (4,5%) случаях – к физическим лицам (частнопрактикующим врачам),в оставшихся 17 (38,6%) случаях –к государственным и муниципальным учреждениям здравоохранения (специализированным стоматологическими многопрофильным). Во всех заключениях указан разный повод обращения в суд.Результаты исследования ››

По формулировке заключений судебно-медицинской экспертизы (далее – СМЭ) их можно распределить на несколько групп:
1) о расторжении договора и возмещении материального и морального вреда (взыскании убытков, неустойки, компенсации) – всего 6 (13,6%);
2) о компенсации морального вреда – всего 3 (6,8%);
3) о возмещении материального и морального вреда (только морального вреда, ущерба, вреда здоровью, убытков) – всего 23 (52,3%);
4) о взыскании ущерба и морального вреда (денежных средств, неустойки, только морального вреда) – всего 9 (20,5%);
5) о защите прав потребителей –всего 2 (4,5%);
6) о признании лечения нерациональным и неправильным – всего 1(2,3%).

Ни в одном из рассмотренных заключений СМЭ не приводятся нормы права, на которые истец ссылается в обоснование своих требований к ответчику. В каждом случае указаны вопросы, сформулированные в определении суда, и даны ответы на них. Однако ответов судебно-медицинской экспертной комиссии существенно меньше, чем поставленных перед ней вопросов: на 316 вопросов получено 234 ответа (74,1%). В среднем по каждому делу сформулировано 7,2 вопроса (от 2 до 21) и получено5,3 ответа (от 1 до 19).

По 44 делам разница составляет82 пункта, то есть по каждому делу совокупность ответов всегда приблизительно на 2 пункта меньше, чем совокупность вопросов. В целом число вопросов и ответов по 44 заключениям СМЭ совпадает лишь в 16 случаях (36,4%) – чуть более трети. При этом в 2 случаях (4,5%)ответы даны вообще произвольно и не соответствуют поставленным вопросам. Иными словами, в 28 случаях(63,6%) комиссия СМЭ ответила на то количество вопросов, сформулированных в определении суда, которое счел нужным председатель комиссии.

Причинно-следственная связь, исходя из поставленных в определении суда вопросов, подлежала установлению в 20 случаях (45,5%). Прямая причинно-следственная связь была установлена в 2 случаях (4,5%), не установлена в 9 (20,5%), в 5 (11,4%) – “невозможно ответить”: всего 16 случаев(36,4%). В 4 случаях (9,1%) причинно-следственная связь не устанавливалась несмотря на поставленный вопрос. В 1 случае (2,3%) комиссия экспертов сочла невозможным ответить по поводу причинно-следственной связи, несмотря на отсутствие вопроса о ней в определении суда. В 24 случаях(54,5%) вопрос о причинно-следственной связи не поднимался.

Примечательно следующее наблюдение.
Во-первых, ни в одном из случаев комиссия СМЭ не приводит обоснования. Лишь в 3 случаях (6,8%) даны ссылки на доктринальные источники, однако лишь как подтверждение положения на выходе, а не как операнды в процессе анализа. Иными словами, по меньшей мере, в 93,2% случаев выводы экспертов, возможно, правильны, но однозначно голословны.
Во-вторых, комиссия СМЭ нередко выходит за пределы своих полномочий и предмета судебной медицины. В 5 случаях (11,4%) судебно-медицинские эксперты дали юридическую справку. Так, например, на вопрос, требуется ли, согласно действующим правилам, получение письменного согласия пациента на проведение лечения, согласовывается лив письменном виде с пациентом план лечения, эксперты дали развернутый ответ со ссылками на действующие на тот момент законодательные акты. В 4 случаях (9,1%) эксперты указали на ведомственный (в 1 случае регионального уровня) норматив (применительно к частным медицинским организациям). Особо популярными в этих случаях были фразы “медицинская карта стоматологического больного заполнена не по утвержденной форме 043/у” или «не соответствует требованиям к ее ведению, утвержденным действующими приказами Минздрава СССР от 09.06.1986 № 818 “О мерах по сокращению затрат времени медицинских работников наведение медицинской документации и упразднении ряда учетных форм” и от 04.10.1980 № 1030 “Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения” с последующими изменениями и дополнениями». В 3 случаях (6,8%)судебно-медицинские эксперты готовы были дать и экономическую справку (“сколько стоит”), но не дали ее лишь“за отсутствием методик расчета”.
В-третьих, хотя и редко (2–4,5%),но в выводах СМЭ допускаются сослагательность формулировок и вероятностные суждения (“могло привести”).

Анализ вопросов, поставленных перед судебно-медицинской экспертной комиссией, позволил распределить их на несколько групп в зависимости от того, в каком поле стороны пытались решить в суде свой спор.

Первую группу составили 12 дел(27,3%), для которых, судя по вопросам в постановлении суда, был характерен юридический приоритет разрешения спора. Это, как правило, вопросы о том, что было предпринято и каковы результаты, имелись ли недостатки, какие и чем подтверждены, обусловлены ли последствия недостатками пособия, о влияющих факторах и сроках. Именно в этой группе вопросы в каждом случае касались причинно-следственной связи. В среднем в этой группе в каждом случае поставлено 5,4 вопроса и на них получено 3,7 ответа.

Во вторую группу вошли 12 дел (27,3%), из вопросов в постановлении суда которых было очевидно, что стороны столкнулись на медицинском поле. Кратко эту группу заключений СМЭ можно было бы охарактеризовать, как это сформулировано в одном из заключений в качестве повода к иску – “о признании лечения нерациональными неправильным”. Это вопросы от кратких (соответствуют ли зубные протезы особенностям прикуса) до пространных (могло ли ортодонтическое лечение ограничиться исправлением положения и зубы при таких ограничениях встать в правильную позицию, может или нет искривление корней зуба быть причиной длительных застойных явлений в области верхушки корней зуба; как можно достигнуть оптимального соотношения (окклюзии) между верхним и нижним зубными рядами и т. д.). В этой группе заключений вопросы о причинно-следственной связи просто не поднимались. В среднем в каждом случае было поставлено 7,8 вопроса и на них получено 6,2 ответа.

Третья группа состояла из 14 дел(31,8%), по которым, как можно судить из диаметральных различий вопросов, велась позиционная борьба между сторонами: одна – на юридическом, другая – на медицинском поле. Вопросы о причинно-следственной связи в этой группе возникли в 9, т. е.почти в двух третях случаев (64,3%). В среднем в этой группе в каждом случае было поставлено 9,9 вопроса и на них получено 7,1 ответа.

Наконец, четвертую группу составили 6 дел (13,6%). Судя по вопросам в постановлении суда, стороны состояли в каком-то вялом, дежурном споре, без противостояния интересов и без стремления к победному разрешению дела. Вопросы о причинно-следственной связи в этой группе вообще не поднимались. В среднем в этой группе в каждом случае поставлено 3,3 вопроса и на них получено 2,7 ответа.

Таким образом, самой многочисленной, с наибольшим количеством вопросов и ответов стала группа, в которой очевидно противостояние сторон на разных (юридическом и медицинском) полях, а самой немногочисленной, с наименьшим количеством вопросов и ответов – группа, где противостояние сторон процесса практически незаметно.

Следует отметить и тот факт, что ни в одной из анализированных экспертиз по материалам дела не указано на соблюдение стандартов. Среди выявленных нарушений встречаются дефекты заполнения и ведения медицинской документации (95% случаев), неправильный выбор стратегии лечения (38%), диагностическая ошибка(49%), недостаточность привлечения специалистов смежных специальностей (13%).

Проблемы СМЭ по гражданским делам ››

Проведенное исследование вскрыло целый ряд проблем, возникающих в гражданском процессе по медицинским делам в связи с проведением СМЭ, что свидетельствует о невыполнении ею своего назначения. Почему наблюдается такая явная дифференциация заключений СМЭ по группам соответствующих приоритетов в судебном разрешении споров? Почему правовые споры стороны нередко предпочитают разрешать на медицинском поле? Почему установление причинно-следственной связи не является приоритетом по делам такого рода при привлечении СМЭ? Ответы на эти вопросы должны помочь установить причины невыполнения судебно-медицинской экспертизой своих задач.

Рассмотрим проблематику раздельно по категориям участников процесса.

Представленная картина убедительно свидетельствует о том, что суд по делам такого рода направляет материалы на судебно-медицинскую экспертизу, не определившись с предметом доказывания, не распределив бремя доказывания между сторонами, а значит, не выбрав применимую норму права. В конечном счете, это происходит потому, что суд не разобрался в существе спора до того как приступил к целенаправленному его разрешению.

Суд полагается на СМЭ и в том, что она представит заключение, необходимое в качестве процессуального доказательства, и в том, что комиссия экспертов предвосхитит потребности правоприменительной процедуры, разобравшись в медицинской сути дела. Иными словами, суд передоверяет судебно-медицинской экспертной комиссии право сделать фактические выводы по делу, которые можно будет интерпретировать в качестве правовой оценки. Вместо того чтобы дать предварительную правовую квалификацию правонарушения на основании искового заявления, суд стремится к выявлению правонарушения (и его правовой квалификации) после фактической оценки в результате судебно-медицинской экспертизы безотносительно предмета и основания иска.

Однако суд принимает исковое заявление, если в нем указано, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования (подп. 4 п. 2 ст. 131 Гражданского процессуального кодекса РФ, далее –ГПК РФ), а также приведены обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (подп. 5 п. 2 ст. 131 ГПК РФ). Без соблюдения этих и других требований исковое заявление оставляется без движения (п. 1 ст. 136 ГПК РФ).

Если суд принимает исковое заявление при условии, что фактические обстоятельства определены как нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца (в сравнении с законодательной моделью соответствующих норм права), то, очевидно, уже на стадии приема искового заявления дальнейшее движение (производство по делу)определяется правовой квалификацией правонарушения. Применительно к вопросам причинения вреда при оказании медицинских услуг выбор применимых норм права невелик –либо это генеральный деликт (ст. 1064ГК РФ), либо усеченный состав(ст. 1095, 1079 ГК РФ) деликта (независимо от вины). Соответственно, правовая квалификация правонарушения должна предварять последующий сбор доказательств по делу, а не сбор таких доказательств – приводить к правовой квалификации правонарушения. Изменение квалификации правонарушения в ходе процесса возможно в случае изменения иска. Если же истец настаивает на применении норм права, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам, суд получает возможность отказать в удовлетворении исковых требований по этим основаниям.

Таким образом, пренебрежение судом правовой квалификацией правонарушения в соответствии с иском порождает неопределенность, с которой сталкивается судебно-медицинская экспертная комиссия при получении определения суда.

Из вопросов, сформулированных в определении суда, не вытекает, какие обстоятельства дела нуждаются в таком доказательстве, как заключение СМЭ, и какие факты подлежат доказыванию для того, чтобы суд убедился в обоснованности позиции сторон. То есть, с одной стороны, стороны бессистемно, невнятно и противоречиво формулируют вопросы, а с другой –судебно-медицинская экспертная комиссия не проявляет необходимой инициативы, чтобы нивелировать ситуацию, достичь определенности в том, что именно необходимо суду по соответствующему делу.

Нельзя сказать, что комиссия судебно-медицинских экспертов лишена необходимых для этого инструментов. Она может направить в суд запрос об уточнении вопросов, в том числе и для исключения тех из них, которые заведомо не относятся к компетенции судебно-медицинских экспертов или не требуют экспертной оценки и потому не найдут ответов. Комиссия также может попросить уточнить в запросе, какие обстоятельства дела нуждаются в экспертном подтверждении или опровержении в соответствии с предметом доказывания исходя из применимой нормы права, то есть потребовать структурировать вопросы в соответствии с потребностями конкретной правовой процедуры.

Неопределенность в том, что конкретно необходимо суду по соответствующему делу, создает условия для вольных или невольных злоупотреблений со стороны судебно-медицинской экспертной комиссии. Например, произвольное сокращение и объединение ответов на вопросы ставит стороны процесса в затруднительное положение.

Для суда заключение СМЭ служит доказательством по делу, а для сторон – инструментом, средством доказывания. Посредством использования экспертных выводов каждая из сторон обосновывает свою позицию и(или) опровергает позицию противоположной стороны. Если заключение судебно-медицинской экспертизы не предоставляет сторонам такой возможности, то нарушается принцип состязательности сторон в процессе(ст. 12 ГПК РФ, ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Кроме того, судебно-медицинская экспертная комиссия делает выводы на медицинском поле, но поскольку эти выводы в последующем интерпретируются на правовом поле и не медиками, а юристами, обилие медицинской терминологии, присущее этим выводам, затрудняет их толкование. Соответственно, выводы, изобилующие медицинскими терминами, нуждаются в объяснении, толковании, уточнении смысла понятий и, в конечном счете, в переводе на общеупотребительный язык. Это также затрудняет использование экспертных выводов в суде для процессуальных целей.

Наконец, судебно-медицинская экспертная комиссия не утруждает себя обоснованием своих выводов как в процессе, так и в результате их формулирования. Между тем, неписаные правила медицины, с одной стороны, и обилие научных школ в медицине –с другой, в отсутствие необходимого обоснования ведут к волюнтаризму и профессиональной безответственности утверждений, что дискредитирует судебную медицину в целом.

Отсюда берет начало негативное отношение к СМЭ профессиональных представителей (процессуалистов). Поскольку заключение СМЭ пишется для суда и стороны не имеют возможности использовать его в качестве инструмента, опытные процессуалисты переносят акцент доказывания с опоры на экспертные выводы на работу в процессе с другими доказательствами и доказательными фактами. Именно это обстоятельство чаще всего и приводит к необходимости допроса эксперта в заседании, назначения дополнительной или повторной экспертизы.

Наконец, немаловажно, что в современных экономических условиях за производство судебно-медицинской экспертизы кто-то платит –государство (в уголовном процессе)или сами стороны (в гражданском процессе). С юридической точки зрения производство экспертизы, в том числе судебной, включая судебно-медицинскую, – это услуга. И потому оно должно подчиняться правилам договора о возмездном оказании услуг (гл. 39 Гражданского кодекса РФ), даже если договорная практика в этой сфере пока не сложилась. Соответственно, если заказчик оплачивает услугу, он вправе соразмерять цены и ценность этой услуги. Если услуга лишена надлежащей ценности, она не может иметь высокую цену. Если же цена устанавливается стороной экспертизы (учреждением СМЭ, экспертом),то сторона заказчика должна иметь строгие гарантии исполнения обязательств по уровню экспертизы.

Экспертные выводы должны обладать не только силой процессуального доказательства, но и материально-правовой доказательной силой, оправдывая затраченные на судебно-медицинскую экспертизу средства. Это не означает, что оплата производства экспертизы должна привести к желаемому заказчиком результату. Но экспертиза действительно должна быть убедительной, свидетельствующей о том, что применены серьезные познания и по каждому вопросу на основании обширной информации сделан единственно правильный вывод.

Таким образом, заключение судебно-медицинской экспертизы должно удовлетворять потребностям правовой процедуры в том объеме, который позволит сторонам свободно, без ограничений пользоваться своими правами и надлежащим образом использовать свой процессуальный потенциал, а суду – вынести справедливое решение.

Не озабоченные распределением бремени доказывания, стороны формулируют вопросы так, чтобы обосновать свою позицию и опровергнуть позицию противоположной стороны. Это впоследствии, в процессе доказывания, на основании имеющихся доказательств, включая заключение судебно-медицинской экспертизы, стороны могут пользоваться соответствующими аргументами, а для целей проведения такой экспертизы им следует сосредоточиться на том, в чем сходятся их диаметрально противоположные интересы. Однако из-за отсутствия единого консолидирующего начала этого не происходит.

В результате исход процесса зависит, во-первых, от уровня пассивности (как в последней группе) или активности (как во всех остальных) сторон, во-вторых, от выбора поля процессуальной активности – правового (первая группа) или медицинского (вторая группа), в-третьих, от степени ситуационного паритета между сторонами, достигнутого в процессе. Если соглашение достигнуто – обе стороны решают вопрос на правовом или медицинском поле (первая и вторая группы), если нет – на разных полях (третья группа).

В значительной степени на таком явном распределении по группам сказывается и процессуальная активность представителей сторон.

В первой группе по обе стороны процесса явно оказались те, кто активно придерживается классических юридических канонов.
В последней – те, кто их, возможно, придерживается, но занимает пассивную позицию.
Во второй группе ситуация иная. Желание профессиональных юристов действовать на медицинском поле требует объяснений. Вероятно, основное из них – сформировавшееся недоверие к институту СМЭ и желание перенести акцент в процессе доказывания со статики экспертного заключения на динамику процедуры в судебном заседании. Дополнительным объяснением может служить частое в последнее время появление в суде представителей с профессиональной медицинской компетентностью. Возможна и прямо противоположная ситуация, когда представители обеих сторон – не профессиональные юристы, а профессиональные врачи, способные действовать только на медицинском поле.
В третьей группе, по-видимому, с одной стороны в процессах представителем выступает профессиональный юрист (предположительно, с профессиональной медицинской компетентностью либо с привлечением компетентных специалистов), с другой – врач. Именно медицинские познания представителя первой стороны не позволяют в этом случае сторонам скатиться на медицинское поле разрешения правового спора. В противном случае дело было бы отнесено ко второй группе.

Зависимость хода процесса от этих обстоятельств, конечно, может быть устранена судом. Но суд не распределяет бремя доказывания между сторонами и не формулирует четко предмет доказывания, и этот факт следует считать пусковым моментом, инициирующим последствия в виде невыполнения судебно-медицинской экспертизой своего назначения. Было бы, по меньшей мере, странно ожидать от СМЭ, что в ее заключении будут устранены изъяны организации судебной процедуры и представлены нужные суду сведения, обеспечивающие потребности правоприменительной процедуры и, самое главное, ожидания сторон в доказательственной эффективности заключения судебно-медицинской экспертизы, различающейся для каждой в состязательной процедуре.

Все это в наиболее общем виде позволяет объяснить причины невыполнения судебно-медицинской экспертизой своего назначения по делам такого рода в настоящее время, поскольку она не обладает надлежащей:
• объективностью, обоснованностью и достоверностью;
•полнотой ответов на поставленные и необходимые для каждой из сторон вопросы;
• пригодностью для использования в качестве процессуального инструмента при доказывании и для подтверждения каждой из сторон своей позиции или опровержения позиции противоположной стороны.

В целом изложенное свидетельствует, что в настоящее время судебно-медицинские экспертизы по гражданским делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг не удовлетворяют потребностям правовой процедуры. Причиной тому является самоустранение суда от определения того, что необходимо получить от судебно-медицинской экспертизы по конкретному делу. Самодеятельность сторон в этом вопросе перемещает последующее рассмотрение дела с поля правового на поле медицинское, и в этом же русле следует судебно-медицинская экспертиза. Все это создает дисбаланс в судебном механизме разрешения медицинских споров и приводит к выраженным различиям судебной практики по сходным делам.Источник информации
1 Баринов Е.Х., Родин О.В., Тихомиров А.В. Предметная область судебно-медицинских экспертиз по гражданским делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг // Медицинская экспертиза и право.2010. № 3. С. 8–15; Баринов Е.Х., Тихомиров А.В. Судебно-медицинская экспертиза при решении вопросов, связанных с “медицинскими спорами” // Медицинская экспертиза и право. 2010. № 6. С. 5–7.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Новые документы

Закупки по 44-ФЗ
Квалификация
Платные услуги
Популярное у экономистов медучреждений
Популярное у главных медсестер

Мероприятия





Интервью

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Алексей ПИНЧУК: журналу «Здравоохранение». Главные темы беседы – изменение правового поля донорства в России


Рассылка




Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2016. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×