О проекте федерального закона “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”

986

Активное законотворчество в сфере здравоохранения в 2010 г.позволяет говорить о фактическом начале реформы отрасли. Вместе с тем начатая еще в 2008 г. подготовка Концепции развития здравоохранения до 2020 г., несмотря на официальное окончание обсуждения (1), так и не завершилась ее принятием и утверждением. Весной 2010 г. Председателем Правительства РФ В.В. Путиным было поручено Минздравсоцразвития России разработать новую редакцию “Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан”, чтобы закон мог быть принят до конца года (2). Однако проект закона, размещенный на официальном сайте Минздравсоцразвития России уже во второй редакции (3), предполагает его вступление в силу только с 1 января 2012 г. – через год после начала действия законов “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений” и “Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации”. Значит ли сказанное выше, что нет особой нужды в общем стратегическом документе?

– Действительно, все это наводит на мысль о том, что сегодня законодательное регулирование охраны здоровья граждан вполне может осуществляться без принятия концептуального документа.

Мне такой поход не кажется верным. По крайней мере действующие с 1993 г. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (одним из руководителей группы разработчиков которых я был) разрабатывались исходя из предварительной расстановки приоритетов, которые затем соблюдались в принимавшихся впоследствии законах и подзаконных актах.

Основными были несколько исходных положений:
1) здравоохранение является общегосударственной системой, а система оказания медицинской помощи – лишь ее составной частью;
2) здравоохранение существует для граждан, а не наоборот;
3) государство отвечает за реализацию прав граждан в области охраны здоровья.

Эти принципы и структура Основ законодательства… были в свое время направлены в штаб-квартиру ВОЗ (г. Женева) и в Европарламент (г. Страсбург). После детальной проработки вопроса оттуда в наш адрес пришли самые положительные отзывы и оценки.

Не думаю, что формальное отсутствие нового “базового” документа означает, что стратегической линии нет совсем. Она есть. Это прослеживается и в обсуждаемом законопроекте, и в текстах уже принятых федеральных законов от 08.05.2010 № 83-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений” и от 29.11.2010 № 326-ФЗ “Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации”. На мой взгляд, в этой стратегической линии можно выделить три направления.

Первое – это курс на уменьшение ответственности государства и увеличение ответственности самих граждан. Судите сами: из основных принципов охраны здоровья исключены такие, как “социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья” (есть только “недопустимость отказа в оказании медицинской помощи при угрозе жизни человека”) и “ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья”. Вместо ответственности есть подробно описанные полномочия органов государственной власти и местного самоуправления, а это, как вы понимаете, совсем не то же самое. Кстати говоря, полномочий безответственности не бывает. Зато добавлена статья “Обязанности граждан в сфере охраны здоровья”.

Второе – это изменение государственного подхода к финансированию здравоохранения. Впервые средства граждан прямо упоминаются в качестве одного из источников такого финансирования. В текст законопроекта введен термин “медицинская услуга”; платным медицинским услугам посвящена отдельная статья. Но мы помним, что постановление Правительства РФ от 13.01.1996 № 27 “Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями” до сих пор вызывает множество споров на предмет соответствия Конституции РФ (ст. 41).

Третье – курс на стандартизацию подходов к лечению. Это тезис об обязательном выполнении всеми медицинскими организациями на территории страны утвержденных порядков и стандартов медицинской помощи, а также протоколов лечения. Правда, при этом не учитывается, что многие стандарты имеют в преамбуле слово “рекомендуется”, а порядки довольно своеобразно описывают виды и условия оказания медицинской помощи.

– Разработчики, напротив, обращают внимание на конкретизацию и расширение прав граждан – в частности, добавлены статьи о праве пациента на выбор врача и медицинской организации, об общественных объединениях по защите прав граждан, о запрете эвтаназии и клонирования человека…

– Строго говоря, в части прав граждан в области охраны здоровья действующие Основы законодательства… до сих пор считаются одним из наиболее прогрессивных документов. Достаточно сказать, что Амстердамская декларация ВОЗ о правах пациентов была принята на год, а Европейская хартия прав пациентов – на девять лет позднее. Поэтому хорошо, что эти положения перешли и в новый документ.

При разработке раздела законопроекта, посвященного правам граждан в области охраны здоровья, было бы правильно учесть положения Декларации о правах пациентов, принятой 28.05.2010 на первом Всероссийском конгрессе пациентов и пациентских обществ, и положения Медико-социальной хартии Российской Федерации, одобренной на последнем Всероссийском Пироговском съезде врачей 27.11.2010. В тоже время любые декларации о правах должны быть подкреплены чьими либо обязательствами – а это слабое место законопроекта.

Как мы уже говорили, охрана здоровья – гораздо более широкое понятие, чем оказание медицинской помощи, поэтому совершенно недостаточно ограничиться общей фразой: “Право на охрану здоровья обеспечивается охраной окружающей среды, созданием безопасных условий труда, благоприятных условий быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией качественных продуктов питания, а также предоставлением населению доступной и качественной медицинской помощи”.

Медицинская помощь далеко не на первом месте по влиянию на здоровье населения. Так, например, ее влияние на возникновение впервые выявленных заболеваний – до 20%, на преждевременную и предотвратимую смертность – до 40%. Кто отвечает за все остальное – из законопроекта неясно.

Правда, и с правами граждан на медицинскую помощь тоже не все понятно, например – с правом на свободный выбор врача (в том числе врача общей практики и лечащего врача). Вероятно, это звучит очень привлекательно. В то же время общий дефицит врачей в России оценивается Минздравсоцразвития России в 27,4%, и это без учета того, что большинство врачей трудится в городах, а не в селах (там их всего 7,4%от общего числа), а живет на селе 27% граждан, и плотность расселения там значительно ниже. При этом для оказания помощи на селе, естественно, требуется больше медработников.

В стационарах переизбыток врачей составляет более 100 тыс. чел. Непомерно широкая номенклатура врачебных специальностей (4) – девять получаемых в вузе, 44 основных и 186 требующих дополнительной подготовки (в развитых странах их насчитывается всего от 21 до 28) – приводит к росту числа специалистов узкого профиля. А в первичном звене не хватает как минимум 60 тыс. врачей (в том числе на всю страну имеется только 9,3 тыс. врачей общей практики).

Кроме того, недостаток средних медработников приводит к тому, что во многих случаях врачи выполняют функции, которые в развитых странах выполняют медицинские сестры.

Например, в Швеции, Нидерландах, Великобритании и в ряде других стран медсестры составляют основу первичного звена здравоохранения (особенно это касается обслуживания вызовов на дому, восстановительного лечения, патронажа, организации школ здоровья и школ пациентов). В Финляндии 80% пациентов предварительно поступают на сестринский прием, и только затем в случае необходимости – к врачам. В клиниках США медсестры выполняют множество административных функций.

Вообще считается, что в современных условиях отношение врачей и средних медицинских работников должно быть не меньше чем 1 : 5, а у нас на одного врача приходится всего два средних медработника. Я уже не говорю о том, что хороший врач, которого выберет большое число пациентов, физически не сможет оказать помощь всем. Зачем в таких условиях декларировать заведомо не выполнимый сегодня “свободный выбор врача”?

То же касается и права выбора медицинской организации – их номенклатура насчитывает в России 137 типов (5) (в развитых странах – от4 до 11 типов). Как выбор может быть осуществлен в условиях обязательного соблюдения утвержденных Минздравсоцразвития России Порядков…, предписывающих этапное оказание помощи? И что грозит медицинской организации, если та нарушит право пациента на выбор либо порядок оказания помощи? Как будет обеспечено соблюдение этого права?

Функции общественных объединений по защите прав граждан сформулированы только общей фразой – они могут осуществлять защиту прав и интересов граждан и вносить предложения органам власти. Это, в общем, и так понятно из их названия. Единственная конкретика – они могут принимать участие в разработке норм этики в сфере охраны здоровья граждан и решении вопросов, связанных с нарушением этих норм.

Что же касается запрета на клонирование человека – да, это позитивный шаг. Такой запрет 19 стран Европы подписали в Париже еще12 января 1998 г.

– На протяжении последнего времени в Минздравсоцразвития России большое внимание обращают на профилактическое направление работы(в частности, на создание центров здоровья, на проведение дополнительных диспансерных осмотров и иммунопрофилактики, на пропаганду здорового образа жизни) (см. сайт www.takzdorovo.ru и YouTube – включая совсем уж нестандартные акции типа видеоролика “Адская белочка”). Этот же приоритет продекларирован и в проекте федерального закона “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”. Насколько это правильно?

– С принципом “предупредить легче, чем лечить” вряд ли кто-нибудь будет спорить. Напомню известное высказывание Н.И. Пирогова: “Главное предназначение врача заключается в научении людей быть здоровыми и (только потом) – в лечении тех, кого не удалось научить этому”.

Как правило, разногласия начинаются при обсуждении того, что именно нужно делать. К сожалению, уже в статье “Основные понятия ”термин “профилактика” изложен не полно. Как известно, во всем мире различают первичную (массовую) профилактику, направленную на сохранение и укрепление здоровья и продление активного долголетия людей; вторичную, направленную на предупреждение и возможно раннее выявление заболеваний; и третичную, направленную на снижение частоты обострений в течении болезни, снижение частоты ее перехода в более тяжелую форму.

На что влияет неверное определение термина? Общий подход к профилактике тоже становится неверным. Например, согласно ст. 28 законопроекта профилактика заболеваний будет проводиться в виде только тех мероприятий (социальных, санитарно-противоэпидемических и медико-санитарных), которые входят в Программу государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи и программы иммунопрофилактики инфекционных болезней. А они, естественно, включают в себя далеко не все необходимое.

Странным выглядит и выделение из раздела профилактики статьи о медицинских осмотрах и диспансеризации (между разделом о паллиативной помощи и о донорстве органов) – не говоря о некорректном смысловом наполнении понятия “диспансеризация”, сводящем ее к профилактическим осмотрам. Как известно, диспансеризация включает в себя лечебно-оздоровительные мероприятия, и оценивают ее по таким критериям, как снижение числа случаев временной нетрудоспособности и ее продолжительности, выход на инвалидность, число осложнений и т. п., – по критериям, которые не могут быть достигнуты в результате осмотра или наблюдения.

Что же касается здорового образа жизни, то по проекту он должен сформироваться вследствие информирования населения о факторах риска для здоровья, создания условий для ведения здорового образа жизни и мотивирования граждан со стороны неназванных государственных органов. Кто и какие конкретно условия должен создать, каким способом мотивировать граждан – не уточняется.

Помимо всего перечисленного, хотелось бы затронуть еще один важный момент. При реальной заинтересованности государства в проведении профилактики (а я в этом не сомневаюсь) должны быть установлены четкие критерии эффективности такой работы (причем не“процент охвата”) и предусмотрена определенная ответственность за их достижение.

Принятый сегодня принцип “деньги идут за пациентом” работает в прямо противоположном направлении: медицинские организации финансово заинтересованы в увеличении числа часто и длительно болеющих пациентов, а вовсе не в снижении их числа. Поэтому я считаю необходимым качественно доработать этот раздел законопроекта.

Вообще к вопросу о приоритетах – хотелось бы более четкого их определения в законе. Ни одна даже самая богатая страна не может себе позволить одновременно развивать все возможные направления охраны здоровья. С учетом наибольших потерь общества, связанных со здоровьем населения, на ближайшее пятилетие наиболее целесообразными приоритетами могут быть: массовая профилактика и укрепление здоровья, первичная медико-санитарная помощь, охрана здоровья матерей и детей, качество медицинской помощи. Вроде бы эти направления объявлены у нас в стране приоритетными.

Вместе с тем затраты на высокотехнологичную медицинскую помощь за последние 15 лет возросли в 6,2 раза – значительно больше, чем на первичную медико-санитарную помощь. При этом объем высокотехнологичной помощи составляет всего 1,7% от всей стационарной помощи. На первый взгляд такой темп роста затрат легко объяснить – многие нуждающиеся не могут быстро получить такое лечение. Например, на лекарственные средства для онкологических больных в расчете надушу населения в России тратится в 5,5 раза меньше средств, чем в развитых странах. Однако не все так однозначно.

Только 25% онкологических заболеваний в России выявляются на ранних стадиях, а в 40% случаев диагностируются уже запущенные формы рака. Пятилетняя выживаемость при раке, например, молочной железы составляет у нас всего 30%, в США – 99%, в Западной Европе –74%, в Восточной Европе – 52%. В Японии на ранних стадиях выявляется 80% случаев рака. Эти цифры связаны не столько с эффективностью применяемых в этих странах дорогих технологий лечения, сколько с малым числом случаев запущенного рака.

На что же нужно тратить средства опережающими темпами – на лечение постоянно растущего числа больных с поздно выявленной патологией или на развитие технологий раннего выявления болезни? Несмотря на необходимость не отстать от современного технологического уровня медицины и предоставить доступ к такой помощи всем в ней нуждающимся, нужно четко понимать, что опережающее развитие высоких технологий никак не отразится на показателях здоровья населения в целом.

– По сравнению с действующими Основами законодательства… в законопроекте пересмотрены виды, формы и условия оказания медицинской помощи. Для чего, на Ваш взгляд, это сделано и что в этой связи должно принципиально измениться в организации оказания медицинской помощи?
– Конечно, было бы наивно предполагать, что переписывание целого раздела закона не имеет никакой цели. Предположу, что разработчики решили задать некую новую структуру системы оказания медицинской помощи, которая позволила бы варьировать объемы и пути ее финансирования с минимальными социальными рисками. При этом многим понятиям, имеющим вполне определенные “классические” определения, придается совершенно другой смысл.

В некоторых случаях это выглядит как недоработка и вряд ли повлечет серьезные последствия. Например, первая помощь (в международной терминологии – primary care). Понятно, что ее оказывают не медики и что приемам первой помощи нужно учить. Но согласно ст. 19.1действующих Основ законодательства… (в ред. Федерального закона от 25.11.2009 № 267-ФЗ) те, кто имеет необходимую подготовку – сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, сотрудники, военнослужащие и работники Государственной противопожарной службы, спасатели аварийно-спасательных формирований и аварийно-спасательных служб, водители транспортных средств и другие лица, обязаны оказывать такую помощь. А согласно законопроекту водители транспортных средств и другие лица выделены в отдельную группу, и они только вправе оказывать первую помощь при наличии соответствующей подготовки и навыков.

Не прошел подготовки – не имеешь права оказать помощь? Ясно, что в реальной жизни будет по-другому. А вот в других случаях все несколько серьезнее.

Первичная медико-санитарная помощь (primary health care) стала включать в себя помощь от доврачебной (что вообще-то относится кprimary medical care) до первичной специализированной помощи, оказываемой в амбулаторных условиях. Правда, справедливости ради нужно сказать, что тезис об оказании первичной медико-санитарной помощи средними медработниками перенесен в законопроект из действующих Основ законодательства… – этот ошибочный тезис попал в очередную редакцию закона в 2006 г.

Практически вся статья “Специализированная, в том числе высокотехнологичная медицинская помощь” посвящена именно высокотехнологичной помощи. Про специализированную написано только то, что она оказывается в стационаре.

Скорая медицинская помощь, согласно проекту, может оказываться в амбулаторных условиях (включая излишне выделенное “вне медицинской организации”) и в стационарах. Отдельно и наиболее подробно (пять из восьми пунктов статьи) описана медицинская эвакуация. Итак, скорая помощь в неотложном порядке (т. е. без угрозы жизни) – пациента лечат в амбулаторных условиях. При наличии угрозы жизни пациента в экстренном порядке эвакуируют в стационар, где его лечат в первую очередь врачи скорой медицинской помощи.

Что мы имеем в результате? Все виды высокотехнологичной помощи перечислены в “исчерпывающем списке”, а учреждения, их оказывающие, определяются федеральным или региональным органом управления здравоохранением. Минздравсоцразвития России, определяющий объем государственного заказа (согласно Федеральному закону № 83-ФЗ), публично указывает на переизбыток имеющихся стационарных коек. Помощь в стационаре объективно дороже, чем в поликлинике, и возможности ее оплаты самим населением ниже. Пациентов, поступающих в больницу по экстренным показаниям, лечат врачи скорой помощи.

Что делают врачи-специалисты стационаров, когда у них нет государственного заказа и пациентов, оплативших свое лечение? Смотри выше – оказывают первичную медико-санитарную помощь в амбулаторных условиях. Реабилитация, санаторно-курортное лечение, паллиативная помощь описаны в новых, безусловно, нужных и важных разделах. Стоит только учесть, что реабилитация представляет собой неотъемлемую часть лечения любого пациента, а в представленном проекте источники ее финансирования не указаны. Значит, возможно, многие будут проходить восстановительное лечение за свой счет?

Указано также, что паллиативная помощь оказывается в рамках Программы государственных гарантий, согласно которой в 2011 г. хосписы и больницы сестринского ухода могут финансироваться за счет бюджетных ассигнований. Как это будет происходить при переходе на государственное задание – пока неясно.

– Разработчики ввели в законопроект новую статью об обязательных для исполнения порядках оказания, стандартах медицинской помощи и протоколах лечения. В то же время в порядках содержатся рекомендуемые штатные нормативы, и во многих утвержденных стандартах указано на их рекомендательный характер. В действующих Основах законодательства… имеются только ссылки на критерии доступности и качества, которые устанавливаются Программой государственных гарантий и в разработке которых участвуют профессиональные медицинские ассоциации .Действительно ли новая статья будет способствовать обеспечению медицинской помощи надлежащего качества?

– Такой документ, как порядок оказания медицинской помощи, может быть полезен с точки зрения преемственности на этапах оказания помощи только при условии, что он хорошо проработан. Все мы помним, сколько проблем и нареканий вызывал приказ Минздравсоцразвития России от 13.10.2005 № 633 “Об организации медицинской помощи”,отмененный в 2009 г. Однако про маршрут движения пациента и преемственность диагностики и лечения в законопроекте не упоминается. И уж, конечно, если порядок содержит обязательные требования, то недопустимы формулировки типа “может включать”.

Что касается качества медицинской помощи в целом, то в мире существуют различные подходы. Самый простой и не самый эффективный путь – контроль выполнения определенных требований и алгоритмов; гораздо более сложный, но и более эффективный путь – управление качеством.

Медицинскую помощь оказывают не стены и техника, а люди. В мировом здравоохранении лицензию, т. е. разрешение на деятельность, получает именно врач, а аккредитацию (подтверждение выполнения определенных условий) проходят медицинские учреждения. У нас и сейчас, и в новом проекте – все наоборот.

Еще в проекте есть очень характерная деталь – лечащий врач не лечит, а лишь “организует своевременное и квалифицированное обследование и лечение пациента”, по-видимому, ни на шаг не отклоняясь от стандарта. Тогда неясно, зачем нужен консилиум, которому посвящена отдельная статья. Чтобы проверить отсутствие отклонений?

Стандарт медицинской помощи, как и протокол лечения, унифицирован, он не может заменить врачебное мышление, базирующееся на непрерывном обучении и приобретаемом опыте. Студентов учат, что лечить нужно не болезнь, а больного. Даже следование принципам доказательной медицины – это вовсе не указание назначить конкретную таблетку конкретному пациенту. Перечни диагностических и лечебных услуг, лекарственных препаратов, препаратов крови, медицинских изделий и лечебного питания не гарантируют правильной диагностики и эффективного лечения. Между тем в проекте сохраняется требование повышения квалификации всего лишь раз в пять лет. Система образовательных кредитов, принятая в развитых странах, не упоминается даже в перспективе.

Крайне странным выглядит и то, что перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС) должен формироваться на основании стандартов медицинской помощи. Этот перечень должен формироваться на основании данных о доказанной клинической эффективности препарата.

Следует отметить, что в законопроекте не оказалось места для других стандартов – медико-экономических, которые разрабатываются на основе клинико-статистических групп, или DRG (diagnostic relatedgroups). Именно такие стандарты могли бы конкретизировать государственные гарантии по финансовому обеспечению бесплатной для пациентов стационарной медицинской помощи и повлиять на ее доступность.

Официально вводимая платность медицинских услуг объективно ухудшит доступность медицинской помощи для населения. Зафиксировано, что в последние годы обращаемость населения за медицинской помощью стала снижаться вследствие нарастания платности. Так, поданным компании MAR Consult, более 80% россиян в крупных городах не обращаются к врачам при каждом заболевании и занимаются самолечением из “домашней аптечки”.

Выходы в этой ситуации могут быть разные. Например, в Нидерландах, Великобритании, Австрии не подразделяют виды помощи на платные и бесплатные. Пациентов по уровню дохода относят к могущим платить за лечение и к не имеющим на это средств. За неработающее население (дети, пенсионеры) платит государство, за работающих – система обязательного медицинского страхования. Более состоятельные люди покупают полис добровольного медицинского страхования. Есть и другие варианты.

– Хотелось бы еще остановиться на разделе законопроекта, посвященном медицинским работникам, в который включены статьи о правах и обязанностях медицинских работников, а также об ограничениях, налагаемых на них при осуществлении профессиональной деятельности.

– Если говорить о правах, было бы целесообразно конкретизировать тезисы о совершенствовании профессиональных знаний и навыков медработника за счет работодателя. Что имеется в виду – любое обучение, командировки для участия в научных конференциях и семинарах, курсы повышения квалификации раз в пять лет или, например, доступ к электронным библиотекам? Что может требовать медицинский работник и обязан выполнить главный врач?

То же касается и права на дифференцированные условия оплаты труда по результатам аттестации работника. Как известно, Минздравсоцразвития России были даны только рекомендации по формированию систем оплаты труда в нефедеральных ЛПУ.

А вот ст. 70 “Ограничения, налагаемые на медицинских и фармацевтических работников при осуществлении ими профессиональной деятельности” заслуживает особого внимания. Прежде всего представляется странным сам посыл о мотивах врача при назначении лечения. Речь идет о том, что врачи не вправе принимать подарки или денежные средства от “организаций, занимающихся разработкой, производством или реализацией лекарственных препаратов, медицинских изделий, и организаций, обладающих правами на использование торгового наименования лекарственного препарата, организаций оптовой торговли лекарственными средствами, аптечных организаций”.

Фактически вместо создания таких условий, когда врач мотивирован качественно лечить пациента и дорожить своей репутацией, а не искать сомнительный “приработок”, разработчики декларируют подход“запретить и ловить того, кто попадется”.

Считать врача заинтересованным в заработке вопреки интересам пациента – крайне опасная вещь. Во-первых, это заведомо формирует недоверие пациента к любым действиям врача, а во-вторых, может привести к деформации врачебной этики согласно принципу “лучше быть, чем слыть”.

Можно и нужно исключать конфликт интересов тогда, когда он действительно есть. Для этого существуют и врачебные комиссии, и эксперты, контролирующие качество медицинской помощи. Нельзя заранее относить всех медиков к разряду нечистоплотных.

Необходимо обеспечить возможность достойной оплаты труда медицинских работников. Она должна зависеть от четких критериев:
1) от результатов оказания помощи (текущих, ближайших, отдаленных) применительно к разным группам пациентов в зависимости от степени тяжести их состояния;
2) от сложности, напряженности, ответственности и интенсивности труда, обусловленных специальностью;
3) от субъективных качеств медработника – квалификации, знаний и опыта.

Второй аспект касается получения врачами информации “по вопросам обращения лекарственных средств” и участия в мероприятиях, “финансируемых одной компанией”. Согласно данным ряда исследований информация, получаемая от пришедших в ЛПУ медицинских представителей, на семинарах и конференциях, мастер-классах и выставках, часто является основным источником поддержания информированности врачей о новых лекарствах, технологиях, оборудовании. Понятно, что вряд ли она может быть названа абсолютно объективной, но часто она –единственная.

Так, например, в качестве наиболее известных лекарственных справочников лидируют “Видаль” и РЛС (Регистр лекарственных средств России), а не публикации о результатах многоцентровых клинических исследований и не официальные источники типа сайтаregmed.ru.

Причин этому много – отсутствие компьютеров и доступа в Интернет, денег на специализированные журналы и книги, незнание английского языка и т. д. Нельзя просто исключить этот источник информации, ничего не предложив взамен. Это скажется на качестве медицинской помощи, и не в лучшую сторону.

Действующие Основы законодательства… разрабатывались в течение нескольких лет группой экспертов, насчитывавшей более 70 человек – ученых, ведущих специалистов в области организации здравоохранения, депутатов Верховного Совета РСФСР. Концептуальные подходы и отдельные положения закона многократно обсуждались внутри этой экспертной группы и представлялись на согласование в правительство; затем в 1993 г. документ был принят. Последняя редакция нового законопроекта “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” представлена на официальном сайте Минздравсоцразвития России. Работа по нему еще ведется. Надеемся, что замечания и предложения по законопроекту, высказанные экспертами, будут учтены разработчиками. Источники информации 1 www.zdravo2020.ru
2 Вступительное слово Председателя Правительства РФ В.В. Путина на заседании Президиума Совета при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике 23.04.2010.
3 Проекты от 30.07.2010 и от 01.12.2010, www.minzdravsoc.ru
4 Приказ Минздравсоцразвития России от 23.04.2009 № 210н “О номенклатуре специальностей специалистов с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения Российской Федерации”.
5 Приказ Минздравсоцразвития России от 07.10.2005 № 627 “Об утверждении Единой номенклатуры государственных и муниципальных учреждений здравоохранения” (ред. от 19.11.2008).



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Интервью

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Врачей обяжут сообщать о потенциальных донорах

Алексей ПИНЧУК: журналу «Здравоохранение». Главные темы беседы – изменение правового поля донорства в России


Рассылка



Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2016. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль