Правовое регулирование определения момента смерти человека

630

До недавнего времени в большинстве случаев смерть рассматривалась юриспруденцией как свершившееся действо, на которое право реагирует. Раздвижение границ познания заставляет рассматривать смерть как процесс, имеющий определенные стадии. 

Казалось бы, смерть человека – неизбежное явление (только в России ежегодно умирает около 2 млн человек, 1 906 335 человек умерло в 2012 г. ), и законодательство по этому вопросу весьма конкретно. По общему правилу, моментом смерти человека считается момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека). Биологическая смерть человека устанавливается на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений. Об этом сказано в ст. 66 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон № 323-ФЗ), которая посвящена определению момента смерти человека и прекращения реанимационных мероприятий.

В то же время в реальности не все так просто, как кажется на первый взгляд. Так, в январе 2009 г. 41-летняя Джейн Солиман, экс-чемпионка Великобритании по фигурному катанию, родила дочь через два дня после того, как врачи официально зафиксировали у нее смерть мозга в результате кровоизлияния . Кристин Болден в апреле 2012 г. родила близнецов почти через месяц после установления факта ее смерти, находясь на искусственном жизнеобеспечении . 14 ноября 2013 г. в Венгрии женщина с умершим мозгом родила здорового ребенка, около трех месяцев врачи поддерживали условия для развития плода . Наконец, в России женщина родила после нахождения в течение семи месяцев в стойком вегетативном состоянии . Понятно, что при стандартном подходе к определению момента смерти человека подобным случаям нет места в медицинской практике.

Однако современная медицина меняет отношение к стойкому вегетативному состоянию. Например, в феврале 2010 г. специалисты из Великобритании и Бельгии с помощью нового способа сканирования мозга установили, что пациенты, находящиеся в таком состоянии, могут давать ответы на некоторые вопросы . Можно привести множество примеров обретения сознания пациентами после долгого пребывания в вегетативном состоянии на искусственном жизнеобеспечении. Клиницистам также хорошо известны случаи длительного нахождения пациентов в коме, причем среди них нет единства во мнении, как констатировать смерть мозга в разных случаях.

В сентябре 1989 г. в Гонконге Всемирная медицинская ассамблея (ВМА) приняла Заявление о персистирующем вегетативном состоянии, в котором указывается: «В настоящее время трудно точно оценить, сколько людей на земле находится в персистирующем вегетативном состоянии (ПВС)… Вследствие совершенствования средств интенсивной терапии (искусственной вентиляции легких, методов искусственного кровообращения, парентерального питания) и лечения инфекционных заболеваний у лиц с тяжелыми повреждениями мозга, число больных, находящихся ПВС, прогрессивно нарастает. Врачам все чаще приходится принимать болезненные решения о моменте прекращения дорогостоящего (выделено мною – Прим. авт.) искусственного жизнеобеспечения».

В далекие времена внезапное воскрешение людей, считавшихся умершими, не было редкостью. В XIX в. считалось, что около 2% всех умерших похоронено заживо . В Мюнхене даже было построено специальное здание, где лежали те, кого внезапно настигла смерть.  Они были обвязаны веревками, которые соединялись с колоколами в комнате смотрителя. Косвенным подтверждением распространенности погребения заживо служат факты, почерпнутые из отчетов о переносе кладбищ. В этих отчетах есть данные о наличии трупов в гробах в неестественных позах, явно свидетельствующих о последнем бое за жизнь.

В ноябре 2013 г. житель польского города Петркув-Трыбунальский напился до беспамятства и очнулся в морге, куда его доставили медики, приняв 56-летнего Марека Михальски за мертвеца. М. Михальски был найден лежащим на скамейке на улице в глубоком обмороке, пульс не прощупывался. Медики посчитали, что мужчина мертв, и отправили его в морг. Пробуждение гражданина вышло ужасным – он очнулся в мешке для трупов в морге .

Судебная практика того времени свидетельствует, что в некоторых случаях врач, констатировавший «смерть», привлекался к ответственности за непредумышленное убийство. Подобные случаи неверного установления смерти, предававшиеся широкой огласке, вынудили законодательные органы разных стран урегулировать вопрос констатации смерти. Это позволило успокоить общественность и защитить врачей от необоснованных обвинений. Например, в 1918 г. во Франции для подтверждения смерти было принято положение о производстве артериотомии. Человек признавался умершим, если при рассечении височной или лучевой артерии не возникало кровотечения. Предусматривалось также внутривенное введение флюоресцирующего раствора. Если человек был жив, слизистая оболочка глаз окрашивалась в зеленоватый цвет .

В современных условиях наука выделяет несколько видов смерти. К примеру, у акушеров принята такая классификация:

  • антенатальная смерть – наступает до начала родов;
  • интранатальная смерть – наступает в течение родового акта;
  • постнатальная смерть – наступает после рождения живого младенца.

Кроме того, можно говорить о естественной смерти и о патологической, то есть преждевременной. Одновременно смерть может быть частичной, то есть когда умирает не весь организм, а группы клеток или какого-либо органа (некроз тканей).

Сиднейская декларация ВМА относительно констатации факта смерти (принята в августе 1968 г., дополнена в октябре 1983 г.) устанавливает, что смерть есть последовательный процесс гибели отдельных клеток и тканей, неодинаково устойчивых к кислородному голоданию. Задача лечащего врача – не забота об отдельных группах клеток, а борьба за сохранение целостности личности. Момент наступления смерти соответствует необратимому прекращению интегративных функций головного мозга, в частности стволовых функций. На современном уровне развития медицины не существует точных критериев определения этого момента, и никакая техника не может заменить врачебного решения. Медицинская этика позволяет прекратить все реанимационные мероприятия в момент наступления смерти, а также изъять трупные органы для трансплантации, если получено необходимое согласие и законодательство страны не запрещает делать это.

Смерть имеет важное юридическое значение. При наличии данного юридического факта можно утверждать об открытии наследства, о расследовании убийства как противоправного деяния и т. д. Только в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ) смерть упоминается 91 раз, причем в пятом разделе, посвященном наследственному праву, 21 раз. Причем смерть фигурирует в этом основном акте гражданского законодательства в различных качествах, но с единым признаком юридического факта, т.е. обстоятельства, с которым закон связывает возникновение, изменение и (или) прекращение прав и обязанностей либо правовых состояний .

До недавнего времени в большинстве случаев смерть рассматривалась юриспруденцией как свершившееся действо, на которое право реагирует. Раздвижение границ познания заставляет рассматривать смерть как процесс, имеющий определенные стадии. Поведение медицинских работников и работников правоохранительных органов на каждой такой стадии должно быть нормировано.

Традиционно юристы выделяют два вида смерти: клиническую и биологическую. Клиническая смерть сопровождается остановкой сердца, но реанимационные мероприятия во многих случаях позволяют вернуть человека к жизни. Исходя из этого, лицу, находящемуся в состоянии клинической смерти, должна оказываться врачебная помощь.

В Уголовном кодексе РФ (далее – УК РФ) устанавливается специальная ответственность за неоказание помощи больному (ст. 124). Работник, отказавшийся от проведения реанимационных мероприятий, вполне может быть привлечен к уголовной ответственности по данной статье.

Еще совсем недавно остановка сердца практически однозначно означала конец жизни. В настоящее время даже при фактической смерти головного мозга (церебральная смерть) внешние функции организма могут поддерживаться специальными препаратами. Искусственным способом создается видимость жизни: легкие вентилируются, сердце перегоняет кровь. В таком состоянии человек может находиться продолжительное время без какого-либо оптимистичного прогноза. Фактически, реанимационные мероприятия проводятся над трупом. В данном случае мы имеем дело с несколькими трудноразрешимыми проблемами:

1) родственникам фактически умершего человека причиняются излишние страдания;

2) больничное учреждение (а не только родственники пациента) несет расходы по поддержанию деятельности организма, а ведь эти средства могли бы быть потрачены на нуждающегося человека с оптимистичным прогнозом заболевания;

3) врач, отключающий аппарат обеспечения жизнедеятельности пациента, становится палачом в глазах его родственников;

4) в силу развития трансплантологии умерший человек рассматривается как потенциальный донор  жизненно важных органов, которые являются не только средством спасения жизней, но и средством материального обогащения.

На врача возлагается дополнительная нагрузка. Бремя принятого решения об отключении аппарата может отягощаться возможными судебными исками родственников, не смирившихся с потерей близкого человека. Если подобные иски будут удовлетворяться, врач начнет избегать пограничных ситуаций, опасаясь последующего привлечения к ответственности. В конечном итоге больницы будут представлять собой огромные реанимационные блоки по поддержанию внешних признаков жизнедеятельности умерших. Исходя из этих предпосылок, было предложено считать человека умершим, если фиксируется смерть головного мозга. Человек, чей мозг мертв, никогда уже не сможет контактировать с окружающими, участвовать в общественной жизни, реагировать на внешние раздражители.

Все вышеприведенные обстоятельства учтены в ст. 66 Закона № 323-ФЗ, которая, как мы уже говорили, устанавливает, что моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека).

Смерть мозга наступает при полном и необратимом прекращении всех его функций, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких. Диагноз смерти мозга устанавливается консилиумом врачей в медицинской организации, в которой находится пациент.

Биологическая смерть человека определяется на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений и констатируется медицинским работником (врачом или фельдшером). Это означает, что врач не уполномочен ускорять процесс умирания, как и не должен определять в точности момент перехода из живого в неживое состояние.

Определение момента смерти на основании диагноза смерти мозга признается не всеми странами мира. Например, в США человека считают живым, пока функционирует хотя бы один из трех элементов: кровообращение, дыхание и все функции мозга. Например, мозг уже мертв, а сердце еще работает. Смерть в соответствии с § 1-107 Единообразного наследственного кодекса (Uniform Probate Code; U.P.C.), основанного на Единообразном законе об определении смерти (Uniform Determination of Death Act), наступает в момент окончательного прекращения всех трех функций. Таким образом, закон связывает смерть с прекращением биологической деятельности в клетках и тканях организма.

Благодаря такой трактовке, некоторые наследники в 2001 г. специально прибегали к такой сомнительной процедуре, как подключение к аппарату искусственного дыхания наследодателя с нефункционирующим мозгом. Это проделывалось ради того, чтобы он дожил до 1 января 2002 г., когда ставка налогового вычета из наследуемого имущества повышалась с 675 тыс. до 1 млн. долл. В начале 2002 г. они просили врачей отключить аппарат и умертвить своего родственника .

Обратим внимание, что российский законодатель использует такой термин, как «момент», то есть миг, мгновение, очень короткое время, в которое что-либо происходит, в нашем случае наступает смерть . Однако упоминание в законе момента означает констатацию определенной фикции. Врач не может установить тот миг, когда живое становится неживым. На клеточном уровне процессы не прекращаются так стремительно.

В то же время в уголовном праве имеет значение давность наступления смерти (в связи с установлением момента смерти в ходе расследования преступлений против жизни и здоровья граждан). Но, как показывают исследования, большинство экспертных заключений содержит трафаретные фразы, из сути которых невозможно четко и аргументировано определить именно момент смерти человека .

Наглядным примером может служить дело Расула Мирзаева, по которому назначалось пять экспертиз для определения причинно-следственной связи между ударом и смертью Ивана Агафонова . Защита подсудимого строилась в том числе на том, что смерть потерпевшего наступила только через три дня после нанесения удара. К слову, в Англии долгое время действовало правило, согласно которому убийством признавалось телесное повреждение, повлекшее смерть не позднее чем через один год и один день.

Смерть порождает правовые последствия лишь тогда, когда она зафиксирована и удостоверена в надлежащей процедурно-процессуальной форме . Постановлением Правительства РФ от 20.09.2012 № 950 утверждены Правила определения момента смерти человека, в том числе критерии и процедура установления смерти человека. Данный документ фактически сменил Инструкцию по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий (утв. приказом Минздрава России от 04.03.2003 № 73). Следует приветствовать, что отношения в сфере констатации смерти человека теперь регулирует нормативный акт более высокого уровня, однако при этом пострадало описание самой процедуры.

Новые Правила продублировали положения Закона № 323-ФЗ, указав, что моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека). Диагноз смерти мозга человека устанавливается консилиумом врачей в медицинской организации, в которой находится пациент. В составе консилиума врачей должны присутствовать анестезиолог-реаниматолог и невролог, имеющие опыт работы в отделении интенсивной терапии и реанимации не менее 5 лет. В состав консилиума врачей не могут быть включены специалисты, принимающие участие в изъятии и трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей. Биологическая смерть устанавливается на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений.

Правила содержат также отсылочную норму: диагноз смерти мозга человека устанавливается в порядке, утверждаемом Минздравом России, и оформляется протоколом по форме, утверждаемой министерством.

Дублирование положений Закона № 323-ФЗ выглядит настолько полным, что невольно возникает вопрос: зачем вообще надо было принимать целое постановление Правительства РФ, чтобы просто переписать в акте другого уровня правовой системы положения Федерального закона?

Ранее действовавшая Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий содержала постадийное описание смерти человека (агония, клиническая смерть, смерть мозга и биологическая смерть) и признаки, характеризующие каждую стадию. Определялось, что биологическая смерть выражается посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер. Инструкция описывала функциональные, инструментальные, биологические и трупные признаки посмертных изменений. В нынешнем документе этого нет.

Инструкция по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга утверждена приказом Минздрава России от 20.12.2001 № 460. Данная Инструкция принята в соответствии с Законом РФ от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека», ст. 9 которого посвящена определению момента смерти.

В Инструкции сказано, что решающим для констатации смерти мозга является сочетание факта прекращения функций всего головного мозга с доказательством необратимости этого прекращения. Диагноз смерти мозга не рассматривается до тех пор, пока не исключены следующие воздействия: интоксикации, включая лекарственные, первичная гипотермия, гиповолемический шок, метаболические эндокринные комы, а также применение наркотизирующих средств и миорелаксантов.

Согласно Инструкции диагноз смерти мозга устанавливается в соответствии со специальной процедурой, включающей в себя перечень обязательных клинических критериев, наличие которых необходимо для подтверждения диагноза смерти мозга. Определен и специальный субъект – коллегиальный орган, обладающий правом констатации смерти (в Инструкции это комиссия, в Законе № 323-ФЗ – консилиум ), а также процессуальный документ – протокол установления смерти мозга.

К критериям, обязательным для установления диагноза смерти мозга, относятся:

  • полное и устойчивое отсутствие сознания (кома);
  • атония всех мышц;
  • отсутствие реакции на сильные болевые раздражения в области тригеминальных точек и любых других рефлексов, замыкающихся выше шейного отдела спинного мозга;
  • отсутствие реакции зрачков на прямой яркий свет. При этом должно быть известно, что никаких препаратов, расширяющих зрачки, не применялось. Глазные яблоки неподвижны;
  • отсутствие корнеальных рефлексов;
  • отсутствие окулоцефалических рефлексов;
  • отсутствие окуловестибулярных рефлексов;
  • отсутствие фарингеальных и трахеальных рефлексов, которые определяются путем движения эндотрахеальной трубки в трахее и верхних дыхательных путях, а также при продвижении катетера в бронхах для аспирации секрета;
  • отсутствие самостоятельного дыхания.

Диагноз смерти мозга устанавливается консилиумом врачей (в этой части следует руководствоваться нормой Закона № 323-ФЗ) медицинской организации, где находится больной, в составе: реаниматолога-анестезиолога с опытом работы в отделении интенсивной терапии и реанимации не менее 5 лет и невролога с таким же стажем работы по специальности. Для проведения специальных исследований в состав консилиума включаются специалисты по дополнительным методам исследований с опытом работы по специальности не менее 5 лет, в том числе приглашенные из других учреждений на консультативной основе. Назначение состава консилиума и утверждение протокола установления смерти мозга возложено на заведующего реанимационным отделением, где находится больной, а во время его отсутствия – на ответственного дежурного врача учреждения.

Прекращение реанимационных мероприятий и изъятие органов производится на основании протокола установления смерти мозга. Только при наличии данного процессуального документа возможен отказ от проведения медицинских процедур поддержания жизнедеятельности организма. Заявления близких родственников какого-либо юридического значения для констатации факта смерти больного не имеют.

Правила прекращения реанимационных мероприятий также утверждены постановлением Правительства РФ от 20.09.2012 № 950 (и также повторяют положения закона практически дословно). Там обозначено, что реанимационные мероприятия направлены на восстановление жизненно важных функций, в том числе искусственное поддержание функций дыхания и кровообращения человека, и выполняются медицинским работником (врачом или фельдшером), а в случае их отсутствия – лицами, прошедшими обучение по проведению сердечно-легочной реанимации.

Реанимационные мероприятия прекращаются при признании их абсолютно бесперспективными, а именно:

  • при констатации смерти человека на основании смерти головного мозга;
  • при неэффективности реанимационных мероприятий, направленных на восстановление жизненно важных функций, в течение 30 минут;
  • при отсутствии у новорожденного сердцебиения по истечении 10 минут с начала проведения реанимационных мероприятий в полном объеме.
  • Реанимационные мероприятия не проводятся:
  • при наличии признаков биологической смерти;

при состоянии клинической смерти на фоне прогрессирования достоверно установленных неизлечимых заболеваний или неизлечимых последствий острой травмы, несовместимых с жизнью.

Время прекращения реанимационных мероприятий и (или) констатации смерти указывается в медицинских документах умершего человека

Гарантией недопущения злоупотреблений служит правило, что в диагностике смерти в случае предполагаемого использования умершего в качестве донора запрещается участие трансплантологов и членов бригад, обеспечивающих работу донорской службы и оплачиваемых ею.

Обращаем внимание, что ни один из представленных документов не распространяется на установление смерти мозга у детей. Это признается многими специалистами как одно из основных препятствий для развития детской трансплантологии .

Предлагаемый на суд общественности Минздравом России проект федерального закона «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)»  содержит ст. 23, которая посвящена констатации смерти человека, но по сути имеет отсылочный характер к нормам Закона № 323-ФЗ. При этом появилась принципиально новая ст. 27 «Кондиционирование донора». Под этим понимается «совокупность мероприятий по поддержанию и своевременной коррекции основных параметров гомеостаза (электролитных, кислотно-основных, гемодинамических и иных показателей)», проводимых с момента завершения процедуры подписания протокола установления смерти человека . «Кондиционирование проводится в отношении реального донора, у которого сохранены сердечная деятельность и дыхание, в том числе за счет поддержания их медикаментозными и (или) техническими средствами, вплоть до полного замещения».

На сайте Минздрава России размещен также проект Порядка по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга человека , в котором упоминается констатация смерти ребенка в возрасте от 1 года на основании смерти его мозга.

Несмотря на подробное описание процедуры констатации смерти головного мозга, в зарубежной судебной практике встречаются неоднозначные ситуации . Кроме того, зарубежное законодательство нередко исходит из обязательного участия близких родственников в принятии решения об отключении аппаратуры жизнеобеспечения. Подробно об этом мы уже говорили в одной из прошлых статей .

Уже неоднократно ранее упомянутый нами А.Э. Уолкер характеризует констатацию смерти человека на основании смерти головного мозга как ятрогению. Ряд врачей вообще не признают смерть мозга как основание признания человека умершим. В разных странах процент таких врачей колеблется от 5 до 20. Настороженное отношение медиков к пограничным ситуациям, когда человек находится между жизнью и смертью, связано еще и с повышенным вниманием со стороны общественности.

Достаточно вспомнить историю итальянки Элуаны Энльяро, которая в возрасте 36 лет впала в кому и находилась на искусственном жизнеобеспечении 17 лет. Понадобилось принятие постановлений различных судебных инстанций, вплоть до Верховного суда Италии, чтобы было вынесено окончательное решение об отключении Элуаны от аппаратуры .

Медицинская наука не стоит на месте. Вполне возможно, что границы могут быть раздвинуты. По словам американского врача интенсивной терапии Сэма Парниа, людей скоро смогут оживлять через 12 и даже через 24 часа после их смерти. Последние научные открытия показали, что при правильном проведении реанимации клетки головного мозга не отмирают через 5 минут после остановки сердца. Доктор Сэм Парниа говорит, что новейшая технология в реаниматологии – это охлаждение тела до температуры от 34 до 32 градусов Цельсия. В этом состоянии пациент сможет пребывать до 24 часов. При пониженной температуре мозгу необходимо меньше кислорода. Охлаждение останавливает процессы образования токсинов, в частности перекиси водорода. В комплексе это препятствует отмиранию клеток, а значит, дает медикам шанс «вытащить человека с того света» .

На сегодняшний день подобная процедура весьма дорогостояща, что ставит вопрос о ее доступности. Если подобную помощь обеспечивать каждому, то это вызовет дополнительную нагрузку на здравоохранение и превратит больницы в ангары по поддержанию внешних функций умерших организмов. Если же ее будут получать только те, кто сможет оплатить дорогостоящую помощь, это станет дополнительным поводом для социальной напряженности в российском обществе.

Констатация смерти человека на основании смерти головного мозга – все-таки нечастое явление. В подавляющем большинстве случаев на основании посмертных изменений констатируется биологическая смерть. Однако именно данная процедура менее всего прописана в нормативных документах. В частности, отсутствует описание посмертных изменений и их признаков.

Примером обратного подхода может служить приказ Комитета по здравоохранению Минского городского исполнительного комитета от 06.10.2009 № 544 «О констатации смерти граждан вне учреждений здравоохранения», который содержит подробнейшее описание биологических признаков смерти. В Республике Беларусь принято также Межведомственное постановление (МВД РБ, Минздрава РБ, Генпрокуратуры РБ, Госслужбы медицинских судебных экспертиз) от 14.07.2009 № 53/221/79/4 «Об установлении единого порядка рассмотрения информации, заявлений (сообщений) о смерти (гибели) граждан, выезда на места происшествий по указанным фактам и направления трупов на исследование» . В указанном документе описываются действия всех должностных лиц в случае получения информации о смерти гражданина вне организации здравоохранения.

Так, определено, что при получении от гражданина или должностного лица государственного органа и иной организации информации о смерти человека вне организации здравоохранения без видимых признаков насильственной смерти (обоснованного подозрения на нее) оперативный дежурный органа внутренних дел обеспечивает прием и регистрацию данной информации, направляет сотрудника органа внутренних дел на место обнаружения трупа в установленном порядке и сообщает о факте смерти в государственную организацию здравоохранения (поликлинику, скорую (неотложную) медицинскую помощь, врачебную амбулаторию, районную больницу).

Администрация (ответственный дежурный, уполномоченное лицо) государственной организации здравоохранения, получившей информацию оперативного дежурного органа внутренних дел о смерти человека без видимых признаков насильственной смерти, высылает медицинского работника на место обнаружения трупа для констатации указанного факта и оформления соответствующих документов. На месте констатации смерти медицинский работник заполняет посмертный эпикриз.

Постановление определяет последовательность действий сотрудника внутренних дел, который при отсутствии признаков насильственной смерти информирует дежурного ОВД об отсутствии оснований для вызова следственно-оперативной группы. Постановление закрепляет, что посмертный эпикриз, оформленный медицинским работником (с подписью сотрудника органа внутренних дел), подлежит передаче участковому (лечащему) врачу амбулаторно-поликлинической организации здравоохранения (лицу, его заменяющему) для помещения в медицинскую карту амбулаторного больного по месту его обслуживания. Если оформление факта смерти без проведения вскрытия невозможно, амбулаторно-поликлиническая организация здравоохранения незамедлительно информирует об этом орган внутренних дел.

Подробно описаны действия должностных лиц при обнаружении признаков насильственной смерти. Контроль за организацией доставления трупа в морг или учреждение судебно-медицинской экспертизы возлагается на органы внутренних дел.

К сожалению, подобных нормативных актов на федеральном уровне в России нет. Каждый субъект Российской Федерации пытается решить данную проблему самостоятельно: изданием приказа территориальных управлений внутренних дел либо соглашения между территориальными органами МВД, Минздрава и Следственного комитета. В некоторых субъектах России подобные акты отсутствуют вообще.

Положительным примером может служить приказ Департамента здравоохранения г. Москвы от 28.04.2012 № 354 «О дальнейшем совершенствовании системы учета, информационного обеспечения и анализа смертности в городе Москве». Приказом утвержден целый перечень документов:

  • Инструкция о порядке назначения патологоанатомических и судебно-медицинских вскрытий;
  • Инструкция о порядке констатации смерти лиц, умерших на дому, врачами поликлиник, поликлинических отделений стационаров и врачами (фельдшерами) Государственного бюджетного учреждения города Москвы «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова» Департамента здравоохранения города Москвы;
  • Инструкция о порядке направления тел умерших в танатологические отделения ГБУЗ города Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы» для производства судебно-медицинского исследования или в патологоанатомические отделения для решения вопроса о проведении патологоанатомического вскрытия или сохранении тел умерших до дня похорон;
  • Положение об Отделе учета, анализа смертности и транспортировки тел умерших (погибших) граждан ГБУЗ города Москвы «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова» Департамента здравоохранения города Москвы.

В Костромской области заключено Соглашение об организации работы сотрудников следственного управления Следственного комитета РФ по Костромской области, Управления Министерства внутренних дел России по Костромской области и медицинских работников при получении и проверке сообщения о смерти человека (обнаружении его трупа). Составной частью соглашения является Положение о порядке действий медицинских работников при получении и проверке сообщения о смерти человека. Ни тот ни другой документы официально опубликованы не были.

Однако во многих регионах России эти вопросы не урегулированы. В итоге главным специалистом по определению смерти нередко становятся похоронный агент, прибывший по вызову родственников, и участковый, составляющий протокол осмотра. Нередка и обратная ситуация, когда при очевидном отсутствии признаков насильственной смерти имеет место перестраховка. Подобная неразбериха происходит из-за отсутствия официального регламента действий каждого должностного лица – медицинского работника и сотрудника органа внутренних дел.

Исходя из этого, считаем необходимым:

  • принять приказ Минздрава России о порядке констатации смерти человека, в котором бы подробно описывались признаки биологической смерти человека;
  • принять на федеральном уровне межведомственный документ о порядке взаимодействия между правоохранительными органами и медицинскими организациями при установлении факта смерти человека;
  • принять новый Порядок по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга человека, в котором были бы отражены все основные достижения современной медицины;
  • принять специальные порядки обращения с гражданами, находящимися в терминальном состоянии и в персистирующем вегетативном состоянии.


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Критерии качества 2017: готовимся к оценке по-новому

Интервью

ФФОМС Наталья Стадченко

Председатель ФФОМС Наталья Стадченко в интервью журналу «Здравоохранение»:

Для медработника страховой представитель – это и контролер, и юридический консультант, и помощник одновременно





Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль