Сохранение врачебной тайны после смерти пациента

1776

Существуют исключения из общего правила о неразглашении врачебной тайны после смерти человека, которые не указаны в ч. 2 ст. 13 Закона об охране здоровья

Закон об охране здоровья (ч. 2 ст. 13) не допускает разглашения сведений, составляющих врачебную тайну, после смерти человека. Ранее действовавшие Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан такого правила специально не предусматривали, что позволяло на практике по-разному подходить к решению этого вопроса. Для сохранения врачебной тайны умершего врачам приходилось руководствоваться этическими нормами и ссылаться на международный опыт.

Так, в Женевской декларации (Международной клятве врача), принятой 2-й Генеральной ассамблеей Всемирной медицинской ассоциации (ВМА) в сентябре 1948 г. (в ред. 1983 г.), записано, что врач принимает на себя обязательства уважать доверенные ему секреты даже после смерти своего пациента.

Согласно Международному кодексу медицинской этики, принятому 3-й Генеральной ассамблеей ВМА в октябре 1949 г. (в ред. 1983 г.), «смерть больного не освобождает врача от обязанности хранить врачебную тайну».

Это же правило зафиксировано в Основах концепции прав пациента в Европе, принятых в 1994 г. Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Оно присутствует и в Этическом кодексе российского врача (утв. 4-й конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 г.), согласно ст. 13 которого «смерть пациента не освобождает от обязанности хранить медицинскую тайну», а также в российском Кодексе профессиональной этики психиатра, принятом на пленуме правления Российского общества психиатров 19 апреля 1994 г.

Вместе с тем, как показывает анализ законодательства, из общего правила, установленного ч. 2 ст. 13 Закона об охране здоровья, предусмотрены исключения, о которых в этой норме не указывается. Одно из таких исключений вытекает из положений ч. 5 ст. 67 Закона об охране здоровья, касающихся правил выдачи медицинского заключения о причине смерти и диагнозе заболевания умершего гражданина. Такое заключение выдается супругу, близкому родственнику (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушке, бабушке). При отсутствии указанных лиц заключение выдается иным родственникам либо законному представителю умершего, правоохранительным органам, органу, осуществляющему государственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности, и органу, осуществляющему контроль качества и условий предоставления медицинской помощи, по их требованию.  Закон предоставляет супругу, родственникам либо законному представителю умершего право обжаловать в суде заключение о результатах патологоанатомического вскрытия.

В законодательстве имеется разночтение по вопросу о правах законного представителя недееспособного лица после его смерти. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее – Закон № 48-ФЗ) в случае смерти подопечного опека прекращается. Следовательно, после констатации смерти недееспособного лица его опекун или организация, осуществлявшая в отношении него опекунские функции, утрачивает права и обязанности, вытекающие из статуса законного представителя. Представляется, что в Закон № 48-ФЗ следует внести уточнение о моменте прекращения исполнения опекуном своих полномочий в отношении умершего подопечного, а также о документе, на основании которого опека прекращается.

На основании данной нормы супруг, близкий родственник вправе получить лишь заключение о причине смерти и диагнозе заболевания умершего и не вправе просить медицинскую организацию предоставить иные медицинские документы и их копии, в т. ч. в целях проверки качества оказанной пациенту медицинской помощи. Такое же правило следует и из других нормативных правовых актов.

Судебная практика. Решением Кавказского районного суда Краснодарского края от 15.06.2012 (дело № 2-594/12) был частично удовлетворен иск Дроздова Н.А. к администрации МБУЗ «Центральная районная больница». На главного врача больницы судом возложено обязательство выдать Дроздову как супругу умершей в соответствии с Рекомендациями по порядку выдачи и заполнения учетной формы №106/у-08, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 26.12.2008 № 782н (письмо Минздравсоцразвития России от 19.01.2009 № 14-6/10/2-178) медицинское свидетельство о смерти Дроздовой Т.С. (умершей 14 апреля 2011 г.), копию протокола установления смерти Дроздовой. В части предоставления возможности ознакомиться с меддокументами умершей супруги (подлинниками историй болезни Дроздовой из поселковой больницы, амбулаторной картой из архива) и получить их копии Дроздову было отказано судом.

В своих исковых требованиях к медицинским организациям родственники умерших часто ссылаются на то, что они вправе получить любые медицинские документы умершего, поскольку врачебная тайна пациента фактически уже была разглашена в результате предоставления им заключения о причине его смерти и диагнозе. Суды, как правило, такие доводы отвергают.

Судебная практика. Октябрьский районный суд г. Барнаула своим решением от 04.09.2013 (дело № 2-2900/13) оставил без удовлетворения заявление Панченко В.П. и Паршиной Т.В. о признании незаконными действий главного врача городской больницы по отказу в выдаче им копии истории болезни умершей Панченко Л.Н.

Муж и дочь Панченко Л.Н. обратились к главному врачу больницы с заявлением о выдаче заверенной копии истории болезни умершей с целью оценки качества оказанной ей медицинской помощи и выявления признаков состава гражданского правонарушения, однако получили отказ со ссылкой на врачебную тайну. Заявители считали, что запрет на разглашение врачебной тайны в отношении умершего «снимается», поскольку близким родственникам, взявшим на себя обязанность осуществить погребение умершего, выдается документ, содержащий сведения о состоянии его здоровья. По их мнению, ответчик фактически уже нарушил указанный им самим основополагающий Закон об охране здоровья, предоставив им справку и свидетельство о смерти, которые содержат сведения, составляющие врачебную тайну, а именно диагноз. Статья 13 Закона об охране здоровья действительно не содержит такого основания для предоставления сведений, но оно, по мнению заявителей, вытекает из ст. 6 и 8 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле».

Суд не согласился с заявителями и пришел к выводу, что отказ главного врача больницы соответствует требованиям закона. Часть 2 ст.13 Закона об охране здоровья устанавливает запрет на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, и после смерти гражданина, за исключением случаев (ч. 3 и 4 ст. 13) предоставления такой информации для соблюдения баланса частных и публичных интересов.

Противоречащим законодательству следует считать положение п. 1.15 Декларации о правах пациентов в России, принятой I Всероссийским конгрессом пациентов 28 мая 2010 г., в соответствии с которым в случае смерти пациента члены его семьи имеют право знакомиться с оригиналами всех его медицинских документов и получать их копии.

Исключение из общего правила о сохранении врачебной тайны после смерти гражданина (ч. 5 ст. 67 Закона об охране здоровья), в силу которого близким родственникам предоставляется медицинское заключение о причине его смерти и диагнозе заболевания, по мнению суда, свидетельствует не о нарушении врачебной тайны, а о том, что интересы родственников умершего по получению информации в данном случае законодатель поставил выше интересов личности, чье право на тайну сохранялось при его жизни. Закон, обеспечивавший охрану права гражданина на врачебную тайну при его жизни, обязывает медработников передать часть конфиденциальных сведений о здоровье и жизни умершего членам его семьи в объеме, определенном ч. 5 ст. 67 Закона об охране здоровья. Запрет на предоставление информации после смерти гражданина за вышеуказанными исключениями распространяется не только на посторонних, но на всех без исключения лиц, включая близких родственников. Ведь нельзя исключить ситуацию, когда гражданин ни при каких обстоятельствах не желает, чтобы сведения о состоянии его здоровья, другая информация, отраженная в его истории болезни, стали достоянием даже близких ему лиц.

Суд отклонил доводы заявителей о том, что, не изучив историю болезни, они не смогут решить вопрос о наличии либо отсутствии оснований для предъявления иска в суд о компенсации морального вреда, поскольку в случае предъявления необоснованного иска будут вынуждены нести судебные расходы на оплату госпошлины, проведение судебно-медицинской экспертизы, услуг представителя. Суд указал, что избрать способ защиты нарушенного права, как собственно и решить вопрос о том, считает он свое право нарушенным или нет, гражданин может на основании имеющейся либо полученной в установленном порядке информации с учетом конкретных жизненных обстоятельств, о которых ему известно. В свою очередь, суд в случае обращения гражданина с соответствующим иском обязан оказать ему содействие в получении сведений и документов, которые не могут быть предоставлены гражданину лично в силу закона. Кроме того, гражданин не лишен права обратиться в органы, осуществляющие госконтроль качества медицинской помощи без взимания какой-либо платы.

Анализ решения. В этом деле представляется несколько спорным мнение суда о том, что законодателем интересы родственников умершего пациента в получении информации поставлены выше интересов личности, чье право на тайну сохранялось при его жизни. Как это ни парадоксально, но выдача родственникам медицинского заключения о причинах смерти пациента, его диагнозе служит интересам не только родственников, но и самого умершего. Информация, содержащаяся в медицинском заключении, служит решению вопроса о захоронении умершего, об обоснованности официально выставленного ему диагноза, с точки зрения, например, оценки его состояния в момент принятия решений незадолго до смерти (составления завещания, подписания договора дарения и проч.). То, что у умершего человека могут быть «свои интересы», подтверждается также позицией суда, выраженной в одном из приведенных ниже судебных решений. Правило о выдаче медицинского заключения о диагнозе и причинах смерти служит также общим целях оказания гражданам качественной медицинской помощи.

В другом деле муж умершей пациентки, которому было выдано медзаключение о причине ее смерти и диагнозе, получил отказ главного врача медорганизации в предоставлении ему результатов анализов, снимков, подробного протокола патологоанатомического исследования трупа жены, ее амбулаторной карты, актов проверок качества оказания ей медицинской помощи и санитарно-эпидемиологического состояния хирургического отделения больницы, проведенных областным управлением Роспотребнадзора. Муж умершей мотивировал свои требования необходимостью проведения независимой экспертизы. Суд первой инстанции отказал ему в удовлетворении исковых требований об обязании медорганизации предоставить указанную медицинскую документацию. Суд апелляционной инстанции  оставил это решение без изменения, указав, что проведение независимой экспертизы не является исключительным основанием для предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, т. к. не входит в закрытый перечень, предусмотренный ч. 4 ст. 13 Закона об охране здоровья.

Суд признал необоснованными также доводы истца о том, что отказ в предоставлении ему медицинской документации жены нарушает его конституционное право на получение информации. Конституция РФ, как указал суд, закрепляет общие положения прав и свобод человека и гражданина, в то время как федеральными законами, в т. ч. Законом об охране здоровья, устанавливаются ограничения на доступ к информации, представляющей врачебную и иную тайну.

Впрочем, некоторые суды приходят и к прямо противоположным выводам, обязывая медорганизации выдавать членам семьи умерших любую медицинскую документацию пациентов. С общечеловеческих позиций такие решения вызывают понимание, однако с позиции права представляются необоснованными.

Судебная практика. Мирнинский районный суд Республики Саха (Якутия) своим решением от 19.12.2012 (дело № 2-А1-775/2012) счел «целесообразным» удовлетворить исковые требования Опиваловой Е.В. к горбольнице, обязав в двухнедельный срок предоставить истице помимо заключения о причине смерти и диагнозе ее мужа также копии его амбулаторной карты, результатов анализов биопсии, пункции и гистологии.

Суд счел необоснованными, несостоятельными и незаконными доводы больницы о том, что Опивалова не является представителем своего умершего мужа О. и не имеет права требовать сведения, составляющие врачебную тайну. С точки зрения суда, истица в силу наличия свидетельства о заключении брака с О., «является его законным представителем». При этом суд сослался на ст. 17 ГК РФ о прекращении правоспособности гражданина его смертью, а также ч. 4 ст. 1 Семейного кодекса РФ, не допускающую ограничения прав граждан в семье. Суд посчитал, что исходя из принципов гуманности, разумности и справедливости переживший супруг имеет полное право защищать права и законные интересы умершего супруга.

Анализ решения. С такой аргументацией нельзя согласиться. Во-первых, супруги, зарегистрировавшие свой брак в установленном порядке, не приобретают статус законных представителей друг друга, не приобретает такого статуса и переживший супруг. Законных представителей, т. е. представителей в силу закона, имеют несовершеннолетние, а также граждане, ограниченные судом в дееспособности или признанные недееспособными. В силу положений ст. 26, 29, 31, 33, 34 ГК РФ, ст. 52 ГПК РФ законными представителями выступают родители, усыновители, опекуны, попечители. Представительство (по доверенности) интересов О. по вопросам оказания ему медицинской помощи, а также в случае его смерти супруги не оформляли. Доводы медицинской организации, следовательно, достаточно убедительны.

Во-вторых, суд сослался на нормы гражданского и семейного законодательства, не имеющие отношения к существу спора. Правоспособность, которую утратил О. вследствие своей смерти, его вдове не переходит. Не было допущено и ограничения прав истицы в сфере семейных правоотношений, поскольку представительство интересов супругов при оказании им медицинской помощи, а также их интересов после смерти Семейным кодексом РФ не регулируется. Кроме того суд, придя к неожиданному умозаключению, что умерший пациент имеет некие права, никак их не конкретизировал, очевидно потому, что применительно к сфере охраны здоровья они законом не регламентированы.

С данным судебным решением особенно контрастируют решения судов, согласно выводам которых близкий родственник умершего пациента не вправе получить копию его истории болезни даже в том случае, когда у родственника имеется доверенность, составленная пациентом при жизни, на право получения его медицинской документации при оказании ему медицинской помощи.

Судебная практика. Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского облсуда (апелляционное определение от 23.10.2013 № 33-3584/2013) оставила без изменения решение Кольского районного суда об отказе в удовлетворении иска Гулько Э.И. к ГОБУЗ «Кольская центральная районная больница» о возложении обязанности выдать копии медицинских документов.

Гулько пояснил, что его мать ХЛП, находясь на лечении в больнице, оформила на него в нотариальном порядке доверенность на представление ее интересов во всех учреждениях, в том числе с правом получения различного рода документов. Кроме того, в ее истории болезни дежурный врач сделал запись о волеизъявлении ХЛП на передачу ее сыну информации о состоянии ее здоровья. В период пребывания матери в стационаре ее лечащий врач предоставлял ему информацию о состоянии ее здоровья, прогнозе развития заболевания. От имени матери он подписывал согласие на медицинское вмешательство, получил посмертный выписной эпикриз.

После ее смерти он дважды обращался к ответчику с заявлением о выдаче копии истории болезни матери, которая ему нужна для изучения результатов обследования, оценки полноты и правильности проведенного лечения, но ему было отказано со ссылкой на врачебную тайну. Гулько указал, что ч. 3 ст.13 Закона об охране здоровья не установлено прекращение действия письменного согласия гражданина на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, с момента его смерти, а также обязательной формы составления такого согласия. Представленная им в материалы дела генеральная доверенность, выданная ХЛП, не оспаривалась и недействительной не признавалась. Она содержит волеизъявление матери на предоставление всех причитающихся ей документов ее сыну, в том числе содержащих медицинскую тайну.

По мнению судебной коллегии, законом не предусмотрено предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, родственнику умершего пациента при отсутствии согласия последнего. Перечень случаев предоставления таких сведений без согласия пациента является исчерпывающим и не предусматривает возможности их предоставления родственнику умершего пациента независимо от степени родства, в том числе для целей, заявленных истцом. То обстоятельство, что при жизни ХЛП на имя Гулько выдана доверенность на право представления ее интересов во всех учреждениях с правом получения документов, не свидетельствует о согласии ХЛП на предоставление (разглашение) сведений о состоянии ее здоровья, диагнозе, результатах обследования и лечения после ее смерти. Само по себе предоставление Гулько сведений, составляющих врачебную тайну, в отношении матери в период ее нахождения на лечении не является основанием для предоставления таких сведений после ее смерти при отсутствии доказательств, подтверждающих его право на их получение. Кроме того, на основании подп. 6 п. 1 ст. 188 ГК РФ действие доверенности прекращается вследствие смерти гражданина, ее выдавшего.

Анализ решения. Такой вывод суда представляется хотя формально и верным, однако не вполне справедливым. Трудно себе представить, чтобы мать, оформляя доверенность на имя своего сына на право получения документов, в том числе медицинского характера, рассчитала ситуацию и на случай своей смерти специально оговорила в доверенности свое согласие на предоставление сыну копии истории болезни, если у него возникнут сомнения в обоснованности проводившегося ей лечения. Однако факт остается фактом: в ряде случаев при составлении доверенностей, фиксировании в медицинских документах волеизъявления пациента целесообразно учитывать различные варианты развития событий. Поскольку медицинские организации в большинстве своем не заинтересованы в специальном оформлении такого волеизъявления больного и соответственно в выдаче его доверенным лицам медицинской документации умершего в полном объеме, «бремя» инициативы в этом вопросе лежит на самом пациенте и его близких.

Обоснованность безоговорочного правового запрета в предоставлении близким родственникам умершего возможности ознакомиться с его медицинской документацией не столь очевидна, особенно когда это касается не супруга, а детей умершего. С одной стороны, понятно желание каждого сохранить втайне от детей подробности возникновения, течения заболевания, а также другие конфиденциальные сведения. С другой стороны, известно о влиянии наследственного фактора на развитие многих заболеваний. Врачи при сборе анамнеза обязаны поинтересоваться у пациента, в каком возрасте и чем болели его родственники и, в первую очередь, родители, какими расстройствами страдают сестры, братья. Важную роль могут сыграть не только сведения о диагнозе, но и результаты исследований, рентгеновские и иные снимки. От информированности в данном вопросе зависит то, насколько своевременными и эффективными окажутся меры профилактики возможного развития того или иного наследственного заболевания, влияющего на качество жизни человека. В этом смысле близкий родственник все же должен иметь право на получение определенной информации. Это право, как представляется, является производным от предусмотренного ст. 23 Закона об охране здоровья права граждан на «получение достоверной и своевременной информации о факторах, способствующих сохранению здоровья или оказывающих на него вредное влияние».

Медицинские организации, выполняя требования ч. 2 ст. 13 Закона об охране здоровья, не всегда учитывают положения других частей данной статьи, позволяющие предоставлять медицинскую документацию умерших пациентов. Это относится, в частности к случаям, когда такие данные запрашивает страховая компания для принятия решения о выплате страховки по случаю смерти (гибели) застрахованного лица, заключившего с компанией соответствующий договор. При его заключении гражданин в письменном виде дает согласие на получение страховой организацией после его смерти любой документации, касающейся его состояния здоровья и причин смерти. То есть в данном случае медицинской организации следует исходить из положений ч. 3 ст. 13 Закона об охране здоровья. Согласно ч. 3 ст. 13 Закона об охране здоровья с письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях. Перечень случаев, при которых допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, с письменного согласия пациента, не является исчерпывающим. К «иным» целям разглашения можно отнести и передачу таких сведений в страховую компанию. Медицинская организация, получившая соответствующий запрос, вправе и обязана потребовать подтверждение дачи гражданином при заключении договора указанного выше согласия. После получения недостающих документов медорганизация не вправе отказать страховой компании в выдаче запрашиваемых сведений в силу ч. 8 ст. 10 Закона РФ от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон № 4015-1), согласно которой организации обязаны предоставлять страховщикам по их запросам документы и заключения, связанные с наступлением страхового случая и необходимые для решения вопроса о страховой выплате.

Судебная практика. Судебная коллегия по административным делам Приморского краевого суда (определение от 16.01.2014 по делу № 33-221(33-11113)) оставила без удовлетворения апелляционную жалобу главного врача КГБУЗ «Дальнереченская центральная городская больница» на решение суда первой инстанции. Суд первой инстанции отказал больнице в признании незаконным представления прокурора об устранении нарушений Закона № 4015-1 по факту непредоставления страховой компании СОАО «ВСК» документов, необходимых для решения вопроса о страховой выплате вдове застрахованного лица по договору страхования от несчастных случаев и болезней.

Больница отказала компании в предоставлении заверенной выписки из истории болезни Ф. с посмертным эпикризом. По мнению больницы, страховые компании не входят в перечень субъектов, имеющих право на получение сведений, составляющих врачебную тайну.

Как пояснил представитель компании, в целях заключения и исполнения договора Ф. при жизни дал письменное согласие компании на получение медицинской информации от любого врача, у которого он когда-либо консультировался и (или) лечился. Данное согласие действует с момента подписания договора и до истечения пяти лет после исполнения договорных обязательств. О его наличии больница уведомлялась. В силу ч. 8 ст. 10 Закона № 4015-1 она была обязана предоставить запрашиваемые документы.

Судебная коллегия указала, что ссылка больницы на необходимость соблюдения в данном случае врачебной тайны несостоятельна, поскольку гражданин при заключении договора страхования дал письменное согласие на получение страховой организацией медицинской информации о нем. Страховая компания была вправе получить запрашиваемую информацию на основании ч. 3 ст. 13 Закона об охране здоровья и ч. 8 ст. 10 Закона № 4015-1. Учитывая этот факт, прокурор был вправе внести главному врачу больницы представление, указав на незаконность решения больницы об отказе в предоставлении информации.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 24.02.2005 № 84-О, само по себе представление прокурора силой принудительного исполнения не обладает, поскольку преследует цель понудить организации и должностных лиц устранить допущенные нарушения, прежде всего, в добровольном порядке. Требование о безусловном исполнении представления прокурора реализуется путем специальных процедур:

  • вынесение самим прокурором постановления о возбуждении производства об административном правонарушении;
  • обращение в суд.

Как следует из закона, запросить медицинскую документацию, в т. ч. дополнительную, для целей страховых выплат в связи со смертью гражданина вправе именно страховая компания, но не гражданин – выгодоприобретатель, которому должны быть произведены выплаты согласно договору. Однако страховые компании часто не торопятся исполнять договорные обязательства и пытаются переложить на граждан сбор даже тех документов умерших, которые гражданам не могут быть выданы исходя из установленных законом ограничений. Вероятно, тем самым они надеются завести ситуацию в тупик. В результате медицинские организации вынуждены вступать с гражданами в длительную переписку, заканчивающуюся конфликтом и судебным разбирательством. Отказывая гражданину в предоставлении, например, копии истории болезни умершего, медицинская организация может разъяснить заявителю, что запрашиваемые сведения могут быть предоставлены только в страховую организацию по ее запросу. Туда заявителю и надлежит обратиться.

Судебная практика. Свердловский районный суд г. Перми (решение от 31.10.2013 по делу № 2-3328/2013) удовлетворил иск Ташкиновой Л.А. к ООО «Росгосстрах-Жизнь» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов. В связи со смертью застрахованного лица истица обратилась в страховую компанию по поводу получения страховых выплат. Ей сообщили, что кроме медицинского свидетельства о смерти ей необходимо представить копии амбулаторной карты и истории болезни умершего, в противном случае в рассмотрении заявления ей будет отказано. Госпиталь, в котором проходил лечение застрахованный, отказал истице в выдаче копий указанных документов. Суд, не подвергая сомнению обоснованность решения медицинской организации, указал, что страховая компания нарушила права истицы как потребителя, поскольку имела возможность самостоятельно истребовать дополнительные документы, необходимые ей для выплаты денежных средств по страховому случаю.

Но иногда суды при рассмотрении подобного рода дел идут по линии наименьшего сопротивления и обязывают медицинскую организацию предоставить запрашиваемые сведения не в страховую организацию, а именно гражданину, которому эти сведения нужны исключительно для передачи их страховщикам. Такие решения представляются уязвимыми с точки зрения их правового обоснования и могут быть легко оспорены медицинскими организациями в апелляционном порядке. В некоторых случаях дело осложняется тем, что страховщик для решения вопроса о наступлении страхового случая обязывает собрать необходимые сведения, в т. ч. относящиеся к врачебной тайне, другие заинтересованные организации, например банковскую организацию, являющуюся посредником в договоре между гражданином и страховой компанией. Такая ситуация может возникнуть при страховании кредитного договора, в котором гражданин выступает в качестве заемщика. При этом банковская организация в отличие от страховой компании согласием гражданина на получение таких сведений не располагает.

Судебная практика. Артемовский городской суд Приморского края своим решением от 06.05.2014 (дело № 2-767/2014) удовлетворил исковые требования Бояриновой Р.Ф. к КГБУК «Артемовская городская больница № 2» и обязал больницу в течение 5 дней с момента вступления решения в законную силу предоставить истице выписку из амбулаторной карты ее умершей дочери Б. с указанием дат и причин ее обращений за последние 5 лет.

Бояриновой потребовался данный документ для представления в банк, который, в свою очередь, должен был передать его в пакете с другими документами в страховую компанию по ее требованию. Это было необходимо для признания смерти дочери Бояриновой страховым случаем и перечисления страховых выплат в счет погашения долга по кредитному договору, заключенному дочерью. Однако поскольку банк не смог получить выписку самостоятельно в связи с отказом больницы, сославшейся на врачебную тайну, банк потребовал от истицы предоставить ему указанную выписку. Истица обратилась в больницу, однако ответа не получила. Вследствие возникшей ситуации обязательства по выплате кредита могли быть возложены на истицу.

В суде представитель больницы не возражал против удовлетворения исковых требований. Суд в своем решении сослался на ч. 5 ст. 22 Закона об охране здоровья, в соответствии с которой пациент либо его законный представитель имеет право получать отражающие состояние здоровья медицинские документы и выписки из них. По мнению суда, мать вправе требовать и получать выписку из амбулаторной карты своей дочери.

Анализ решения. Судебное решение не содержит данных об условиях договора страхования, заключенного Б. при оформлении кредита. Суд не исследовал их и не дал им надлежащую правовую оценку в плане наличия (отсутствия) согласия Б. на получение страховой компанией ее медицинских документов. Если такое согласие в договоре отсутствовало, то ситуация в правовом отношении могла быть близка к тупиковой, поскольку де-юре ни страховая компания, ни банк, ни мать умершей Б. не имели права на получение указанных документов. Суд, на наш взгляд, просто воспользовался «удобным» случаем, а именно, позицией ответчика (медицинской организации), не возражавшего выдать истице затребованную ею выписку. При этом суд дал несостоятельное в правовом отношении обоснование своего решения, посчитав мать умершей Б. ее законным представителем. Умершая Б. при заключении кредитного договора была совершеннолетним дееспособным лицом, следовательно, законного представителя не имела. Это вытекает из правила, согласно которому обратиться в банк по поводу получения кредита вправе лишь лицо, достигшее 21 года, и, разумеется, не признанное судом недееспособным или ограниченно дееспособным.

Сохранение врачебной тайны после смерти пациента означает сохранение в тайне не только сведений о диагнозе заболевания и других данных, характеризующих состояние здоровья умершего, но и всей иной информации, включенной ч. 1 ст. 13 Закона об охране здоровья в объем понятия «врачебная тайна». Сюда относится также информация о самом факте обращения гражданина за медицинской помощью. Раскрытие медработником таких сведений путем передачи персональных данных пациента иному лицу, например работнику ритуального агентства, в коммерческих или в иных целях, влечет предусмотренную законом ответственность.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Липецкого облсуда (апелляционное определение от 18.12.2013 по делу № 33-3345/2013) оставила без изменения решение Советского районного суда г. Липецка об отказе в удовлетворении иска С.И. к ГУЗ «Липецкая станция скорой медицинской помощи» о восстановлении на работе.

С.И., заместитель главного врача по медицинской части, была уволена по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с грубым нарушением трудовых обязанностей – разглашением охраняемой законом тайны (врачебной тайны), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Из представления следователя по особо важным делам Следственного Управления СК России по Липецкой области следует, что С.И. вопреки интересам службы и в нарушение своих должностных обязанностей в период с февраля по июль 2013 г., используя служебные полномочия, организовала передачу работниками медицинской организации, а также лично предоставляла индивидуальному предпринимателю Э., оказывающей ритуальные услуги, информацию о фактах обращения граждан в скорую помощь, о местонахождении умерших или лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии, в некоторых случаях с номерами телефонов.

В соответствии с разд. 4 Положения «О работе с персональными данными пациентов ГУЗ “ЛОССМП”» (утв. 10 декабря 2012 г.), сотрудник медорганизации не должен сообщать персональные данные пациентов третьей стороне, в т. ч. в коммерческих целях.

Как следует из трудового договора, заключенного с С.И., и дополнительных соглашений к нему, истица несет ответственность за разглашение ставших известными ей в связи с исполнением служебных обязанностей сведений, относящихся к охраняемой законом тайне (государственной, служебной, коммерческой, врачебной и иной). С.И. дала обязательство о неразглашении персональных данных пациента, в частности, о месте жительства, номере телефона, о заболеваниях и смерти.

Судебная коллегия не приняла во внимание доводы истицы, что жалоб от родственников умерших по фактам сообщения ею сведений о смерти пациентов в ритуальное агентство не поступало.

В Законе об охране здоровья закреплен абсолютный запрет на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, поэтому независимо от наличия жалоб от пациентов и их родственников такие действия влекут предусмотренную законом ответственность.

Обоснованность единой позиции медицинской организации и суда в данном деле сомнений не вызывает. Тем не менее, как показывает судебная практика, некоторые суды не в курсе того, что сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи относятся к врачебной тайне, и дают нелепую, противоречащую закону интерпретацию этого понятия. Так, если медицинские организации отказывают на законных основаниях в предоставлении сведений об умерших, особенно в силовые ведомства, их ожидают весьма ощутимые санкции.

Судебная практика. Негосударственное учреждение здравоохранения «Дорожная больница на станции Свердловск-Пассажирский ОАО РЖД» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области (далее – УФАС) о назначении наказания и виде штрафа в размере 300 тыс. руб. за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ. Суд своим решением от 05.09.2012 (дело № А60-29553/2012) в удовлетворении требований больницы отказал.

Больница была привлечена к административной ответственности за отказ в предоставлении в УФАС данных о пациентах, умерших в 2010–2011 г., с указанием их ФИО, дат рождения и смерти. Суд не принял во внимание довод больницы о том, что эти данные относятся к врачебной тайне и защищены законом, дав следующую аргументацию. Врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении (гл. 2 «Основные принципы охраны здоровья», ч. 1 ст. 13 Закона об охране здоровья). Пункт 1 ст. 2 Закона об охране здоровья раскрывает понятие «здоровье» – это состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма. Из смысла указанных норм следует, что врачебную тайну составляют только сведения, относящиеся к здоровью человека.

При этом, как указал суд, Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ) установлены право антимонопольного органа на получение информации, документов и обязанность хозяйствующего субъекта их представить. Названный закон не содержит ограничений по составу и объему запрашиваемой информации. УФАС запрашивало сведения не в рамках проверки деятельности больницы, а в рамках рассмотрения заявления ООО «Проф Ритуал» о нарушении больницей антимонопольного законодательства на основании ст. 25 и 44 Закона № 135-ФЗ.

Апелляционная жалоба больницы была оставлена вышестоящим судом без удовлетворения.

Анализ решения. Рассуждения суда по поводу понятия «врачебная тайна» не выдерживают критики и, к сожалению, свидетельствуют о некомпетентности суда в данном вопросе. Сведения, касающиеся состояния здоровья, согласно ч. 1 ст. 10 Закона № 152-ФЗ являются специальной категорией персональных данных, но ими не исчерпывается объем понятия «врачебная тайна», предусмотренного ч. 1 ст. 13 Закона об охране здоровья. Что же касается права ФАС России на затребование необходимых ей сведений, то следует обратить внимание на положение ч. 3 ст. 25 Закона № 135-ФЗ, в соответствии с которым «информация, составляющая коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, представляется в антимонопольный орган в соответствии с требованиями, установленными федеральными законами». Аналогичное правило записано и в ч. 6 ст. 44 Закона № 135-ФЗ, указывающей, что антимонопольный орган вправе запрашивать сведения с соблюдением требований законодательства РФ об охраняемой законом тайне.

Таким законодательным актом в данном случае является Закон об охране здоровья. Часть 4 ст. 13 Закона не включает антимонопольный орган в число субъектов, которым могут без согласия граждан предоставляться сведения, относящиеся к врачебной тайне, в целях рассмотрения заявления о нарушении антимонопольного законодательства. Перечень, содержащийся в ч. 4 ст. 13, исчерпывающий.

В соответствии с ч. 1.2 ст. 28.1 КоАП РФ поводом к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.9, 14.31, 14.31.1 – 14.33 Кодекса, является принятие комиссией антимонопольного органа решения, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации.

Вместе с тем антимонопольный орган вправе запросить сведения, составляющие врачебную тайну, руководствуясь п. 3 ч. 4 ст. 13, однако лишь в том случае, если в ходе рассмотрения заявления (материалов) антимонопольный орган примет решение о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства и по результатам его рассмотрения будет возбуждено дело об административном правонарушении, которое, в свою очередь, потребует административного расследования (ст. 28.7 КоАП РФ).

Читайте в ближайших номерах журнала «Правовые вопросы в здравоохранении»
    Читать >>


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Мероприятия

      Мероприятия

      Повышаем квалификацию

      Посмотреть

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      А еще...








      Наши продукты






















      © МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

      Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

      Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
      Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-64203 от 31.12.2015.

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×