Правовое регулирование искусственного прерывания беременности

493

Проблема
Пробелы в регулировании права на искусственное прерывание беременности; неоднозначность отношения общества к абортам

Чем грозит
Опасность привлечения медицинских работников к ответственности за нарушение законодательства; посягательства на жизнь и здоровье врачей, проводящих аборты

Как избежать
Скорректировать нормы Закона об охране здоровья и СК РФ в части решения вопроса о даче согласия законными представителями недееспособной матери на аборт; уточнить положения Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология»

Вследствие напряженной демографической ситуации проблема абортов для России является весьма актуальной. Еще в 2006 г. Президент РФ В. Путин в ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ обратил внимание на необходимость «сбережения народа» и предложил принять меры для стимулирования рождаемости. Позднее были разработаны различные социальные программы разной степени эффективности, направленные на поощрение материнства. Несмотря на их реализацию, негативные прогнозы по росту числа населения сохраняются. Проблемы демографии находят свое отражение в нормативных актах нашего государства, нацеливая органы государственной власти на их решение.

Так, в пункте 45 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. (утв. Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537) определено, что к стратегическим целям обеспечения национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан относятся стабилизация численности населения в среднесрочной перспективе и коренное улучшение демографической ситуации в долгосрочной перспективе.

Согласно Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. (утв. Указом Президента РФ от 09.10.2007 № 1351) демографическая политика направлена на увеличение продолжительности жизни населения, сокращение уровня смертности, рост рождаемости, регулирование внутренней и внешней миграции, сохранение и укрепление здоровья населения и улучшение на этой основе демографической ситуации в стране.

Декларируемый прирост населения не подтверждается данными Росстата и отнюдь не указывает на формирование устойчивых положительных тенденций. Этот прирост был заложен в 1980-х гг. как результат антиалкогольной кампании, роста жилищного строительства, наличия реальных социальных гарантий и иных позитивных факторов.

В этих обстоятельствах проблема искусственного прерывания беременности перестает быть личным делом конкретного гражданина и приобретает государственный масштаб. Отчасти именно по этим причинам аборт становится предметом обсуждения на политических площадках. Преодоление демографического кризиса видится в установлении запрета на искусственное прерывание беременности. Так, еще в 2001 г. лидер ЛДПР В. Жириновский предлагал запретить аборты на ближайшие десять лет «в целях улучшения демографической ситуации». В 2006 г. депутаты фракции «Родина» А. Крутов и Н. Леонов попытались запретить замужним женщинам прерывать беременность без согласия мужа. Однако проект не прошел первое чтение: за него проголосовали всего 39 парламентариев.

Самым последовательным борцом с абортами можно считать депутата от партии «Справедливая Россия» Александра Чуева. В феврале 2004 г. парламентарий предложил исчислять правоспособность граждан с момента зачатия. В сентябре того же года Чуев выступил с инициативой разрешить размещение рекламы услуг по искусственному прерыванию беременности только в специализированных медицинских изданиях. В марте 2005 г. депутат внес новый законопроект, запрещающий финансирование абортов за счет обязательного медицинского страхования (ОМС). Отметим, что ни один из этих законопроектов не был принят, а голоса «за» исчислялись единицами.

Сергей Бабурин в 2007 г. внес на рассмотрение палаты законопроект о запрете абортов при отсутствии медицинских показаний. Соответствующими статьями, предусматривающими ответственность за нарушение запрета, он предлагал дополнить УК РФ.

Статья 56 Закона об охране здоровья

В настоящее время порядок проведения искусственного прерывания беременности определен ст. 56 Закона об охране здоровья. Содержание этой статьи несколько парадоксально. Поясним нашу точку зрения. В части 1 статьи речь идет о закреплении права каждой женщины самостоятельно решать вопрос о материнстве. Это достаточно широкое правомочие, которое охватывает различный спектр вариантов поведения: отказ от материнства вообще, репродуктивное поведение (наличие одного, двух и более детей), прерывание беременности, использование методов контрацепции в целях недопущения нежелательной беременности и т. д.

Однако далее выясняется, что законодатель понимает право на материнство слишком узко, поскольку уже во втором предложении ч. 1 ст. 56 закреплено: «Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия». Получается, что право на материнство понимается лишь как отказ от провозглашаемого блага. Такой подход видится нам порочным, ведь ст. 38 Конституции РФ определено, что материнство находится под защитой государства. И Конституцией РФ материнство понимается отнюдь не как возможность от него отказаться.

ЦИФРЫ

538 512 человек родились в 2013 г., абортов же было сделано 1 012 399. Фактически речь идет о двукратном превышении числа абортов по отношению к числу родившихся.

Право женщины на прерывание беременности не абсолютно. Помимо обязательного условия – ее согласия – добавляются дополнительные условия, без соблюдения которых женщина уже не вправе свободно располагать собой. Некоторые из таких условий первичны, иные – вторичны. Первичными следует считать сроки беременности, при наступлении которых возникают требования о наличии социальных или медицинских показаний (вторичные условия). Перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (соответствующий перечень утвержден приказом Минздравсоцразвития России от 03.12.2007 № 736), а перечень социальных показаний – Правительством РФ (утв. постановлением Правительства РФ от 06.02.2012 № 98).

Свободный порядок проведения искусственного прерывания беременности, когда достаточно только волеизъявления женщины, устанавливается при сроке беременности до 12 недель. По истечении этого срока устанавливается разрешительный порядок проведения аборта. Женщина должна представить доказательства наличия либо социальных (при сроке беременности до 22 недель), либо медицинских показаний (независимо от срока беременности). Точка отсчета, взятая от срока беременности, основывается на возможности учета всех интересов: матери, ребенка, государства.

В преамбуле Декларации прав ребенка (принята резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН 20.11.1959) подчеркивается: «Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения». Аналогичную формулировку использует в своей преамбуле и Конвенция о правах ребенка (принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20.11.1989).

За основу взят так называемый триместровый принцип, характерный для большинства государств, где аборт официально разрешен. В то же время Закон об охране здоровья определяет дополнительные условия проведения операции (ст. 56) по искусственному прерыванию беременности. Причем они относятся и к операциям при сроке беременности до 12 недель. Рекомендуемый образец информированного добровольного согласия на проведение искусственного прерывания беременности при сроке до 12 недель утвержден приказом Минздравсоцразвития России от 17.05.2007 № 335 (далее – приказ № 335).

Следует учитывать, что Федеральным законом от 21.07.2014 № 243-ФЗ в КоАП РФ введена статья 6.32, предусматривающая ответственность за нарушение требований законодательства в сфере охраны здоровья при проведении искусственного прерывания беременности. Часть 1 ст. 6.32 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение требований законодательства в сфере охраны здоровья о получении информированного добровольного согласия. С учетом сложностей получения такого согласия у недееспособных и несовершеннолетних (о которых мы расскажем чуть позже) крайним в такой ситуации может оказаться медицинский работник. Законный представитель не будет являться субъектом данного правонарушения.

Период ожидания

Российское законодательство ставит еще одно дополнительное условие искусственного прерывания беременности при сроке до 12 недель. Речь идет о так называемом периоде ожидания. Часть 3 ст. 56 Закона об охране здоровья предусматривает, что искусственное прерывание беременности проводится:

1) не ранее 48 часов с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности:
а) при сроке беременности четвертая – седьмая недели;
б) при сроке беременности одиннадцатая – двенадцатая недели, но не позднее окончания двенадцатой недели беременности;

2) не ранее семи дней с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности при сроке беременности восьмая – десятая недели беременности.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В Бельгии закреплен период обязательного шестидневного ожидания с момента обращения женщины к врачу. В Голландии после обращения женщины врач дает советы относительно операции, кроме того, предусматривается пятидневный срок «на обдумывание» со дня подачи заявления1.

Кстати, депутат Е. Мизулина предлагала поправку к данному положению, обязывающую ввести для беременной женщины прослушивание сердцебиения плода и визуализацию плода на УЗИ, а также обязательную психологическую консультацию2.

Несоблюдение медиками «периода ожидания» может повлечь привлечение медицинской организации к административной ответственности. В качестве примера приведем постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 04.06.2014 по делу № А31-743/2014, хотя оно и не касалось реального назначения наказания.

Департамент здравоохранения Костромской области обратился в Арбитражный суд Костромской области с заявлением о привлечении ООО «МедЭкспресс» к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ. Как следует из материалов дела, в территориальный орган Росздравнадзора поступила жалоба от гражданки Я. на предмет некачественного оказания акушерско-медицинской помощи в ООО «МедЭкспресс». Территориальным органом Росздравнадзора в отношении ООО «МедЭкспресс» проведена внеплановая выездная проверка, согласованная с органами прокуратуры Костромской области.

В ходе проверки установлено, что ООО «МедЭкспресс» осуществляет медицинскую деятельность с грубыми нарушениями лицензионных требований, выразившимися, в частности, в том, что гражданке Я. проведено искусственное прерывание беременности непосредственно в день обращения, а не спустя 48 часов с момента обращения.

ООО «МедЭкспресс» избежало ответственности лишь потому, что деяние было неправильно квалифицировано департаментом здравоохранения – по ч. 3 ст. 14.1, а не по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ, поскольку суд «установил, что выявленные нарушения привели к ухудшению здоровья пациентки и являются грубыми».

Суд первой инстанции не переквалифицировал правонарушение на ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ, т. к. привлечение ООО к административной ответственности по этой части статьи КоАП РФ ухудшит3 его положение, что не допускается.

ВАЖНО

Привлечение к ответственности по ст. 6.32 КоАП РФ не исключает привлечения к ответственности по ст. 14.1 КоАП РФ

Часть 2 ст. 6.32 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение сроков (в т. ч. при наличии медицинских и социальных показаний, а также учитывая сроки с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности), установленных законодательством в сфере охраны здоровья для проведения искусственного прерывания беременности, в виде штрафа: для граждан в размере от 4 тыс. до 5 тыс. руб.; для должностных лиц – от 10 тыс. до 30 тыс. руб.; для юридических лиц – от 100 тыс. до 150 тыс. руб.

В примечании к ст. 6.32 поясняется, что под гражданами (в целях данной статьи) понимаются медицинские работники, не являющиеся должностными лицами.

Консультирование

Во многих странах противники абортов пытаются лоббировать если не запрещение абортов, то по крайней мере «период ожидания» (или «период окна»4) и обязательную консультацию перед абортом. Предполагается, что женщина должна взвесить все за и против своего поступка, остаться наедине с собой, чтобы принять обдуманное решение, основанное на тех сведениях, которые ей должен представить медицинский работник.

В России обязательная консультация косвенно предусмотрена приказом № 335. В образце информированного добровольного согласия, рекомендованного приказом, содержится подробный перечень сведений, о которых пациентка была проинформирована перед подписанием документа (от смысла операции до возможных осложнений). Итоговая запись выглядит следующим образом: «Я имела возможность задавать любые вопросы и на все вопросы получила исчерпывающие ответы. Мне разъяснена также альтернатива проведения операции и возможность не прибегать к ней».

Зарубежное законодательство также указывает на проведение обязательного послеабортного консультирования о репродуктивном планировании и противозачаточных средствах. Например, ст. 16 Закона Исландии от 27.05.1975 № 25/1975 устанавливается: «Женщина, которой был сделан аборт, должна быть проконсультирована о противозачаточных средствах прежде, чем она будет выписана из больницы. Если женщина замужем или если она живет с мужчиной, мужчина также должен по возможности быть проконсультирован о противозачаточных средствах. По истечении некоторого периода времени после аборта женщина обязана появиться для медицинского освидетельствования и беседы»5. Обязательность консультации по вопросам контрацепции предусмотрена Законом Финляндии от 24.03.1970 № 239 «О прерывании беременности» (ст. 4). Российское законодательство не содержит требований об обязательной врачебной консультации после аборта.

Отдельного внимания заслуживает вопрос консультирования женщины с супругом (половым партнером) при решении вопроса о прерывании беременности. Так, в Японии и Турции замужняя женщина, желающая прервать беременность, должна заручиться согласием супруга6. В нашем государстве такая процедура не обязательна. Представители юридической науки при анализе этой проблемы нередко ссылаются на ч. 2 ст. 31 СК РФ, где сказано, что «вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов». Однако напомним, что Закон об охране здоровья закрепляет право решать вопросы материнства только за женщиной (ст. 56).

Европейская практика придерживается следующей точки зрения: «Мать вольна принимать свое решение, даже когда закон дает ей возможность произвести аборт»7. Примером может служить решение Европейской комиссии по правам человека по вопросу приемлемости от 19.05.1992 № 17004/90 по делу «Херц против Норвегии». Заявитель посчитал, что норвежское законодательство, в соответствии с которым его половому партнеру-женщине было дано разрешение на аборт, противоречит нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.).

Изначально была договоренность с женщиной о том, что беременность не будет прерываться, а заявитель берет на себя обязательства по содержанию и уходу за ребенком. Впоследствии мать приняла решение об аборте. В период с 12-й до 18-й недели беременности ее прерывание согласно закону Норвегии об абортах допустимо по разрешению комиссии из двух врачей при выполнении определенных условий. Такое разрешение было дано на основании того, что беременность, рождение и уход за ребенком могут поставить женщину в затруднительное положение. Жалоба была признана по ст. 2 явно необоснованной: «Государство-ответчик не превысило свободу действия, которой, по мнению Комиссии, оно обладает в таком уязвимом вопросе, как аборты»8.

Наиболее четкая позиция по этому вопросу определена Европейской комиссией по правам человека (№ 8416/79, дело Х. против Соединенного Королевства Великобритании). В специальном вердикте комиссия отметила: «Потенциальный муж-отец не имеет права требовать обязательной консультации с ним или обращаться в суд в связи с намерением его жены сделать аборт, т. к. именно женщина является главным заинтересованным лицом в продолжении и прерывании беременности»9. Иное отношение означало бы низведение личности женщины, превращение ее в субъект «второго сорта». В соответствии с Римским статутом Международного уголовного суда принудительная беременность является преступлением против человечности.

Социальные и медицинские показания

При сроке беременности от 12 до 22 недель к условию об информированном добровольном согласии женщины на аборт добавляется такое условие, как наличие социальных показаний. В настоящее время их перечень утвержден постановлением Правительства РФ от 06.02.2012 № 98. В перечне содержится единственное социальное показание – наступление беременности в результате изнасилования (преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ).

Ранее действовавший перечень (утв. постановлением Правительства РФ от 11.08.2003 № 485) включал четыре показания: наличие решения суда о лишении или об ограничении родительских прав; беременность в результате изнасилования; пребывание женщины в местах лишения свободы; наличие инвалидности I–II группы у мужа или смерть мужа во время беременности. Еще более ранний перечень (утв. постановлением Правительства РФ от 08.05.1996 № 567) включал тринадцать показаний.

Таким образом, российское государство в сфере регулирования искусственного прерывания беременности идет по пути сужения правовой свободы женщины. Ограничительная политика отчасти объяснима неблагоприятной демографической ситуацией в стране. Однако статистика показывает, что сокращение числа абортов не связано с сокращением перечня социальных показаний для их проведения.

Искусственное прерывание беременности при наличии медицинских показаний производится независимо от срока беременности. Перечень медицинских показаний утвержден приказом Минздравсоцразвития России от 03.12.2007 № 736.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

В.И. Сакевич задается вопросом, почему именно аборты по социальным показаниям привлекают столь пристальное внимание политиков. «Возможно, такое частое изменение законодательства в отношении социальных абортов призвано создать видимость активных действий в направлении сокращения абортов. Однако вклад социальных абортов в общее число абортов настолько незначителен (особенно после постановления 2003 г.), что не способен повлиять на уровень абортов в стране»10. В 1999 г. было произведено 46 500 таких операций, а с 2003 г. тенденция к уменьшению не прекращалась, достигнув минимума в 2010 г. – 39211.

Проведение абортов несовершеннолетним

Отдельные трудности возникают у медиков при обращении в медицинскую организацию несовершеннолетней женщины (или ее родителей). Часть 2 ст. 54 Закона об охране здоровья определяет возраст, с наступлением которого несовершеннолетние имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него. Общее правило – 15 лет, для больных наркоманией – 16 лет. Таким образом, 15-летняя женщина может решить вопрос о материнстве самостоятельно, ее родители о принятом решении не уведомляются.

Но данное правило вступает в противоречие со ст. 64 СК РФ, согласно которой защита прав и интересов детей возлагается на их родителей: «Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий». Ребенком человек считается до достижения возраста 18 лет. Кроме того, законных представителей (родителей), как правило, двое. В соответствии со ст. 61 СК РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей. Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию (п. 2 ст. 65 СК РФ). Однако исходя из ст. 20 Закона об охране здоровья условием медицинского вмешательства в отношении гражданина, не достигшего 15 лет (общее правило), является согласие одного из родителей12.

Таким образом, если нет противоречий в интересах родителей, то нет проблем и для медицинской организации. Если же таковые есть, то ч. 2 ст. 64 СК РФ устанавливает: «Родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей».

ЦИФРЫ

474 операции искусственного прерывания беременности были выполнены в 2013 г. женщинам до 14 лет включительно. В возрасте 15–17 лет в 2013 г. совершено 12 473 аборта.

Следует подчеркнуть, что принятие решения о назначении представителя возможно не только в случае разногласия между родителем (родителями) и ребенком, но и в том случае, когда родители, являющиеся его законными представителями, не имеют единой согласованной позиции, и это может негативно отразиться на правах и интересах ребенка. Если среди родителей нет согласия по поводу медицинского вмешательства, то медицинский работник должен отложить медицинское вмешательство до совершения действий органом опеки и попечительства, который должен назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Еще больше сложностей возникает, если нет согласия между родителями и ребенком, даже в том случае, если последнему не исполнилось 15 лет. Врач может быть поставлен перед выбором: делать принудительный аборт или передавать ситуацию на разрешение органа опеки и попечительства. Зарубежное законодательство нередко исходит из общего принципа уведомления родителей несовершеннолетней о ее желании прервать беременность. Подобные установления оцениваются неоднозначно.

В 2006 г. Высший суд Великобритании отказал 52-летней Сью Эксон в иске против Национальной системы здравоохранения. Одна из дочерей Эксон сделала себе аборт в государственной клинике в возрасте 15 лет. Правила, действующие в Великобритании с июля 2004 г., не обязывают врачей информировать родителей о подобных операциях, выполненных их несовершеннолетним дочерям в случае отсутствия медицинских противопоказаний к аборту. Мать узнала о сделанном дочерью аборте лишь через год после операции, когда девушка забеременела во второй раз. Сама мать пятерых детей Сью Эксон считает, что родители имеют право знать об аборте, чтобы помочь дочерям принять правильное решение и избежать пагубных последствий.

Высший суд Великобритании подтвердил право несовершеннолетних детей сохранять аборт в тайне от родителей. Как указывается в судебном постановлении, принудительное оповещение родителей об абортах может подтолкнуть несовершеннолетних девушек к ошибочному решению и заставить их обратиться к услугам врачей, работающих нелегально. Впрочем, председатель Высшего суда подчеркнул, что перед искусственным прерыванием беременности врачи гинекологических клиник обязаны настоятельно рекомендовать своим несовершеннолетним пациенткам обсудить свое решение с родителями. Решение Высшего суда Великобритании было одобрено Министерством здравоохранения и Британской ассоциацией планирования семьи.

Проведение аборта совершеннолетним недееспособным лицам

Часть 7 ст. 56 Закона об основах охраны здоровья граждан устанавливает специальную процедуру искусственного прерывания беременности у совершеннолетней женщины, признанной недееспособной: «Искусственное прерывание беременности у совершеннолетней, признанной в установленном законом порядке недееспособной, если она по своему состоянию не способна выразить свою волю, возможно по решению суда, принимаемому по заявлению ее законного представителя и с участием совершеннолетней, признанной в установленном законом порядке недееспособной». Процедура эта имеет значительное число пробелов.

Во-первых, Закон содержит оценочную формулировку: «Если она по своему состоянию не способна выразить свою волю». Это означает, что одного признания женщины недееспособной недостаточно. Судебная санкция потребуется лишь тогда, когда женщина не может самостоятельно выразить свою волю. Если же она может выразить свою волю, то судебное решение не требуется, даже если она признана недееспособной. Трудно считать данное правило удачным. Неясно, кто же должен дать оценку «способности или неспособности выразить свою волю» – врач или судья? Неясно также, на какие именно случаи распространяется неспособность: на отказ от прерывания беременности или на ее согласие.

Во-вторых, судебное разбирательство инициируется законным представителем беременной женщины. Если законный представитель посчитает, что беременная способна выразить свою волю по поводу аборта, оценить, насколько это соответствует закону и интересам женщины, практически некому. Медицинская организация может быть поставлена в двусмысленное положение.

В-третьих, законодатель предусматривает участие недееспособной в судебном слушании. Однако ее процессуальный статус не определен. Кроме того, ч. 5 ст. 37 ГПК РФ устанавливает лишь право суда привлечь недееспособного к участию в деле. Возможность такого привлечения недееспособного появилась после принятия Постановления Конституционного Суда РФ от 27.02.2009 № 4-П. Но Постановление не снимает все вопросы. Например, остается неясным, должен ли суд посетить недееспособную беременную женщину в месте ее нахождения, если женщина по состоянию здоровья не может быть доставлена в судебное заседание?

В-четвертых, ч. 7 ст. 56 Закона об охране здоровья не обеспечивается нормами ГПК РФ. Не определены сроки рассмотрения дел, а ведь сроки весьма значимы для данного вида медицинского вмешательства. Не определен порядок рассмотрения дел: исковое, особое производство или новый вид судебного разбирательства.

Депутатами Государственной Думы РФ С.Ш. Мурзабаевой, В.Г. Курановым в мае 2014 г. был внесен соответствующий законопроект, которым предлагалось дополнить ГПК РФ нормами о рассмотрении вопроса относительно искусственного прерывания беременности женщины, признанной в установленном порядке недееспособной. Появление данного проекта вызвало непонятную реакцию: авторов стали обвинять в навязывании принудительных абортов. Приведем лишь один из комментариев: «После ознакомления с готовящимся законопроектом становится не по себе, и возникают недвусмысленные аллюзии с законотворчеством гитлеровской Германии»13. В результате проект в октябре 2014 г. был снят с рассмотрения, но тем самым существующая неопределенность в праве не разрешилась.

КОММЕНТАРИЙ АВТОРА

Представим такой вариант развития событий. Социальная организация, выполняя функции законного представителя, «обрабатывает» недееспособную, которая выражает свое согласие на аборт. Судебное решение не представляется, достаточно согласия законного представителя. Но при проведении проверок (например, прокурорской проверки) логика событий может быть изменена. Проверяющий может заявить, что женщина не может выразить свою волю, именно поэтому она и признана недееспособной. Медицинский работник, получается, «поверил на слово» представителю социальной организации, выполняющему функции законного представителя. Сам он не уполномочен направить заявление в суд (как и медицинская организация, если она не выполняет функции законного представителя). Такие полномочия отсутствуют и у контролирующих органов (прокуратура, Росздравнадзор и др.). Последствия же для медработника могут быть печальными: в виде возбужденного уголовного дела. Прерывание беременности трактуется как тяжкий вред здоровью.

Процедура искусственного прерывания беременности

Приказом Минздрава России от 01.11.2012 № 572н утвержден Порядок оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)» (далее – Порядок), в котором даны инструктивные положения о процедуре искусственного прерывания беременности. Основные требования заключаются в следующем:

1. Аборт может проводиться только врачом-акушером-гинекологом в медицинской организации, имеющей лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по «акушерству и гинекологии (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)».

2. Для последующего проведения операции необходимо получение направления на искусственное прерывание беременности от врача. При первичном обращении женщины для искусственного прерывания беременности по желанию женщины или по социальному показанию врач-акушер-гинеколог, а в случае его отсутствия – врач общей практики (семейный врач), медицинский работник фельдшерско-акушерского пункта направляет беременную в кабинет медико-социальной помощи женской консультации для консультирования психологом (медицинским психологом, специалистом по социальной работе).

3. Врач-акушер-гинеколог при обращении женщины за направлением на искусственное прерывание беременности производит обследование для определения срока беременности и исключения медицинских противопоказаний. Искусственное прерывание беременности не проводится при наличии острых инфекционных заболеваний и острых воспалительных процессов любой локализации, включая женские половые органы. Прерывание беременности проводится после излечения указанных заболеваний. При наличии других противопоказаний (состояний, при которых прерывание беременности угрожает жизни или наносит серьезный ущерб здоровью) вопрос решается индивидуально консилиумом врачей. Порядок не содержит уточнений, что делать, если женщина настаивает на искусственном прерывании беременности при отрицательном решении консилиума.

4. Вопрос об искусственном прерывании беременности по социальному показанию решается комиссией в составе руководителя медицинской организации, врача-акушера-гинеколога, юриста, специалиста по социальной работе (при его наличии). Комиссия рассматривает письменное заявление женщины, заключение врача-акушера-гинеколога о сроке беременности, документы, подтверждающие наличие социального показания для искусственного прерывания беременности. При наличии социального показания для искусственного прерывания беременности комиссия выдает заключение, заверенное подписями членов комиссии и печатью медицинской организации.

5. При производстве аборта по медицинским показаниям значение приобретает согласие женщины. Срок беременности юридического значения не имеет. Критерием установления медицинских показаний является сохранение жизни матери, а также рождение нормального здорового ребенка.

Для подтверждения наличия медицинских показаний для искусственного прерывания беременности в медицинских организациях формируется комиссия в составе врача акушера-гинеколога, врача той специальности, к которой относится заболевание (состояние) беременной женщины, являющееся медицинским показанием для искусственного прерывания беременности, и руководителя медицинской организации. Персональный состав комиссии и порядок ее деятельности определяются руководителем медицинской организации.

При наличии медицинских показаний для проведения искусственного прерывания беременности комиссия выдает заключение о наличии у беременной женщины заболевания, являющегося показанием для проведения аборта, заверенное подписями членов комиссии и печатью медицинской организации.

6. Искусственное прерывание беременности осуществляется с обязательным обезболиванием на основе информированного добровольного согласия женщины.

Введение комиссионного порядка принятия решений о направлении на искусственное прерывание беременности вызывает ряд нареканий. Так, непонятно включение в состав комиссии, проводящей проверку наличия социальных показаний, юриста и социального работника. Напомним, что социальное показание всего одно – беременность в результате изнасилования. Повторная проверка этого факта будет причинять дополнительные страдания и без того пострадавшей женщине.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Комиссионный порядок принятия разрешения на аборт некоторое время существовал в Чехии. Закон об искусственном прерывании беременности 1957 г. устанавливал, что помимо желания женщины необходимо было получение специального разрешения, в котором отражалась оценка причин совершения аборта. Для рассмотрения заявлений женщин создавались специальные комиссии. Первичные комиссии создавались при районных учреждениях по делам здравоохранения, и в состав членов комиссии входили заведующий больницей либо избранный им заместитель, заведующий гинекологическим и родильным отделением больницы, совмещенной с поликлиникой, и депутат национального комитета, назначенный районным национальным комитетом. В 1962 г. способ создания и состав комиссий по абортам заметно изменился. Комиссии стали выборными органами национальных комитетов. В 1973 г. состав комиссии по абортам снова изменился: помимо депутата – председателя комиссии и врача третьим членом комиссии был работник отдела попечительства о семье и молодежи14.

Право на аборт или право на жизнь

Практика Европейского Суда по правам человека свидетельствует о его осторожности в оценке законодательных актов об абортах. Одним из принципиальных вопросов, который ставится перед органами европейского контроля, является вопрос о допустимости распространения права на жизнь (ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, далее – ЕКПЧ) на нерожденных детей. Положительный ответ повлек бы за собой далеко идущие последствия относительно полного запрета аборта. Поэтому в деле «Брюггеманн и Шойтен против Федеративной Республики Германия» было установлено: «…Общее использование термина “каждый” в Конвенции… и контекст, в котором используется этот термин в статье 2…, направлены на подкрепление мнения о том, что он не относится к нерожденному»15.

КСТАТИ

Поскольку в Польше приняты серьезные ограничения права на аборт, в ЕСПЧ рассматривалось несколько дел против данного государства. В каждом из решений ЕСПЧ учитывал те или иные особенности дела, не подвергая сомнению общее право государства на свободу усмотрения по столь чувствительному вопросу.

Общая позиция ЕСПЧ заключается в том, что государства должны обладать определенной свободой выбора в регулировании столь деликатного вопроса. При этом законодательство оценивается, как правило, не сквозь призму права на жизнь, а сквозь призму иного права – права на уважение частной жизни (ст. 8 ЕКПЧ), что создает определенные удобства. Так, сама статья допускает ограничение права на частную жизнь. Это позволяет положительно оценивать антиабортное законодательство, при этом не затрагивая фундаментальный вопрос о том, с какого момента следует признавать право на жизнь – с момента рождения или с момента зачатия. В решении по делу «Брюггеманн и Шойтен против Федеративной Республики Германия» указывалось: «Не каждое положение, регулирующее прекращение нежелательной беременности, представляет собой вмешательство в пользование правом на уважение частной жизни матери. Пункт 1 статьи 8 нельзя толковать как означающий, что беременность и ее прекращение в принципе является вопросом частной жизни матери»16. Одновременно это позволяет исследовать и аспекты допустимости искусственного прерывания беременности, признавая их в тех или иных конкретных случаях как прямое продолжение реализации права свободно располагать собой.

Опосредованно право на аборт рассматривалось в деле Оупен Доор Каунселлинг Лтд и Даблин Велл Вумэн Центр Лимитед против Ирландии (Open Door and Dublin Well Woman v. Ireland) 1992 г. Заявители оспаривали нормы, запрещающие предоставлять беременным женщинам информацию о местонахождении, наименовании и способе связи с британскими больницами, делающими аборты. В самой Ирландии аборт запрещен. Суд пришел к выводу, что такие ограничения являются несоразмерными и нарушают ст. 10 ЕКПЧ (право на свободу выражения своего мнения)17. Вместе с тем констатировалось, что запрещение абортов в Ирландии преследовало законную цель – защита нравственности.

Ирландское законодательство, определяющее, что право на жизнь подлежит защите с момента зачатия, часто становится предметом разбирательства в ЕСПЧ: Постановление Европейского Суда от 27 июня 2006 г. по делу «Д. против Ирландии», Постановление Большой палаты Европейского Суда от 16 декабря 2012 г. по делу «A, B и С против Ирландии». В каждом деле обжаловалось отсутствие услуг по прерыванию беременности. В последнем деле заявительницы жаловались на тот факт, что невозможность выполнения аборта в законном порядке делала данную процедуру чрезмерно дорогостоящей, трудновыполнимой и травмирующей.

Государственное финансирование абортов

Во многих государствах практикуется выборочное финансирование операций по искусственному прерыванию беременности. Австрия и Литва выделяют средства только на аборты по медицинским показаниям, в Болгарии оплачиваются государством только аборты несовершеннолетним и изнасилованным женщинам18. Верховный суд США признает конституционным отказ финансирования таких операций со стороны общественных властей: «Конституция не налагает на власти обязанность покрывать расходы на операции для незажиточных женщин»19.

В России также появлялись инициативы, направленные на запрет государственного финансирования медицинских услуг по искусственному прерыванию беременности. Делались попытки исключить аборты из перечня бесплатных медицинских услуг: осенью 2013 г. такой законопроект внесли самарские депутаты. По их замыслу, оплачивать из бюджета следует только те операции, к которым есть медицинские показания или в случаях, когда есть угроза для жизни женщины. В феврале 2014 г. законопроект об отмене бесплатных абортов подготовил известный петербургский депутат В. Милонов, но дальше Законодательного собрания города инициатива не прошла. Глава «Всероссийского родительского собрания» Г. Авдюшин в феврале 2014 г. обратился в Генпрокуратуру РФ с требованием отменить бесплатные аборты, но его запрос был переслан в Минздрав России, который ответил отказом, сославшись на то, что помощь при беременности, родах, в послеродовом периоде и при абортах входит в базовую программу ОМС20.

Проблема запрета абортов

Из международных документов, посвященных регулированию искусственного прерывания беременности, следует выделить резолюцию ПАСЕ № 1607 (2008)21. В резолюции есть констатирующая часть. Так, признается, что аборт ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться как метод планирования семьи. Его следует избегать во всех возможных случаях. Все средства, не противоречащие правам женщин, должны быть использованы, чтобы снизить число как нежелательных беременностей, так и абортов.

Кроме того, в документе систематизируются общие правила, которые применяются в странах – членах Совета Европы. Обозначена обеспокоенность тем фактом, что во многих странах поставлены многочисленные условия, которые ограничивают фактический доступ к безопасным, приемлемым по цене, допустимым и качественным услугам по производству аборта. Эти ограничения являются дискриминационными, поскольку женщины, которые лучше информированы и располагают финансовыми средствами, имеют лучший доступ к легальному и безопасному аборту. При этом отмечается, что даже в случае законодательного разрешения аборта на практике доступ к услугам по производству аборта может отсутствовать.

В Резолюции подчеркивается, что аборт на обоснованных сроках беременности не следует запрещать. Запрет абортов ведет не к уменьшению их числа, а главным образом к нелегальным абортам, которые являются более травматичными и приводят к увеличению материнской смертности и/или к «абортному туризму», который требует финансовых затрат и приводит к откладыванию аборта и, как следствие, к социальному неравенству. Легитимность аборта не влияет на потребность женщины в аборте, зато влияет на доступ к безопасному аборту.

Итогом констатирующей части выступает признание права всех людей, включая женщин, на уважение их физической неприкосновенности и на свободу контролировать собственное тело: «В этой связи окончательное решение, делать аборт или нет, является делом самой женщины, и у нее должна быть возможность реализовать это право эффективным путем».

Выводы

При анализе правового регулирования искусственного прерывания беременности следует выделить два ключевых момента – отсутствие юридической обязанности иметь детей и ослабление у человечества интереса к увеличению численности населения. Первый постулат предполагает отрицание потребительского взгляда на женщину, безнравственного подхода к вопросам репродукции. Стоит только представить, как изменился бы характер обсуждения проблемы, если бы в проекте законодательного акта предусматривались:

1) возможность принудительной стерилизации мужчин, уклоняющихся от выполнения отцовских обязанностей;
2) оставление ребенка при отказе в аборте незамужней женщине на попечение мужчины;
3) возложение обязанности полного материального обеспечения одинокой матери и ребенка на государство.

При полном запрете аборта основной обремененной стороной выступает только женщина.

Достоверно известно, что в странах, где аборты запрещены, уровень небезопасных абортов гораздо выше, чем в странах, где тотального запрета нет. Так, в 82 странах с наиболее жестким законодательством в области прерывания беременности на 1000 женщин от 15 до 49 лет приходится до 23 небезопасных абортов, в то время как в странах, где аборты разрешены, этот показатель находится на уровне 2 на 1000 женщин. Смертность от небезопасных абортов в странах, где аборт запрещен, составляет 34 смерти на 100 000 живорождений, против менее 1 на 100 000 живорождений в странах, где прерывание беременности легально22.

Проблема искусственного прерывания беременности – это не только проблема женщины, идущей на данную операцию, это проблема всего общества. Обозначим лишь некоторые практические выводы:

1. Недопустима политизация практики абортов. Вопрос о регулировании личных прав, наиболее затрагивающих статус гражданина, не должен решаться исходя из принципов политической конъюнктуры и государственной необходимости.

2. В вопросах материнства наиболее заинтересованной стороной выступает мать будущего ребенка. Действующее законодательство при конкуренции с правами будущего отца должно исходить из безусловного приоритета прав матери.

3.Необходимо скорректировать нормы Закона об охране здоровья и СК РФ в части решения вопроса о даче согласия-несогласия законными представителями на искусственное прерывание беременности несовершеннолетних лиц. По-видимому, необходимо предусмотреть дополнительные гарантии прав несовершеннолетних, которые могли бы обеспечиваться участием представителя органа опеки и попечительства.

4. Необходимо ликвидировать комиссионный порядок принятия решения об искусственном прерывании беременности по социальным показаниям. Поскольку в Российской Федерации действует только одно социальное показание (беременность в результате изнасилования), необходимо предусмотреть выдачу автоматического направления на аборт при медицинском освидетельствовании. Женщина сама решит, воспользоваться ли этим направлением. Применительно к данному показанию необходимо исключить также сроки дополнительного ожидания: от момента обращения до самой операции.

5. Необходимо дополнить ГПК РФ нормами о рассмотрении вопроса относительно искусственного прерывания беременности женщины, признанной в установленном порядке недееспособной.

Правозащитный аспект регулирования абортов является самым противоречивым и политизированным в любое время и в любом государстве. Страдают больше всего медики. В случае разрешения абортов противники устраивают погромы абортариев и убийства врачей, что можно наблюдать в США. При запрещении абортов врачи осуждаются женщинами, создаются предпосылки для производства «криминальных» абортов, увеличивается количество детоубийств. Именно поэтому Декларация о медицинских абортах (Осло, август 1983 г.) содержит категоричное утверждение: «Определение отношения к этому вопросу и правил его решения в данном государстве или общине лежит вне компетенции медицины; врачи должны лишь обеспечить защиту своим пациентам и отстоять собственные права в обществе».


1 Стеценко С.Г. Искусственное прерывание беременности в контексте защиты прав человека / Юрист. 2002. № 5. С. 35. >>вернуться в статью2Независимый доклад Фонда имени Генриха Белля к 56-й сессии Комиссии по положению женщин ООН // Фонд имени Генриха Белля (Московский офис), февраль 2012 г. >>вернуться в статью3 См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 (в ред. от 19.12.2013). >>вернуться в статью4 Салагай О.О. Правовые подходы Совета Европы к регулированию вопросов прерывания беременности // Российская юстиция. 2012. № 12. С. 23. >>вернуться в статью5 Понкин И.В. Демография: зарубежный опыт правового регулирования. М., 2005. >>вернуться в статью6 Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва. 30 июня 2000 г. >>вернуться в статью7 Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. С. 261. >>вернуться в статью8 Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 131. >>вернуться в статью9 Медицина и права человека. М. 1992. С. 83. >>вернуться в статью10Сакевич В.И. Новые ограничения права на аборт в России >>вернуться в статью11Петренко В. Причин для аборта почти не осталось >>вернуться в статью12 См. более подробно: Романовская О.В. Законные представители в здравоохранительных правоотношениях // Менеджер здравоохранения. 2013. № 11. С. 34–43. >>вернуться в статью13 Сазонов В.В Госдуме предлагают отправлять недееспособных женщин на принудительные аборты >>вернуться в статью14 Дргонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1991. С. 200. >>вернуться в статью15 Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 131. >>вернуться в статью16 Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 296. >>вернуться в статью17 Решения Европейского Суда по правам человека по применению статьи 10 Европейской конвенции по правам человека. М., 1998. С. 47. >>вернуться в статью18 Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва. 30 июня 2000 г. >>вернуться в статью19 Франковски С., Гольдман Р., Лентовска Э. Верховный суд США о гражданских правах и свободах. Варшава. 1997. С. 40. >>вернуться в статью20 Погосян А., Подрез Т. Минздрав: введение платных абортов противоречит Конституции / Известия. 2014. 16 апреля. >>вернуться в статью21 Сакевич В.И. Парламентская ассамблея Совета Европы голосует за право на аборт >>вернуться в статью22 Салагай О.О. Сравнительно-правовой анализ зарубежного законодательства о проведении искусственного прерывания беременности // Медицинское право. 2008. № 3. >>вернуться в статью

Читайте в ближайших номерах журнала «Правовые вопросы в здравоохранении»
    Читать >>


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Мероприятия

      Мероприятия

      Повышаем квалификацию

      Посмотреть

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      А еще...








      Наши продукты






















      © МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

      Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

      Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
      Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-64203 от 31.12.2015.

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×