text

🎁 УЛЁТНЫЕ СКИДКИ 30%! Поймать »

Здравоохранение

Можно ли установить группу инвалидности лицу без его согласия?

  • 15 апреля 2012
  • 49

Медико-социальная экспер­тиза (далее — МСЭ) про­водится в соответствии с законодательством о социальной за­щите инвалидов. Согласно ч. 4 ст. 1 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ "О социальной защите ин­валидов в Российской Федерации" (далее — Закон № 181-ФЗ) обязан­ности по установлению порядка и условий признания лица инвалидом возложены на Правительство РФ.

В соответствии с п. 24 Правил при­знания лица инвалидом, утвержден­ных постановлением Правительст­ва РФ от 20.02.2006 № 95, МСЭ проводится по за­явлению гражданина (его законного предста­вителя). Из этого следу­ет, что освидетельство­вание и установление инвалидности дееспо­собному лицу возможно только на добровольной основе. Наличие на­правления на МСЭ, вы­данного организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь, не обязывает лицо проходить такую экспертизу. Для проведения МСЭ по­мимо направления необходимо также личное заявление лица, в котором он формулирует просьбу о проведении МСЭ и указывает ее цели. Устное или письменное согласие лица на проведе­ние МСЭ, отраженное в медицинской документации, не заменяет подачу за­явления. За гражданина, признанного судом недееспособным, заявление в бюро МСЭ подает его законный пред­ставитель.

Внимание! Для скачивания доступны новые образцы: Приказ о внедрении ВКК, Алгоритм создания СОПа, Приказ о Внедрении профстандартов

Большие трудности на практике возникают при установлении инва­лидности больным с выраженными нарушениями психических функ­ций, неспособным удовлетворять основные жизненные потребности, но при этом не лишенным судом дееспособности и поэтому не име­ющим законных представителей. Такие больные, как правило, не спо­собны к принятию осознанного ре­шения в отношении установления им группы инвалидности. По бо­лезненным мотивам они нередко уклоняются от прохождения МСЭ, а впоследствии отказываются от по­лучения пенсии.

Закон № 181-ФЗ не содержит спе­циальных правил касательно инвалидизации граждан данной категории. Возможность проведения МСЭ, вклю­чая освидетельствование, дееспособ­ному лицу без его согласия в случаях, когда лицо по своему состоянию не способно к волеизъявлению, не преду­сматривается также и в постановле­нии Правительства РФ от 20.02.2006

№ 95 "О порядке и условиях призна­ния лица инвалидом".

Правила психиатрического освиде­тельствования в недобровольном по­рядке, предусмотренные Законом РФ "О психиатрической помощи и гаран­тиях прав граждан при ее оказании" (далее — Закон о психиатрической помощи), касающиеся беспомощных больных, неспособных самостоятель­но удовлетворять основные жизнен­ные потребности (п. "б" ч. 4 ст. 23), либо больных, находящихся под ди­спансерным наблюдением (ч. 5 ст. 23), к данным правоотношениям не при­менимы, поскольку МСЭ не относится к сфере действия указанного закона.

До недавнего времени больных дан­ной категории нередко направляли на МСЭ по инициативе их родственни­ков, которые от имени больных под­писывали заявление, давали согласие на обработку персональных данных, получали документы с результатами их освидетельствования и оформляли пенсию, не имея при этом доверенно­сти от самого больного. В направлении

на МСЭ (форма № 088/у-Об)1 в графе № 4 (фамилия, имя, отчество законно­го представителя гражданина при его наличии) под видом законного пред­ставителя такого гражданина врачи в обход закона указывали родственни­ка больного. Больному, фактически не понимающему существа дела, было достаточно в документах вместо под­писи поставить "закорючку".

Административный регламент

Имеющийся пробел в законода­тельстве попытался устранить Минздравсоцразвития России, утвердив­ший своим приказом от 11.04.2011 № 295н Административный регла­мент по предоставлению государст­венной услуги по проведению меди­ко-социальной экспертизы (далее — Регламент).

В соответствии с абзацем двенад­цатым подп. "б" п. 24 Регламента в случаях, когда состояние здоровья по­лучателя государственной услуги не позволяет ему выразить свою волю и отсутствует законный представитель, освидетельствование получателя го­сударственной услуги проводится по заявлению, подписанному лечащим врачом и председателем врачебной комиссии (заместителем главного врача организации, оказывающей лечебно-профилактическую помощь гражданину).

Нововведение, на первый взгляд, вносит некоторую упорядоченность в вопрос о процедуре освидетель­ствования данной категории боль­ных в рамках МСЭ. Его концепция, по-видимому, основана на том, что для таких больных наибольшим злом служит неохваченность мерами со­циальной защиты, а не нарушение их права отказаться от таких мер. Ины­ми словами, более значимым правом таких граждан признается право на получение пенсии, индивидуальной программы реабилитации, других мер социального обеспечения, по­требность в которых они не способны осознавать. Право не давать согласие на освидетельствование для определе­ния потребности в таких мерах выну­жденно отступает на второй план ис­ходя из фактических интересов самих же правообладателей. Такая позиция в целом способствует реализации законодательства о социальной за­щите инвалидов, а также корреспон­дирует ст. 8 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Россий­ской Федерации" (далее — Закон № 323-ФЗ) об обеспечении социаль­ной защищенности граждан в случае утраты здоровья.

Предусмотренный Регламентом учет способности гражданина по со­стоянию здоровья выразить свою волю в отношении освидетельствова­ния специалистами МСЭ находится в русле изменений, внесенных в 2011 г. в законодательство о здравоохранении и социальном обслуживании. Требова­ние о выявлении и учете способности гражданина, страдающего тяжелым психическим расстройством, выра­зить свою волю в отношении оказания медицинской, в т. ч. психиатрической, помощи, а также касательно помеще­ния в психоневрологический интернат было введено в Закон о психиатриче­ской помощи и предусмотрено в новом Законе № 323-ФЗ2. Однако требование это распространяется лишь на неде­еспособных граждан, что является упущением законодателя. В отно­шении дееспособных граждан, со­стояние которых не позволяет им выразить свою волю, медицинское вмешательство возможно лишь по экстренным показаниям (для устра­нения угрозы жизни). Решение в этом случае принимается консилиу­мом врачей или непосредственно ле­чащим врачом (п. 1 ч. 9 ст. 20 Закона № 323-ФЗ).

Вместе с тем, несмотря на поло­жительные аспекты нововведения, предусмотренного п. 24 Регламента, эту норму можно назвать суррогат­ной. Она не соответствует закону, некорректна по изложению, не имеет развития и последовательного закре­пления в других пунктах Регламента, не обеспечена в организационно-ме­тодическом плане и, наконец, не ре­шает основной проблемы, связанной с инвалидизацией лиц с тяжелыми психическими заболеваниями. Хотя данный ведомственный нормативный акт и прошел регистрацию в Минюсте России, его заведомое несоответствие подзаконному акту (указанному выше постановлению Правительства РФ от 20.02.2006 № 95) вполне очевидно.

1. В п. 24 Регламента определены условия, при которых проведение МСЭ осуществляется в отсутствие строго обязательного документа — за­явления самого гражданина, не при­знанного недееспособным. Очевидно, что министерский приказ не может вводить правила, ограничивающие действие правительственного поста­новления.

2. Пункт 24 Регламента возложил на лечащего врача новую, не свойст­венную ему обязанность: он должен составлять от своего имени заявления с просьбой об освидетельствовании своих пациентов специалистами МСЭ. Между тем понятие "лечащий врач" и его правовой статус определяются не законодательством о социальной за­щите инвалидов, а законодательством о здравоохранении, которое согласно п. 23 Регламента не включено в число правовых оснований для проведения МСЭ. Как следует из п. 15 ст. 2 и 70 За­кона № 323-ФЗ, лечащий врач призван оказывать пациенту медицинскую помощь, но не обязан представлять инте­ресы пациента в учреждениях МСЭ. Обязанности же председателя вра­чебной комиссии организации, оказы­вающей лечебно-профилактическую помощь, исчерпываются выдачей на­правления на МСЭ по установленной форме.

3. Регламентом вводится, по суще­ству, новый вид психиатрического ос­видетельствования лица без его согла­сия. Такое нововведение, по нашему мнению, может быть внесено только законодательным актом.

Следует отметить, что правовая при­рода такого действия, как освидетель­ствование в рамках МСЭ, не вполне ясна. С одной стороны, МСЭ согласно Закону № 323-ФЗ — вид медицинской экспертизы, а ее проведение в соот­ветствии с Регламентом — госуслуга. С другой стороны, освидетельство­ванию, которое проводится в рамках такой экспертизы, присущи свойства медицинского вмешательства, но при этом ни в одном нормативном акте, включая Регламент, оно специально не регулируется. Если признать, что освидетельствование в рамках МСЭ

относится к медицинскому вмеша­тельству, то на него должно распро­страняться правило, предусмотрен­ное п. 3 ч. 9 ст. 20 Закона № 323-ФЗ, в соответствии с которым решение о медицинском вмешательстве в отно­шении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, без их согласия принимается только су­дом. В то же время психиатрическое освидетельствование при проведении МСЭ не подпадает под категорию пси­хиатрического освидетельствования как вида медицинского освидетельст­вования, поскольку второе из них, как следует из ч. 5 ст. 65 Закона № 323-ФЗ, проводится в соответствии с Законом о психиатрической помощи. А этот за­кон, как уже отмечалось, не включен в число правовых оснований для прове­дения МСЭ.

Такая неопределенность и рассо­гласованность в нормативной базе привела к формированию порочной в правовом отношении практики осви­детельствований специалистами МСЭ граждан, находящихся в психиатри­ческом стационаре в недобровольном порядке. У некоторых из опрошенных

нами руководителей бюро МСЭ сло­жилось следующее ложное представ­ление. Если лицо помещено в психиа­трический стационар без его согласия по основаниям, предусмотренным ст. 29 Закона о психиатрической по­мощи, и имеется решение суда о пра­вомерности такой госпитализации, то это дает право специалистам бюро МСЭ по согласованию с врачами пси­хиатрического стационара освиде­тельствовать пациента без его согла­сия уже в рамках проведения МСЭ. Такой позиции придерживается, на­пример, руководитель экспертного состава, специализированного (пси­хиатрического) профиля № 17 Феде­рального бюро МСЭ О.Н. Грибанова. С ее точки зрения, в этих случаях для проведения МСЭ достаточно заяв­ления, подписанного родственником пациента либо главным врачом пси­хиатрического учреждения. В ответ на подобные утверждения следует еще раз подчеркнуть, что решение суда, позволяющее оказывать лицу психиатрическую помощь в недо­бровольном порядке, не распро­страняется на процедуру его освидетельствования для установления инвалидности.

4. В п. 24 Регламента говорится о заявлении, которое необходимо для освидетельствования лица, в то вре­мя как согласно Правилам признания лица, инвалидом и нормам самого Ре­гламента от лица требуется заявление не об освидетельствовании, а о прове­дении ему МСЭ. Отмеченное проти­воречие, т. е. фактически подмена по­нятий и действий, ведет как минимум к ошибкам при оформлении докумен­тов лечащим врачом и председателем врачебной комиссии.

5. В Регламенте не уточняется, в от­ношении каких обстоятельств (фак­та подачи заявления, необходимости прохождения освидетельствования, последствий инвалидизации и др.), в каком порядке и кому надлежит оценивать способность больного ("получателя госуслуги") выразить свою волю. Является ли это функцией ле­чащего врача или находится в ком­петенции врачебной комиссии ЛПУ? Не указывается, как соответствую­щий вывод врачей должен быть отра­жен в медицинской и другой докумен­тации (истории болезни, направлении на МСЭ, заявлении об освидетельст­вовании).

6. Наконец, правило, установлен­ное в п. 24 Регламента, не решает про­блему, связанную с инвалидизацией больных с тяжелыми психическими расстройствами, не способных выра­зить свою волю. Оно регулирует лишь начальный этап инвалидизации — оформление заявления в бюро МСЭ. Дальнейшая последовательность дей­ствий с учетом специфики данных случаев в нормативном акте не про­писана. В связи с этим возникает мно­жество вопросов. Кто должен подать в бюро МСЭ подписанное лечащим врачом заявление? Как должен вы­полняться п. 11 Регламента, предусма­тривающий направление гражданину приглашения на освидетельствование и какая процедура должна применять­ся, если гражданин откажется явиться на освидетельствование или впустить в квартиру специалистов бюро (при МСЭ на дому) или не даст согласия подвергнуться такому освидетельст­вованию, находясь на стационарном лечении? Следует ли специалистам бюро выяснять способность такого лица к принятию решения в отноше­нии проведения МСЭ или нужно ру­ководствоваться мнением на этот счет лечащего врача ЛПУ, подписавшего заявление вместо больного? Чьим мнением (своим или лечащего врача) надлежит руководствоваться специа­листам МСЭ при выполнении п. 54 Регламента, предписывающего спе­циалистам бюро в день проведения экспертизы информировать гражда­нина о порядке и условиях признания лица инвалидом? Вправе ли специа­листы бюро не исполнять п. 9 Регла­мента, обязывающий их выдать само­му гражданину по результатам МСЭ справку об установлении инвалидно­сти? Кому (родственнику граждани­на, лечащему врачу или иному лицу) такая справка может быть выдана, если сам гражданин доверенность на совершение этих действий ни на кого не оформлял?

Неудивительно, что при неуре­гулированности указанных адми­нистративных процедур практика в большинстве регионов исходит из расширительного толкования п. 24 Регламента. Это касается в первую очередь лечебно-профилактических учреждений, чья инициатива влечет нарушение законности. Так, врачеб­ные комиссии психиатрических учре­ждений одновременно с подготовкой заявления в бюро МСЭ об освиде­тельствовании своего пациента выда­ют его родственнику (другому лицу, например социальному работнику) доверенность на право получения из бюро МСЭ документов с результа­тами освидетельствования (справки об инвалидности и индивидуальной программы реабилитации инвали­да). Эти документы необходимы для оформления пенсии и получения (при необходимости) технических средств реабилитации из учреждения Фонда социального страхования.

Такой порядок действий ни Регла­ментом, ни другими нормативными правовыми актами не предусмотрен. Подобные действия, совершаемые лицами, выполняющими в лечебных

учреждениях организационно-рас­порядительные обязанности, при определенных условиях могут быть квалифицированы как превышение должностных полномочий.

Пути решения проблемы

Решить проблему инвалидизации граждан, которые по своему психи­ческому состоянию не способны вы­разить свою волю, лишь мерами ве­домственного нормотворчества, т. е. путем изменения Регламента, вряд ли удастся. Пошаговая конкретизация последовательности действий ЛПУ и учреждений МСЭ по инвалидизации таких граждан, безусловно, необходи­ма. Однако обеспечение законности министерских нововведений невоз­можно без внесения изменений в за­конодательные и подзаконные акты.

С учетом того, что статус инвалида не только предоставляет лицу целую систему мер социальной защиты, но и налагает на него ряд предусмотрен­ных законодательством ограничений (в частности, в отношении выполне­ния определенных видов деятельнос­ти), порядок освидетельствования лица, не способного к волеизъявлению, должен иметь четкое правовое регулирование.

Возможен вариант введения су­дебного порядка направления таких граждан на МСЭ по аналогии с су­дебной процедурой решения вопроса о помещении граждан пожилого воз­раста и инвалидов в стационарные уч­реждения социального обслуживания без их согласия в случаях, если они лишены ухода и поддержки со сторо­ны родственников и при этом не спо­собны самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности (утра­та способности к самообслуживанию и/или активному передвижению)3. Как в одном, так и в другом случае решается, по существу, один и тот же вопрос об оказании гражданину соци­альной поддержки.

Определенная аналогия просмат­ривается и с регулированием вопроса об оказании таким гражданам психиатрической помощи, кото­рый решается, как извест­но, в судебном порядке. Закон о психиатрической помощи в этом случае так­же выделяет критерий беспомощности лица, т. е. его неспособности само­стоятельно удовлетворять основные жизненные потребности. Кроме того, после соответствующей корректировки при регулировании вопросов инвалидизации лица в су­дебном порядке может быть исполь­зован и другой критерий для оказания психиатрической помощи без согла­сия лица — "существенный вред его здоровью вследствие ухудшения пси­хического здоровья, если лицо будет оставлено без психиатрической помо­щи". Ведь "существенный вред" для больного может повлечь оставление его не только без медицинской, но и без социальной помощи.

Аналогия эта, разумеется, неполная. Подчеркнем, что речь идет не о случаях принудительной инвалидизации, т. е. вопреки активному нежеланию гражда­нина проходить такое исследование, а о ситуациях, при которых гражданин не способен к принятию решения.

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
×
Журнал
Гость, Ваш бесплатный доступ к журналу «Здравоохранение» сгорает через

Гость, вам предоставлен VIP-доступ к журналу «Здравоохранение»:
возможность скачивать шаблоны • доступ к видеотренингамкниги  для начмедов
Активировать доступ  
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.