Право пациента на участие в рассмотрении вопроса о его госпитализации в психиатрический стационар

77

Согласно положениям ч. 2 ст. 34 Закона РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон о психиатрической помощи) и ч. 1 ст. 304 ГПК РФ лицу должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации. Если по сведениям, полученным от представителя психиатрического учреждения, психическое состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении данного вопроса в помещении суда, то заявление о госпитализации рассматривается судьей в психиатрическом учреждении.

Эта норма содержит несколько важных положений, но вместе с тем и ряд существенных пробелов, которые нуждаются в комментарии.

1. Лицо, помещенное в психиатрический стационар в недобровольном порядке, не может быть лишено права участвовать в судебном заседании со ссылкой на его психическое состояние. Оно пользуется равными правами

с представителем психиатрического учреждения, участие которого в слушании дела обязательно. Как следует из ст. 34 и ч. 2 ст. 263 ГПК РФ, являясь заинтересованным лицом, госпитализированный приобретает статус лица, участвующего в деле. В этом качестве в соответствии со ст. 35 ГПК РФ он имеет право знакомиться со всеми представленными в суд материалами, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании. Он вправе задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам, специалистам, заявлять ходатайства, в т. ч. об истребовании доказательств, давать объяснения суду в устной и письменной форме, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле, обжаловать судебные постановления, использовать другие процессуальные права.

Закон не позволяет рассматривать дело о недобровольной госпитализации заочно, за исключением случаев, когда лицо лично или через своего представителя заявит ходатайство о рассмотрении заявления больницы в его отсутствие. То есть если лицо при сохранении способности к волеизъявлению откажется от возможности воспользоваться правом личного участия в судебном заседании при условии, что это право ему было предоставлено. Однако с учетом того, что лицо было помещено в стационар без его согласия, его отказ от участия в судебной процедуре по проверке обоснованности такой госпитализации — явление крайне редкое.

В нашей практике имеется лишь один подобный случай, когда пациент, опасаясь произвести на суд «неправильное» впечатление, вполне осознанно предпочел участвовать в судебном заседании не лично, а через своего представителя (юриста в области медицинского права). Участие в суде представителя госпитализированного лица согласно ч. 3 ст. 34 Закона о психиатрической помощи обязательно в любом случае.

Личное участие лица в деле по рассмотрению вопроса о его недобровольной госпитализации не зависит от

состояния его здоровья и обеспечено возможностью проведения выездного заседания суда непосредственно в психиатрическом учреждении. Представители психиатрической общественности, среди которых председатель Московского областного общества психиатров и психиатров-наркологов В.Я. Евтушенко, убеждают своих коллег в невозможности рассмотрения дела без участия пациента. В случае когда пациент по своему состоянию не может прибыть в суд, закон, по их мнению, обязывает судью рассматривать дело в психиатрическом учреждении2.

Отдельные же авторы, в частности преподаватель кафедры Поволжского юридического института А.А. Рож- дествина, полагают, что из текста ст. 34 Закона о психиатрической помощи следует, что участие самого лица, подлежащего госпитализации, в рассмотрении дела необязательно3.

Но тогда возникает вопрос: с какой иной целью законодатель предусмотрел выезд суда в помещение стационара, как не с целью обеспечения личного участия пациента в судебном разбирательстве, чтобы суд имел возможность составить о нем свое мнение и на месте проверить обоснованность недобровольной госпитализации?

В регулировании данного вопроса присутствует некоторая недосказанность, которой пользуются суды и администрация стационаров. Например, неясно, как должно обеспечиваться в судебном заседании, проходящем в стационаре, участие пациента, если он в этот момент находится под медикаментозным воздействием или к нему применены меры физического

стеснения и он лишен возможности передвигаться и (или) осознавать происходящее. Обязан ли в таких случаях судья вместе с прокурором и другими участниками процесса организовать слушания непосредственно в палате у постели больного? На практике этот вопрос решается по-разному, исходя из установок судьи и медперсонала.

У этой проблемы есть и еще один аспект. Существует мнение, что необходимость рассмотрения заявления в психиатрическом стационаре возникает только в тех случаях, когда гражданин по своему психическому состоянию не может быть доставлен в помещение суда, однако способен давать какие-либо пояснения по вопросу его госпитализации прямо в стационаре. Причем данная точка зрения не вступает в противоречие с нормой закона. Ведь закон предусматривает рассмотрение заявления в стационаре в том случае, когда пациент не может находиться в помещении суда, а не тогда, когда он вообще не способен давать какие-либо пояснения.

По мнению Кемеровского областного суда, в связи с тем, что данная норма закона в этой части не конкретизирована и истолковывается правоприменителем неоднозначно, она подлежит разъяснению Верховным Судом РФ. Неясен смысл рассмотрения дела в условиях стационара в ситуации, когда гражданин, страдающий психическим расстройством, полностью не способен отдавать отчет в своих действиях, осознавать происходящее и участвовать в рассмотрении вопроса о его госпитализации4. Анализ судебной практики в данном регионе свидетельствует о том, что

в большинстве случаев судьи в своем решении вообще не конкретизируют место рассмотрения заявления о недобровольной госпитализации. Значительное количество заявлений рассматривается судьями в помещении суда, как с участием лиц, помещенных в стационар в недобровольном порядке, так и в их отсутствие, если по сведениям представителя психиатрического стационара лицо не в состоянии участвовать в рассмотрении заявления и давать пояснения.

По нашему мнению, следует немного сместить акценты. Перед врачами-психиатрами должна стоять задача дать заключение о невозможности лица не участвовать, а присутствовать в судебном заседании в помещении суда. Возможность участия такого лица в процессе, т. е. способность в той или иной мере эффективно защищать свои права и законные интересы, должна определяться судом. Судья, прокурор, другие участники процесса вправе задавать лицу вопросы с целью определения его психического состояния и нуждаемости в стационарном лечении без его согласия. Суд вправе дать оценку пояснениям пациента, определиться в вопросе о том, как к ним следует относиться, можно ли рассматривать их как доказательство по делу, принять соответствующее решение по заявленным пациентом ходатайствам.

2. Как следует из закона, на психиатрическое учреждение возлагается обязанность в случае необходимости предоставить в суд сведения о том, что психическое состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении дела в помещении суда. Указанные сведения должны касаться не вообще (в принципе) возможности участия лица в данном судебном заседании, а лишь возможности его участия в заседании, проводимом в здании суда. Поэтому лечебному учреждению не следует выходить за пределы своих полномочий. Иначе подобная практика может привести к нарушению процессуальных прав лица, судебным ошибкам, обжалованию решения суда, а впоследствии к его отмене вышестоящим судом и судебным искам пациента.

3. Закон не устанавливает, на основании каких критериев определяется возможность или невозможность личной явки госпитализированного лица в помещение суда. Такая неопределенность допускает неоднозначное истолкование нормы и, следовательно, произвольное применение положения

ч. 1 ст. 304 ГПК РФ как составной части процессуального механизма, регулирующего производство по делам о недобровольной госпитализации,

рассматриваемым судом в порядке особого производства. Тем самым нарушается общеправовой принцип формального равенства, закрепленный ст. 19 Конституции РФ.

Похожая неопределенность до недавнего времени обнаруживалась и в норме, регулировавшей процедуру признания лица недееспособным. В прежней редакции ч. 1 ст. 284 ГПК РФ говорилось, что гражданин, в отношении которого рассматривается данное дело, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию его здоровья. В правоприменительной практике по таким делам заключение судебно-психиатрической экспертизы о невозможности лица по характеру заболевания присутствовать в судебном заседании рассматривалось как достаточное основание для того, чтобы не вызывать его в суд. В результате такое лицо лишалось своих процессуальных прав, что не позволяло с достаточной полнотой установить обстоятельства дела.

По этому поводу Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 27.02.2009 № 4-П указал, что такая мера — исходя из требований ч. 3 ст. 5 Конституции РФ применительно к возможности ограничения прав человека и гражданина — должна применяться лишь в том случае, если она обуславливается характером психического заболевания, его видом и степенью, т. е. отвечает критериям необходимости и соразмерности преследуемой цели. Рассмотрение дела в отсутствие самого гражданина (вопреки его желанию) допустимо лишь при наличии особых обстоятельств, например, в случаях, когда существу ют достаточные основания предполагать, что лицо представляет реальную опасность для окружающих либо состояние здоровья не позволяет ему предстать перед судом. Однако и в этих случаях предпочтительно личное ознакомление суда с состоянием гражданина, для того чтобы выяснить его реальную способность присутствовать в судебном заседании и предупредить случаи необоснованного лишения его статуса дееспособного лица.

Позиция Конституционного Суда РФ нашла отражение в новой редакции ч. 1 ст. 284 ГПК РФ. Согласно этой норме гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если его присутствие там не создает опасности для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих. Ему должна быть предоставлена судом возможность изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей. Если личное участие гражданина в проводимом в помещении суда судебном заседании создает опасность для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, дело рассматривается судом по месту нахождения гражданина, в т. ч. в помещении психиатрического стационара или психоневрологического учреждения, с участием самого гражданина (ч. 2 ст. 284).

Таким образом, данная норма гарантирует гражданину право лично участвовать в судебном заседании вне зависимости от его психического состояния, и более того, она прямо устанавливает обязательность такого участия. Нормы, регулирующие порядок недобровольной госпитализации, говорят об этом праве лишь косвенно.

Указанная позиция Конституционного Суда, а также принципы и критерии, заложенные в ч. 1 ст. 284 ГПК РФ, могут быть использованы и при определении места проведения судебного заседания по рассмотрению дела о недобровольной госпитализации.

Нет сомнений в том, что в случае возможного обращения пациента, в отношении которого было принято заочное решение суда о его недобровольной госпитализации, с жалобой на нарушение его конституционных прав положениями ч. 2 ст. 34 Закона о психиатрической помощи и ч. 1 ст. 304 ГПК РФ Конституционный Суд РФ примет решение со ссылкой на приведенную выше правовую позицию.

4. Закон не уточняет, в какой процедуре определяется, позволяет ли лицу его психическое состояние лично участвовать в судебном заседании в помещении суда, а также в какой форме лечебному учреждению следует предоставлять в суд такие сведения. Многие суды требуют от больниц указывать данную информацию в заявлении о недобровольной госпитализации. Такую рекомендацию дает, например, Свердловский областной суд6. Однако она представляется не вполне обоснованной. С момента подготовки заявления в суд до момента проведения судебного заседания обычно проходит несколько дней, за это время состояние пациента меняется и он может приобрести (либо утратить) способность принять участие в судебном заседании в помещении суда.

Суды принимают от больниц информационные сообщения по данному вопросу в устной форме или в виде отдельного документа произвольной формы: телефонограммы, письма, дополнительного врачебного заключения. Последний вариант наиболее предпочтителен, поскольку сведения о невозможности лица участвовать в судебном заседании в помещении суда должны содержать обоснование. Этому обоснованию суд обязан дать оценку еще на стадии подготовки дела, время которой включается в пятидневный срок рассмотрения дела. Такое заключение должно быть основано на освидетельствовании пациента не в первые часы его пребывания в стационаре, когда готовится заключение комиссии врачей об обоснованности проведенной госпитализации, а в день или накануне слушания дела. То что такой документ должен именоваться заключением, следует и из ч. 2 ст. 20 Закона о психиатрической помощи, предусматривающей права врача- психиатра и комиссии врачей-психиатров.

Ссылки больницы на отсутствие транспортных средств для доставки пациента в суд, а также на иные причины, не связанные с психическим состоянием пациента, по которым стационар считает невозможным обеспечить участие пациента в судебном заседании в здании суда, являются неприемлемыми.

По нашему мнению, процедура и форма подготовки требуемых для суда сведений должны быть прописаны в законе. По делу о признании лица недееспособным вопрос о возможности его участия в судебном заседании в помещении суда ставится на разрешение экспертов. Ответ на аналогичный вопрос в отношении недобровольно госпитализированного лица дается теми же медработниками (тем же учреждением), которые поместили его в стационар против его воли. В такой ситуации объективность врачей, подавших сведения в суд о невозможности пациента участвовать в рассмотрении заявления больницы в здании суда, может быть в принципе поставлена под сомнение.

5. Сведения, полученные от представителя стационара в отношении невозможности участия пациента в рассмотрении дела в здании суда, не ограничивают дискрецию суда при решении вопроса о месте рассмотрения дела. Пациент лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя стационара о том, что он не в состоянии присутствовать в судебном заседании в помещении суда.

Суд обязан убедиться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре. При этом такие сведения в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи.

Правило, закрепленное ч. 2 ст. 34 Закона о психиатрической помощи и ч. 1 ст. 304 ГПК РФ, не может рассматриваться как устанавливающее обязанность, но не право суда проводить заседание в помещении стационара на основании одного только факта поступления указанной информации от представителя психиатрического учреждения. Надлежащее отправление правосудия как элемент гарантии права граждан на судебную защиту подразумевает, в частности, что осуществление правосудия имеет место в определенной обстановке и с определенной атрибутикой, т. е. в зале судебного заседания. Отступления от этого правила возможны только в исключительных обстоятельствах и не должны зависеть от усмотрения одного из участников процесса. Указанная правовая позиция выражена Конституционным Судом РФ в Определении от 05.03.2009 № 544-О-П и является общеобязательной.

Данное Определение по-прежнему остается непростым для восприятия. Судьи зачастую трактуют его несколько упрощенно, без учета контекста, что приводит к искажению смысла. Некоторые судьи считают, что при наличии информации от врачей о том, что пациент не может прибыть в здание суда, им позволено не выезжать в больницу. Они не учитывают, что данное положение применимо при условии, когда суд имеет возможность выслушать позицию всех участников процесса, обеспечив состязательность и равноправие сторон.

По нашему мнению, из Определения от 05.03.2009 № 544-О-П следует, что судья может посчитать сведения врачей по данному вопросу неубедительными и принять решение о слушании дела в помещении суда с вызовом пациента в суд. Такое решение суд может принять как по собственной инициативе, так и по ходатайству пациента.

6. Согласно закону, право личного участия в судебном заседании пациенту должно быть предоставлено.

Это правило зачастую остается декларацией, поскольку не обеспечено четко прописанным механизмом реализации. Понятно, что обязанность по предоставлению такого права лежит как на суде, так и на лечебном учреждении. Это означает, что по общим правилам судопроизводства суд обязан надлежащим образом известить пациента о возбуждении дела о его

недобровольной госпитализации, а также о дате, времени и месте слушания дела; исследовать причины его неявки в судебное заседание и др.

Со своей стороны врачи больницы должны так скорректировать процесс оказания пациенту психиатрической помощи, чтобы он не исключал для пациента возможность присутствовать в судебном заседании, в т. ч. в помещении психиатрического учреждения. Пациенту нужно обеспечить сопровождение в помещение стационара, в котором должно состояться рассмотрение дела. Подобные обязанности медперсонала психиатрического стационара в законе прямо не сформулированы. Однако по смыслу абзацев первого и десятого ст. 39 Закона о психиатрической помощи их можно рассматривать как обязанности по созданию условий для реализации пациентом своих прав, т. е. отнести их к «иным обязанностям», вытекающим из соответствующих прав пациента. В данном случае это право, предусмотренное ч. 2 ст. 34 закона.

Наиболее типичные ошибки, допускаемые психиатрическими учреждениями, и их последствия можно проиллюстрировать, основываясь на практике Психиатрической клинической больницы № 4 им. П.Б. Ганнушкина и, соответственно, Преображенского районного суда г. Москвы, в подсудности которого находится рассмотрение заявлений большинства психиатрических больниц города.

По вопросу о возможности участия недобровольно госпитализированного лица в судебном заседании администрация больницы составляет

отдельное заключение, используя специально разработанную для него форму. В резолютивной части данной формы записано следующее: «На основании изложенного, принимая во внимание особенности состояния здоровья (Ф. И. О., год рождения), комиссия пришла к заключению, что в настоящее время его (ее) представление в зал судебного заседания не предоставляется7 возможным, поскольку:

3) присутствие в судебном заседании представляет опасность для его (ее) жизни либо здоровья;

4) его (ее) присутствие в судебном заседании представляет опасность для жизни либо здоровья окружающих.

(Постановление Конституционного Суда РФ от 27.02.2009 № 4-П).

Подписи членов комиссии».

Во-первых, в документе дается заключение о невозможности больницы «представить» лицо в зал суда. Между тем такого заключения закон не требует. Во-вторых, в нем говорится о присутствии лица «в судебном заседании», но не указано главное — место проведения заседания, как того требует закон. Администрация лечебного учреждения фактически выходит за пределы своих полномочий, исключая для пациента возможность лично участвовать в рассмотрении дела вообще, как в здании суда, так и в стационаре. В-третьих, невозможность присутствия лица в судебном заседании без указания места его проведения связывается исключительно с наличием его опасности для себя или окружающих (возможно, иные состояния пациента изъяты из указанной формы, судя по сбою в нумерации).

Такая позиция не может быть признана обоснованной по следующим причинам. Во-первых, разработчики формы использовали фактор опасности лица со ссылкой на Постановление Конституционного Суда, касающееся порядка рассмотрения дел о признании лица недееспособным. Однако, как вытекает из данного Постановления и новой редакции абзаца второго ч. 1 ст. 284 ГПК РФ, опасность лица отнюдь не исключает его личного участия в процессе. В случае если личное участие гражданина в судебном заседании, проводимом в помещении суда, по делу о признании его недееспособным создает опасность для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, данное дело рассматривается судом по месту нахождения гражданина. При этом дело все равно рассматривается с участием самого гражданина, в т. ч. в помещении психиатрического стационара.

Во-вторых, недопущение пациентов к участию в деле по причине их опасности лишает фактически всех пациентов, госпитализированных по п. «а» ст. 29 Закона о психиатрической помощи, права лично отстаивать свои интересы в суде. Ведь такие пациенты автоматически подпадают под категорию «опасных», именно эта опасность стала основанием для недобровольной госпитализации.

Данные ошибки так и остались бы предметом теоретического обсуждения, если бы не последовавшие решения по таким заключениям Преображенского районного суда г. Москвы.

В частности, в заключении больницы им. П.Б. Ганнушкина от 15.02.2013

по делу о недобровольной госпитализации гр. С. по пп. «а» и «в» ст. 29 Закона о психиатрической помощи было указано, что присутствие гр. С. в судебном заседании представляет опасность для жизни либо здоровья окружающих. В судебном заседании представитель больницы усугубил ситуацию и вместо того, чтобы исправить оплошность и просить суд рассмотреть дело в стационаре, заявил ходатайство: «Прошу суд рассмотреть дело в отсутствие гр. С.». Ходатайство было удовлетворено судом.

Основываясь на данном заключении, суд провел судебное заседание в помещении суда в отсутствие пациента. Суд мотивировал это тем, что комиссия врачей-психиатров пришла к выводу о невозможности присутствия гр. С. в судебном заседании «безотносительно места проведения данного заседания», а рассмотрение вопроса о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар «должно проводиться именно в судебном заседании, а не в ином порядке» (дело №2-2106/13).

В своем решении суд не указал конкретных причин, по которым он пришел к выводу о том, что С. не может давать суду пояснения по вопросу его недобровольной госпитализации и участвовать в выездном судебном заседании. И это несмотря на то что в деле имелось и другое заключение комиссии тех же врачей-психиатров от того же числа, где было записано, что С. «в сознании, ориентирован всесторонне, правильно».

В решении суда указывалось, что «при рассмотрении данной категории дел суд в полной мере должен руководствоваться заключениями врачей-психиатров в отношении конкретного гражданина, т. к. только врачу-психиатру либо комиссии врачей-психиатров предоставлено исключительное право оказания медицинской помощи гражданину в недобровольном порядке».

С таким эксклюзивным «принципом» судопроизводства по делам о недобровольной госпитализации никак нельзя согласиться. Во-первых, из него следует, что никакого судебного разбирательства, судебного контроля обоснованности госпитализации не требуется, поскольку суд в любом случае «должен» руководствоваться только мнением врачей, причем «в полной мере».

Во-вторых, суд неверно истолковывает понятие «исключительное право врача-психиатра», осуществляя подмену сути понятия. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ использование термина «исключительное право» означает, что при отсутствии мнения врачей-психиатров о необходимости госпитализации лица в психиатрический стационар госпитализация в стационар невозможна в принципе9. Иными словами, как это следует из ч. 2 и 3 ст. 20 Закона о психиатрической помощи, принять решение о госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке либо дать заключение для рассмотрения этого вопроса вправе только врач-психиатр, а не врач какой-либо иной специальности или медперсонал. Эти «исключительные» полномочия врача-психиатра, разумеется, не могут затрагивать компетенцию суда. Закон не предполагает возможность свободного усмотрения врача-психиатра: насильственное удержание в стационаре лица, госпитализированного врачом- психиатром, без последующего участия суда невозможно.

Не вытекает из закона и тезис о том, что суду, рассматривающему дело о недобровольной госпитализации, а также адвокату и прокурору не предоставлено право оспаривать заключение комиссии врачей-психиатров о возможности или о невозможности участия конкретного гражданина в судебном заседании по рассмотрению заявления больницы о его недобровольной госпитализации.

Вследствие лишения С. возможности лично участвовать в помещении стационара в рассмотрении вопроса об обоснованности его госпитализации он не мог сообщить суду обстоятельства, которые должны были повлиять на принимаемое судом решение. Между тем поводом для госпитализации С. послужили его конфликтные отношения с бывшей женой и дочерью из-за раздела имущества супругов и препятствий, которые они чинили ему в пользовании квартирой, где он проживает как сособственник. Согласно заключению врачей именно слова С. о том, что его бывшая жена и дочь хотят отобрать его имущество, агрессивность и злобность, проявляемая С. по отношению к дочери, были указаны в описании психического статуса С. при постановке диагноза и недобровольной госпитализации.

Как следует из протокола судебного заседания, представитель стационара, ходатайствуя о рассмотрении дела в отсутствие пациента, указал, что гражданину С. «были разъяснены права, предусмотренные ст. 37 Закона о психиатрической помощи (право на защиту, право на заявление ходатайств, дачу объяснений, обжалование решений)». Такое заявление несостоятельно.

Во-первых, перечисленные в скобках права данной нормой не предусматриваются, они являются не «пациентскими», а процессуальными правами и вытекают из положений ГПК РФ. Разъяснение этих прав — обязанность суда (п. 1 ч. 1 ст. 150, ст. 165 ГПК РФ), а не лечебного учреждения. Во- вторых, примечательно, что, разъясняя пациенту его процессуальные права (если можно верить тому, что они действительно разъяснялись), администрация лечебного учреждения не собиралась обеспечивать их предоставление.

Прокурор в своем апелляционном представлении указал на незаконность решения суда, на его несоответствие фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, судом не исследованы все доказательства, в обоснование решения положено исключительно заключение врачей- психиатров, лицу не предоставлено право лично участвовать в судебном заседании. Прокурор отметил, что представитель больницы в судебном заседании не обосновал необходимость госпитализации лица в недобровольном порядке.

Лишение пациента права на личное участие в судебном заседании по рассмотрению вопроса о его недобровольной госпитализации стало, наконец, предметом рассмотрения Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ). В своем Постановлении от 02.05.2013 по делу «Загидулина против России» (жалоба № 11737/06) ЕСПЧ усмотрел в этом нарушение подп. «е» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на свободу и личную неприкосновенность) и принял решение выплатить Загидулиной 10 000 евро компенсации нематериального ущерба и судебных расходов.

Загидулина состояла под наблюдением психиатра с 1987 г. 13 мая 2005 г. она пришла в Психиатрическую клиническую больницу № 1 им. Н.А. Алексеева, чтобы навестить дочь, и стала жаловаться, что медперсонал плохо обращается с ее дочерью, потребовав немедленно выписать ее из больницы. В результате в тот же день в психиатрическую больницу госпитализировали саму Загидулину без ее согласия. Согласно заключению комиссии врачей необходимость в госпитализации была обусловлена напряженно-злобным аффектом, бредовыми идеями преследования и воздействия. Было решено, что она представляет опасность для себя и других лиц, при этом не указывалось, в чем конкретно заключалась такая опасность. Заявление больницы было рассмотрено судом 16 мая 2006 г. в отсутствие Загидулиной на основании устных сведений ее лечащего врача о невозможности больной лично участвовать в рассмотрении заявления о недобровольной госпитализации в силу состояния ее здоровья. Однако данные о том, что в момент вынесения решения суда Загидулина находилась в состоянии, которое не позволяло бы ей лично участвовать в рассмотрении дела, в материалах дела отсутствовали.

По мнению ЕСПЧ, Загидулина играла двойственную роль в деле: она была заинтересованной стороной и в то же время главным объектом судебного исследования. Следовательно, заслушивание заявительницы лично либо посредством той или иной формы представительства являлось неотъемлемым условием «справедливой и законной процедуры». Принимая во внимание, что заявительница ясно и недвусмысленно выразила отказ от прохождения какого-либо лечения и этот факт был осознан национальным судом, что нашло отражение в его решении, необходимость обеспечения права заявительницы быть выслушанной была тем более очевидна. Эта точка зрения отражена и в решении Московского городского суда от 20.04.2006, который отменил все предыдущие решения по делу на этом основании и вынес решение о повторном рассмотрении заявления.

ЕСПЧ пришел к выводу, что компетентные национальные органы не выполнили необходимые процедурные требования при недобровольной госпитализации Загидулиной, поскольку при разбирательстве дела не была обеспечена гарантия свободы от произвола. Соответственно, задержание Загидулиной в больнице в период с 13 мая по 17 июня 2006 г. не было законным по смыслу подп. «е» п. 1 ст. 5 Конвенции.

Надеемся, что необходимость исполнения Постановления ЕСПЧ в плане мер общего характера обеспечит внесение коррективов в закон и правоприменительную практику.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Критерии качества 2017: готовимся к оценке по-новому

Интервью

Обновить руководящий состав медорганизаций

Есть задача – обновить руководящий состав медорганизаций

Федот ТУМУСОВ: журналу «Здравоохранение». «Есть задача – обновить руководящий состав медорганизаций»





Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль