text

🎁 Журнал+чайник в ПОДАРОК! УСПЕТЬ ➤➤➤

Здравоохранение

О соблюдении конституционных прав граждан на социальное обеспечение и медицинскую помощь и прав и законных интересов ребенка

  • 15 сентября 2010
  • 20

Право на социальное обеспечение и медицинскую помощь

Вопреки ожиданиям многих экспертов в отчетном году общее количество поступивших к Уполномоченному жалоб по различным вопросам социального обеспечения и медицинского обслуживания не возросло. В той мере, в которой этот статистический факт отражает положение вещей в целом, можно, видимо, предположить, что экономический кризис мало сказался на жизни социально уязвимых групп населения. Впрочем, обольщаться не приходится. Во-первых, жалобы указанной категории по-прежнему составляют не менее одной трети от всех жалоб, посвященных соблюдению социальных прав, что очень много. Во-вторых, жалобы на нарушение социальных прав в большинстве случаев сигнализируют не только и даже не столько об индивидуальных, сколько о системных проблемах, затрагивающих права и интересы больших социальных групп.

Немало таких проблем традиционно порождает действующая система пенсионного обеспечения. Однако нельзя не обратить внимание на тот факт, что, по данным Росстата, по состоянию на 1 октября 2009 г. средний размер трудовой пенсии по старости в России превысил 5800 руб. При этом величина прожиточного минимума пенсионера составила в первом полугодии 4086 руб. В принципе это неплохой результат, позволяющий отметить целенаправленную работу государства, сумевшего изыскать резервы для повышения пенсий в условиях кризиса. Проблема, однако, в том, что даже после последнего повышения трудовых пенсий коэффициент пенсионного замещения заработной платы остается крайне низким.

Внимание! Для скачивания доступны новые образцы: Приказ о внедрении ВКК, Алгоритм создания СОПа, Приказ о Внедрении профстандартов

В среднем по стране коэффициент пенсионного замещения по-прежнему не превышает 28%. Между тем согласно Конвенции № 102 Международной организации труда “О минимальных нормах социального обеспечения” (Российская Федерация до сих пор не участвует в Конвенции) пенсия после 30 лет стажа не должна составлять меньше 40% от заработной платы квалифицированного рабочего. Стандарт Европейской Социальной Хартии, которую Россия подписала в 2000 г., еще выше. Считается, что коэффициент замещения после 35–40 лет страхового (трудового) стажа должен составлять не менее 50–60% от размера заработной платы. В России уровень пенсий, по оценке экспертов, в два-три раза ниже указанных стандартов. Уполномоченный не раз обращал внимание на это положение в своих предыдущих докладах.

Следует также упомянуть, что в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г. говорится о создании условий для достижения искомого 40%-ного коэффициента замещения трудовой пенсии по старости. Пока размер трудовой пенсии по старости сопоставляется с прожиточным минимумом пенсионера. Согласно указанной Концепции к 2010 г. средний размер трудовой пенсии по старости достигнет 1,47 прожиточного минимума пенсионера, а средний размер социальной пенсии – указанного прожиточного минимума.

Экономический кризис вынуждает работодателей думать о сокращении расходов на заработную плату, побуждая работников, достигших предпенсионного и пенсионного возраста, выходить на пенсию. Как это сделать, если пенсия настолько уступает заработной плате, а новую работу в условиях кризиса найти особенно трудно?

Приходится с сожалением констатировать, что годы финансового преуспевания оказались по большому счету потерянными для решения главной задачи в сфере пенсионного обеспечения – разработки его философии и стратегии. Внимание государства было поглощено решением текущих задач – повышения размеров пенсий, оптимизации схем финансирования и т.д. Вопрос о том, чтобы хотя бы в качестве стратегического ориентира реформы пенсионного обеспечения установить “привязку” трудовой пенсии к заработной плате, а не к явно заниженному прожиточному минимуму пенсионера, не был включен в повестку дня. До сих пор не предложен россиянам и простой, понятный каждому способ определения размера пенсии по старости.

Сделать это не поздно и сегодня. Для того, чтобы рассчитать, какая пенсия будет достойной, требуется установить общественно признанные критерии определения этой пенсии для работников с различной по размеру заработной платой. Во всех промышленно развитых странах размер страховой пенсии определяется на основе характерного для данного работника среднего заработка. Он подсчитывается за достаточно длительный период, который устанавливается национальным законодательством. Эти правила рекомендованы Конвенцией № 102 МОТ, они учитывались ранее и в пенсионном законодательстве СССР и Российской Федерации.

Диапазон заработков в России велик, поэтому необходимо законодательно установить как минимальный, так и максимальный размер пенсии по старости.

Понятно, что переход к предложенной системе расчета трудовых пенсий потребовал бы времени, возможно, немалого. Продолжительность такого “переходного” периода можно было бы также предусмотреть в соответствующей норме закона. Социальные пенсии следовало бы уже сейчас законодательно привязать к прожиточному минимуму. оговорив также возможности их дальнейшего повышения.

К проявлениям проблемы концептуальной непроработанности многих аспектов социального обеспечения можно отнести, например, и крайне низкий уровень компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом или престарелым. В 2009 г. эти выплаты составляли 1200 руб. в месяц. На основании каких идей и расчетов была получена эта сумма, понять невозможно, зато ясно, что она в разы меньше установленного прожиточного минимума. Нельзя также не обратить внимание на то, что согласно Правилам осуществления ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами (утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 04.06.2007 № 343), эту сумму прекращают выплачивать при назначении лицу, осуществляющему уход, пособия по безработице, максимальная величина которого в отчетном году составляла 4900 руб. Больше того, если объект ухода – нетрудоспособный гражданин – найдет себе посильную оплачиваемую работу, то лицо, осуществляющее за ним уход, согласно тем же Правилам лишится компенсации в 1200 руб..

Причина столь низких размеров указанных компенсаций, а равно и унизительных ограничений на их выплату – не в душевной черствости должностных лиц. Дело в том, что ни у государства, ни в обществе не сформировалось понимание простой и очевидной истины: лицо, добровольно осуществляющее уход за нетрудоспособным или престарелым человеком, берет на себя часть социальных функций государства, нередко в ущерб собственным желаниям и интересам. Такое самопожертвование заслуживает, как представляется, большего понимания и, разумеется, адекватного материального поощрения.

Как всегда остро в нашей стране стоит проблема трудовой занятости инвалидов. По данным Минздравсоцразвития России, около половины из 13 млн россиян с ограниченными возможностями трудоспособны. Только 15% из них смогли найти работу. Здесь опять-таки уместен вопрос о концептуальной проработанности подхода государства к проблеме обеспечения равенства конституционных прав своих граждан. Суть проблемы в том, что искомое равенство в правах применительно к гражданам с ограниченными возможностями достигается путем предоставления им пакета социальных услуг, а также преференций. По мнению Уполномоченного, главная из них могла бы состоять в финансировании государственных программ помощи инвалидам в приоритетном порядке, а не по остаточному принципу. Пока до этого далеко.

Об этом свидетельствует, например, тяжелое положение в сфере реабилитации инвалидов. Многие из них, особенно люди среднего и старшего возраста, не имеют индивидуальных программ реабилитации, что не позволяет им учиться, работать, получать санаторно-курортное лечение. Много нареканий вызывает и содержание таких программ. Общее количество реабилитационных учреждений соответствующего профиля составляет по стране примерно 18% от потребности. На практике это означает, что, например, в Красноярском крае свыше 600 инвалидов состоят в очереди на получение направлений в специализированные учреждения психоневрологического профиля.

В России функционируют 1683 стационарных учреждения социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов. Эти учреждения размещены в 4333 зданиях, 667 из которых нуждаются в капитальном ремонте, а некоторые находятся в аварийном состоянии и могут в любую минуту обрушиться. Хотелось бы сказать и о существовании в стране учреждений социального обслуживания без определенного правового статуса, которые практически не подконтрольны органам власти, а содержатся в основном за счет пенсий проживающих в них лиц. Условия пребывания в таких бесхозных учреждениях также далеки от требуемых.

В связи с многочисленными жалобами на неисполнение органами государственной власти отдельных субъектов Российской Федерации законодательства в сферах социального обслуживания и пожарной безопасности Уполномоченный в мае отчетного года обратился к полномочным представителям Президента Российской Федерации в федеральных округах с просьбой взять под свой контроль устранение выявленных проблем.

Как стало ясно из полученных ответов, в субъектах Российской Федерации начата реализация программ соответствующих мероприятий. В ходе прокурорских проверок были выявлены 118 учреждений социального обслуживания без определенного правового статуса. В 88 из них нарушения устранены. В первоочередном порядке проводятся мероприятия по устранению нарушений, приводящих к риску возникновения пожаров, чреватых угрозой для жизни и здоровья людей. Приостановлена деятельность семи учреждений, где были найдены подобные нарушения. Увеличена численность личного состава подразделений пожарной охраны, разработаны планы эвакуации людей, проведены работы по установке пожарной сигнализации и обработке деревянных конструкций  противопожарными смесями.

В Дальневосточном федеральном округе после реконструкции введены в эксплуатацию 20 учреждений социального обслуживания; еще пять таких учреждений построены заново. В Южном федеральном округе построены шесть учреждений социального обслуживания. Подобные примеры можно было бы продолжать. Впрочем, ясно, что при ответственном отношении должностных лиц к своим обязанностям многие проблемы решаемы и при нынешнем небогатом финансировании.

В сентябре 2008 г. Российская Федерация подписала Конвенцию ООН о правах инвалидов. Это событие можно было бы приветствовать, если бы не труднообъяснимое затягивание ратификации этой Конвенции. Между тем без принятия к исполнению закрепленных в Конвенции международных стандартов развитие национального законодательства и политики в отношении людей с ограниченными возможностями представляется проблематичным.

В Российской Федерации действует последняя редакция Федеральной целевой программы “Социальная поддержка инвалидов на 2006–2010 гг.”. К сожалению, ни механизмы ее реализации, ни объемы финансирования не свидетельствуют о досконально разработанном системном подходе к проблемам инвалидов.

Типичен, в частности, такой пример. Инициируемые Уполномоченным прокурорские проверки исполнения законодательства о защите прав инвалидов на беспрепятственное пользование железнодорожным, воздушным и водным транспортом нередко выявляют нарушения требований ст. 15 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”. Нарушения подлежат устранению, однако как это сделать, если оборудование для беспрепятственного доступа инвалидов на платформы, в здания и помещения вокзалов, аэропортов, морских и речных портов едва ли не повсеместно отсутствует, а финансирования для его установки недостаточно?

Один из наименее доступных для инвалидов видов транспорта – железнодорожный. Нарушения установленных норм, обеспечивающих посадку и высадку инвалидов, распространены в системе ОАО “РЖД” весьма широко. В отчетном году такие нарушения отмечены на Московской, Восточно-Сибирской, Дальневосточной, Забайкальской, Красноярской, Октябрьской, Северной, Северо-Кавказской железных дорогах.

Ключевое место в социальной политике любого развитого государства занимает охрана здоровья его граждан. Все остальные социальные блага (пенсии, пособия, компенсации), по сути дела, обесцениваются в случае ненадлежащего исполнения властями своих обязанностей по охране здоровья и оказанию качественной медицинской помощи.

Общеизвестно, что российское здравоохранение уже давно переживает нелегкие времена. Запутанный комплекс его проблем едва ли не в неизменном виде “переходит” из одного доклада Уполномоченного в другой. При этом число жалоб граждан на ненадлежащую реализацию права на охрану здоровья и медицинскую помощь традиционно невелико. Причина этого парадокса видится в том, что привычные ко всему граждане нашей страны не склонны воспринимать сферу здравоохранения в категориях своих прав и соответственно обязанностей государства. К тому же специфика медицинских проблем такова, что люди зачастую предпочитают скорее заплатить или доплатить за качественную помощь, чем принципиально отстаивать свои права, например, на бесплатное лечение.

Глубоко симптоматична в этом смысле полемика, возникшая между Минздравсоцразвития России и Уполномоченным. Впрочем, этой полемики не было бы, не подготовь Министерство отзыв на предыдущий ежегодный доклад Уполномоченного. Такое внимание ведомства к документу Уполномоченного нельзя не приветствовать. Нельзя не выразить удовлетворения и в связи с тем, что целый ряд его наблюдений и предложений нашли поддержку у специалистов Министерства.

Со своей стороны и Уполномоченный хотел бы отметить большую работу Минздравсоцразвития России, выразившуюся, например, в проведении совместно с Федеральным фондом обязательного медицинского страхования мониторинга территориальных программ государственных гарантий. Цель – оценить уровень финансового обеспечения этих программ, а также их сбалансированность по видам и объемам медицинской помощи.

Немало сделано Министерством и в области подготовки нормативных актов, например, для эффективного регулирования видов и порядка оказания платных медицинских услуг. Чрезвычайно важны и усилия Министерства, направленные на ограничение роста цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства, сокращение, а, в конечном счете и полное искоренение оборота фальсифицированных лекарств.

Тем досаднее обнаружить в отзыве Минздравсоцразвития России на доклад Уполномоченного за 2008 г. следующий пассаж:

“Необоснованны публикуемые в средствах массовой информации призывы собрать “всем миром” деньги на лечение больного ребенка. Медицинская помощь детскому населению оказывается бесплатно в рамках Программы государственных гарантий… за счет средств муниципальных бюджетов, бюджетов субъектов Российской Федерации и федерального бюджета”.

Процитировав этот удивительный фрагмент министерского творчества, Уполномоченный отнюдь не стремился концентрировать внимание на его казенном стиле – “детское население”, “гарантии оказания гражданам за счет…” и др. Недоумение вызывает легкость, с которой людей, озабоченных здоровьем детей, записывают в аферисты. А больше всего настораживает тезис об оказании бесплатной медицинской помощи не всем, кому она необходима, а только и исключительно в рамках утвержденной Программы.

В этом, как представляется, и состоит концептуальная проблема российского здравоохранения, ориентированного на лечение лишь тех, на кого хватит средств в рамках некой министерской программы. В этой связи Уполномоченный предложил бы Министерству провести выборочный мониторинг любых опубликованных в СМИ призывов об оказании медицинской помощи смертельно больным детям, выяснив причины, по которым для них оказалась недоступна бесплатная помощь в рамках Программы государственных гарантий.

Права и законные интересы ребенка

Двадцать лет назад Генеральной Ассамблеей ООН была принята Конвенция о правах ребенка. Государства – участники Конвенции, к числу которых принадлежит и Россия, обязались защищать основные права ребенка: на жизнь; на воспитание в семье; на получение содержания от родителей; на образование; на защиту от насилия, от экономической и сексуальной эксплуатации; на обеспечение условий для физического, умственного, нравственного и социального развития и др.

Нетрудно заметить, что в условиях нашей страны реализация некоторых из перечисленных прав ребенка, например на воспитание в семье, наталкивается на объективные трудности. Степень реализации ряда других прав – на получение содержания от родителей или на обеспечение условий для всестороннего развития – во многом зависит от критериев оценки и от тех стандартов, которые устанавливает в этой области конкретное государство. В целом защита предусмотренных Конвенцией прав ребенка – это долгий и сложный процесс выработки и реализации адекватной государственной политики и, что не менее важно, – формирования общественного заказа на такую политику. Почта Уполномоченного свидетельствует о том, что этот процесс шел в России “со скрипом” и в годы относительного финансового благополучия, а в условиях экономического кризиса еще более осложнился.

Так, в частности, едва ли не во всех субъектах Российской Федерации имеются трудности с выплатой пособий по уходу за ребенком, а также с предоставлением льгот и дополнительных гарантий кормящим матерям, новорожденным и малолетним детям. Эти трудности порой накладываются на не выполненные до конца старые обязательства по тем же выплатам. Ситуация во многом знакомая по 1990-м гг. Представляется, однако, совершенно недопустимым искать выход из нее, пересматривая в сторону сокращения пакет предоставляемых льгот.

К сожалению, именно по такому пути пошла в отчетном году администрация Воронежской области, где в условиях кризиса в 1,5 раза выросло число малоимущих беременных и молодых матерей. Соответственно увеличился и поток обращений в органы социальной защиты за назначением компенсационных выплат на питание. В этой связи был “уточнен” перечень медицинских показаний для назначения таких выплат. В результате общее число лиц, признанных нуждающимися в такой помощи, резко сократилось, а число реально нуждающихся в ней осталось прежним.

Изучив эту “новацию”, Уполномоченный обратился к главе администрации Воронежской области и в областную прокуратуру с ходатайством о восстановлении нарушенных прав граждан указанной категории. На момент подписания настоящего доклада вопрос о выделении необходимого для этого дополнительного финансирования находился в стадии решения в правительстве Воронежской области.

Не менее одной трети поступающих к Уполномоченному жалоб на нарушение прав детей сигнализируют о недостаточности их судебной защиты. Проще говоря, решения, принимаемые судами в защиту детей, нередко элементарно не выполняются. Проведенные по таким жалобам проверки позволяют констатировать как наличие явных пробелов в действующем законодательстве, так и отсутствие должного усердия в работе судебных приставов.

Справедливости ради надо признать, что зачастую родители не выполняют свои обязательства перед детьми не только по причине несознательности. С иных родителей просто нечего взять. Понятно, что в такой ситуации никакое усердие не поможет судебному приставу результативно исполнить свою работу. Куда хуже, когда судебные решения о взыскании денежных сумм в пользу ребенка не исполняют государственные органы.

По данным Минздравсоцразвития России, в неполных семьях в нашей стране воспитываются более 600 тыс. детей. Как и все дети, они пользуются правом на обеспечение условий для полноценного развития. Одно из таких условий предполагает участие обоих родителей в воспитании своих детей. Применительно к неполным семьям выполнить это условие бывает непросто. Тот из родителей, кто волей обстоятельств проживает отдельно от ребенка, зачастую лишен возможности общения с ним. При отсутствии между расставшимися родителями добровольного соглашения на этот счет свое слово должен сказать суд. Вот только судебные решения в такой ситуации практически не исполнимы: у судебных приставов нет способов заставить одного из родителей уважать право другого на участие в воспитании общего ребенка.

Почта Уполномоченного содержит немало жалоб от родителей, в основном от отцов, на невозможность общаться со своим проживающим отдельно ребенком, несмотря на решение суда. Неисполнение судебного решения – это очевидное нарушение права человека, в данном случае отца, на судебную защиту. В этой ситуации ответственность за неисполнение судебного решения предполагает наложение минимального штрафа на того или иного родителя. А если предусмотренное законом наказание недостаточно, оно, по всей видимости, должно быть ужесточено.

Значит ли это, что сумму штрафа нужно увеличить? Или, быть может, предусмотреть для нарушителя еще и уголовную ответственность? Такова логика права. Но есть и логика справедливости и здравого смысла. Ведь наказание одного из родителей, не позволяющего другому общаться с ребенком, – это в большинстве случаев наказание именно для ребенка, а увеличение суммы штрафа прежде всего отнимет деньги у того же ребенка. Привлечение матери (отца) к уголовной ответственности может вообще оставить ребенка без опеки одного из родителей.

Как же разрешить столь очевидный конфликт между правом, справедливостью и здравым смыслом? Уполномоченный убежден, что общими усилиями государства и общества искомый ответ может быть найден. Ориентиром в таких поисках должен стать несомненный  приоритет прав и интересов самого ребенка.

В контексте сказанного выше следует отдельно упомянуть о все чаще возникающих “международных” спорах, связанных с детьми. Немало граждан России вступает в интернациональные браки. Это совершенно нормально и естественно. Однако решившиеся на такие браки граждане России зачастую почти ничего не знают о специфике семейного законодательства страны, гражданином которой является их избранник или избранница. Расторжение таких браков чревато проблемами – детей вывозят за пределы России, лишая одного из родителей возможности общения с ними, и т.д.

И у этой проблемы нет универсального решения. Было бы целесообразно предоставлять гражданам возможность получить квалифицированную и объективную консультацию по вопросам семейного законодательства страны, гражданином которой является будущий супруг или супруга. Если “международного” спора между родителями избежать не удается, нужно рассматривать его не как конфликт между “нашим” и “не нашим”, а строго объективно и беспристрастно. И в этом случае главным ориентиром должны быть права и интересы ребенка.

По-прежнему часто встречаются в почте Уполномоченного жалобы на нарушение прав ребенка на жизнь и защиту от насилия. Согласно официальной статистике Генпрокуратуры России в 2008 г. было зарегистрировано 62 тыс. преступлений против детей и подростков, в результате которых погибло более 2 тыс. детей и подростков. Как в семье, так и в детских учреждениях, встречаются случаи жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения с ними. Это и психологическое насилие, и побои, и издевательства.

Следует обратить особое внимание на беспрецедентно большое, неприемлемое для цивилизованного государства количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По данным Минобрнауки России, на начало 2009 г. в нашей стране состояло на учете около 670 тыс. таких детей. Сколько сирот остались неучтенными – неизвестно.

Уполномоченный и его представители регулярно посещают детские дома, школы-интернаты и другие детские учреждения, столь же регулярно устанавливая факты неуважения к личности ребенка, лишения его права на полноценное развитие, общение с родными и друзьями. В отчетном году этих фактов меньше не стало. Как, впрочем, и фактов применения к детям методов “воспитательной” психиатрии, в том числе их необоснованного направления в психиатрические больницы.

Чрезвычайно остро стоит вопрос соблюдения жилищных прав детей-сирот. Обеспечение детей этой категории жильем, как это и предусмотрено законом, требует от государства значительных финансовых вложений. В противном случае они рискуют оказаться на улице. При этом отсутствие жилья зачастую влечет за собой нарушение и других прав – на труд, медицинское обслуживание, социальную помощь и др.

Жалобы по этому поводу поступают к Уполномоченному регулярно. По некоторым из них удается добиться результата: выпускники детских учреждений, пусть и с большим опозданием, жилье получают. К сожалению, эти отдельные “счастливые” случаи не делают погоды и на общую ситуацию почти не влияют, а органы власти многих субъектов Российской Федерации постоянно находят все новые предлоги для отказа в предоставлении жилья. Разобраться в причинах таких отказов зачастую трудно даже Уполномоченному с его профессиональным аппаратом, а тем более – выпускникам детских учреждений.

По мнению Уполномоченного, конституционный принцип равенства граждан на всей территории страны требует в данном случае рассмотреть вопрос о внесении в Федеральный закон от 21.12.1996 № 159-ФЗ “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей” изменений, которые исключили бы самодеятельность органов власти субъектов Российской Федерации при решении вопроса обеспечения детей-сирот полагающимся им по закону жильем.

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
×

Гость, вам предоставлен VIP-доступ к системе «Главный врач»:
возможность скачать СОПы • доступ к тренингамжурналы для главного врача
Активировать доступ  
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.