text
Портал для медицинских работников

Изменения законодательства о трансплантации тканей и органов

  • 4 мая 2015
  • 45

Отсутствие у медорганизации обязанности информировать родственников пациента о предстоящем изъятии его органов; неинформированность граждан о принципе «презумпции согласия» на изъятие органов грозит судебными исками к медорганизациям со стороны родственников тех пациентов, чьи органы были изъяты для трансплантации без ведома родных.

В этой чвязи медицинским работникам необходимо по возможности уведомлять родственников пациента о намерении изъять его орган для последующей пересадки; уточнять, выражал ли пациент при жизни свое согласие или несогласие относительно изъятия и трансплантации его органов. 

Внимание! Для скачивания доступны новые образцы: Приказ о внедрении ВКК, Алгоритм создания СОПа, Приказ о Внедрении профстандартов

После дорожно-транспортного происшествия один из пострадавших, молодой человек 22 лет, был доставлен в городскую больницу в отделение реанимации. В больнице врачами были выполнены необходимые медицинские манипуляции. Родители пациента находились в реанимационном отделении все время, пока проводились лечебные мероприятия, постоянно интересовались состоянием здоровья своего сына у медицинского персонала.

К сожалению, реанимационные действия не дали результата, молодой человек скончался. Об этом было сообщено родителям. Через несколько дней отцу погибшего случайно стало известно, что у его сына после смерти была изъята почка…

Возможности современной медицины в области трансплантации органов и тканей человека с каждым годом расширяются. Несмотря на то, что трансплантология воспринимается обществом как одна из самых неоднозначных областей медицины, вокруг которой возникают многочисленные споры, все понимают, что пересадка органов и тканей с целью спасения жизни тяжелобольных людей в современном мире приобретает огромное социальное значение. Трансплантация позволяет не только продлить жизнь пациента, но и обеспечить ее более высокий качественный уровень.

Для обеспечения соблюдения прав и обязанностей всех субъектов правоотношений в области трансплантологии, для урегулирования вопросов об изъятии органа и пересадке его больному пациенту необходимы четко установленные правила, закрепленные в  нормативно-правовых документах и обязательные для всех. Пока единственным таким документом является Закон РФ от  22.12.1992 № 4180 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (далее — Закон о трансплантации).

Как указано в преамбуле закона, он определяет условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека, опираясь на современные достижения науки и медицинской практики, а также учитывая рекомендации ВОЗ. Однако многие считают, что указанный закон давно устарел и не отражает действительной ситуации с пересадкой органов и тканей, сложившейся в медицинском и правовом поле.

Изменения законодательства о трансплантации тканей и органовНеудивительно, что проект нового закона в области трансплантации, предложенный Минздравом России, вызвал неподдельный интерес общественности. Законопроект «О донорстве органов, частей органов и их трансплантации (пересадке)» оживленно обсуждался в течение прошлого года. В СМИ то и дело появлялись новости о вступлении закона в силу, перемежавшиеся нескончаемыми дискуссиями по поводу трактовки того или иного положения законопроекта.

По мнению отдельных специалистов, Закон о трансплантации, состоящий всего из 16 статей, намного содержательнее нового законопроекта (67 статей). Другие специалисты указывают на то, что закон 1992 г. не содержит ряда норм, характерных для законодательства развитых стран и необходимых для дальнейшего развития трансплантологии в России. Противники законопроекта выражают недовольство не только по поводу количества регламентирующих статей. Кроме этого, они указывают на противоречия между нормами самого законопроекта.

Обращает на себя внимание тот факт, что в необходимости принятия Закона о трансплантации мало кто сомневался. А вот с появлением нового законопроекта общество резко разделилось на два воинствующих лагеря. Одни считают, что достаточно внести лишь некоторые изменения в действующий Закон о трансплантации, в частности, ввести возрастной ценз при посмертном донорстве и предусмотреть обязанность медицинских организаций испрашивать согласие родственников на изъятие органов умершего и последующую их пересадку. Другие доказывают, что новый законопроект, несмотря на его недостатки, необходим обществу.

Так, помощник Министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова весной прошлого года заявляла: «Мы очень рассчитываем, что законопроект „О донорстве органов, частей органов и их трансплантации (пересадке)“, будет принят в осеннюю сессию и вступит в силу с 1 июля 2015 г., поскольку это первый важный документ, который будет определять именно систему донорства, без которой не может развиваться трансплантация». Спустя некоторое время в СМИ появилась информация, что разработанный Минздравом России законопроект о донорстве органов, вступление которого в силу планировалось 1 июля 2015 г., будет принят позже.

СПРАВКА: Изначально принятие законопроекта «О донорстве органов, частей органов и их трансплантации (пересадке)» планировалось в конце 2014 г., после осенней сессии. Но по итогам осенней сессии информация об обсуждениях и принятии данного законопроекта отсутствовала.

Напомним, что распоряжением Правительства РФ от  28.02.2013 №  267-р в целях реализации подп. «б» п. 1 Указа Президента РФ от  07.05.2012 № 598 «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения» был утвержден комплекс мер, направленных на совершенствование оказания медицинской помощи населению на основе государственной программы РФ «Развитие здравоохранения». Среди мер значилась «Разработка и внесение в Правительство РФ проекта федерального закона „О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)“». Срок исполнения — 1 квартал 2014 г., ответственное лицо — Минздрав России.

Во исполнение упомянутого Указа Президента РФ и в целях реализации мероприятий, предусмотренных распоряжением Правительства РФ, Минздрав России издал приказ от  03.04.2013 № 191 «Об организации работ по реализации мероприятий, предусмотренных комплексом мер, направленных на совершенствование оказания медицинской помощи населению на основе государственной программы РФ „Развитие здравоохранения“». Приказом был утвержден перечень департаментов Минздрава России, ответственных за реализацию соответствующего комплекса мер, а также сроки исполнения. Как следует из перечня, обязанность по разработке и внесению в Правительство РФ проекта федерального закона «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)» возлагалась на Департамент специализированной медицинской помощи и медицинской реабилитации.


В настоящее время в плане законопроектной деятельности Правительства РФ на 2015 г. (утв. распоряжением Правительства РФ от  27.12.2014 №  2736-р) значится законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации» (п. 9 плана). Срок представления в Правительство РФ — август 2015 г., срок внесения в Государственную Думу Федерального Собрания РФ — ноябрь 2015 г. Вступление нового закона в силу планируется с 2016 г. Соответственно, до указанного времени все вопросы, касающиеся трансплантации органов и тканей в России, будут решаться на основании действующего законодательства.

В соответствии с Законом о  трансплантации под трансплантацией понимается пересадка органов и (или) тканей для спасения жизни и восстановления здоровья. Законодательством РФ установлено, что трансплантация органов и тканей представляет собой вид медицинского вмешательства, направленного на пересадку трансплантата от донора к реципиенту. Объектами трансплантации могут быть не все органы и ткани, а лишь перечисленные в Законе (ст. 2). Обозначен особый правовой режим трансплантации. Закон также содержит указание на то, что пересадка органов и тканей человека должна осуществляться на основе соблюдения законодательства РФ и прав человека в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными международным сообществом, при этом интересы человека должны превалировать над интересами общества или науки.

Между тем существующая судебная практика показывает, что не во всех случаях при трансплантации соблюдаются законодательство РФ и права человека. Нередки случаи, когда врачи самостоятельно, без оповещения родственников и близких, проводят операции с целью изъятия тех или иных органов умершего. При этом медики находят логичное объяснение несоблюдению прав определенной категории лиц. Чтобы спасти жизнь другого человека, необходимо действовать быстро, а в некоторых случаях спонтанно. Здоровый орган человека, которого невозможно реанимировать, может спасти жизнь другому человеку при свое-временной пересадке. К сожалению, подобный подход не способствует соблюдению действующих правовых норм, тем более что часть этих норм противоречива.

КСТАТИ: В соответствии со ст. 4 Закона о трансплантации и с целью совершенствования оказания трансплантологической помощи населению Российской Федерации совместным приказом от  25.05.2007 Минздравсоцразвития России № 357, РАМН № 40 утверждены следующие перечни:

  • Перечень органов и (или) тканей человека — объектов трансплантации;
  • Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих трансплантацию органов и (или) тканей человека;
  • Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор и заготовку органов и (или) тканей человека.

Приказ действующий, последние изменения в него вносились 24 мая 2011 г.

Одной из таких норм является ст. 8 Закона о трансплантации, закрепляющая презумпцию согласия на изъятие органов и тканей. Согласно данной норме изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации другому лицу. Соответственно, в случае, когда учреждение здравоохранения уведомлено о несогласии на изъятие органов у того или иного лица, изъятие органов у трупа недопустимо.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА: Омским областным судом вынесено апелляционное определение № 33–223/2014 по апелляционной жалобе гражданки В.Г. на решение Кировского районного суда г. Омска, которым было отказано в исковых требованиях гражданки к муниципальному учреждению здравоохранения «ГКБСМП № 1». Исковые требования заключались во взыскании денежной компенсации за причинение морального вреда в результате незаконного изъятия внутренних органов у сына гражданки (В.И.Л.). 

В.Г. обратилась в суд с иском к ответчикам, указав, что ее сын, В.И.Л., поступил в больницу с повреждениями головы и туловища. Истица полагала, что после его смерти в медицинской организации медицинские работники изъяли у В.И.Л. без согласия родственников внутренние органы для дальнейшей трансплантации. Представители ответчика иск не признали и пояснили, что действия медицинских работников по изъятию почек после смерти В.И.Л. соответствуют требованиям действующего законодательства. Они ссылались на отсутствие сведений о том, что при жизни В.И.Л. либо его родственники заявляли о несогласии с изъятием его органов и (или) тканей для трансплантации после смерти. Такой же позиции придерживалось и министерство здравоохранения Омской области (третье лицо). Представитель истицы полагала заявленные требования обоснованными и подлежащими удовлетворению. Истица говорила медицинским работникам о том, чтобы ее сына не трогали и ничего с ним не делали без ее уведомления.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований гражданки В.Г., в апелляционной жалобе В.Г. просила решение отменить. Истица утверждала, что суд вынес неправомерное решение по причине того, что принял в качестве основного доказательства материалы проверки, которые не содержали выводов о действиях органа предварительного расследования по выяснению причин отсутствия мнения родственников по поводу изъятия органов.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения сторон, судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения поданной жалобы и обосновала свое решение следующим. В соответствии со ст. 8 Закона о трансплантации изъятие органов и тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники (законный представитель) заявили о своем несогласии на изъятие его органов и тканей после смерти для трансплантации реципиенту. В силу ст. 9 Закона органы и ткани могут быть изъяты у трупа для трансплантации, если имеются бесспорные доказательства факта смерти, зафиксированного консилиумом врачей-специалистов. На основании ст. 10 Закона изъятие органов и тканей у трупа производится с разрешения главного врача учреждения здравоохранения при условии соблюдения требований закона.

В судебном заседании установлено, что В.И.Л. был доставлен бригадой скорой помощи с диагнозом: «Алкогольная кома. Закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение головного мозга. Рвано-ушибленная рана левой брови. Общее переохлаждение». При поступлении состояние оценивалось как тяжелое. Диагноз после обследования: «Закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга. Дислокационный синдром. Отек, вклинение головного мозга. Аспирационный синдром. Ушибы, ссадины головы. Перелом 7–9 ребер справа. Ушиб груди». Выставлены показания для неотложного оперативного лечения. После проведения операционного вмешательства, проведения медикаментозного лечения положительной динамики не наблюдалось.

Комиссией после обследования состояния больного в течение 6 часов констатирована смерть больного. Зафиксировано изъятие почек, разрешенное главным врачом после констатации смерти человека. Исполняющему обязанности прокурора Кировского административного округа г. Омска главный врач направил уведомление об изъятии почек у умершего в целях трансплантации. Согласно заключению эксперта смерть В.И.Л. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга и сдавлением его подострой субдуральной гематомой, осложнившейся развитием отека и вклинением головного мозга. Таким образом, оценивая представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом не представлены безусловные доказательства выражения несогласия В.И.Л. либо его родственников на изъятие его органов или тканей для трансплантации. Требования законодательства при проведении констатации смерти и изъятии органов у В.И.Л. соблюдены. Таким образом, решение суда первой инстанции аргументировано и мотивировано, не согласиться с ним у судебной коллегии отсутствуют основания.

Анализ судебного решения. Полагаем, что в данной ситуации истица должна была не просто устно проинформировать врачей не производить каких-либо действий в отношении тела ее сына, а письменно уведомить главного врача о своем несогласии, при этом обязательно получить доказательство того, что главный врач принял ее заявление. В гражданском процессе этим доказательством служит отметка с подписью уполномоченного лица медицинской организации о принятии настоящего заявления. На наш взгляд, при наличии такого заявления истица смогла бы доказать факт извещения медицинской организации о своем решении.

Российским законодательством установлена презумпция согласия на изъятие органов и тканей человека после его смерти. Невыражение самим лицом, его близкими родственниками или законными представителями своей воли по вопросу изъятия органов и тканей либо отсутствие соответствующих документов, фиксирующих ту или иную волю, трактуется как положительное волеизъявление на изъятие. Однако никто после смерти не может быть подвергнут данной процедуре, если известно об отрицательном отношении к изъятию самого лица, его близких родственников, законных представителей. Правомерность указанной оценки ст. 8 Закона о трансплантации была подтверждена Определением Конституционного Суда РФ от  04.12.2003 №  459-О.

КСТАТИ: В том случае, когда требуется проведение судебно-медицинской экспертизы, разрешение на изъятие органов и (или) тканей у трупа должно быть дано не только главным врачом организации здравоохранения, но и  судебно-медицинским экспертом с уведомлением об этом прокурора.

Соответственно, если умершее лицо или его близкие родственники не успели либо по  каким-то иным причинам не выразили свое несогласие на изъятие органов, это дает право медицинской организации самостоятельно осуществить действия по изъятию, не спрашивая согласия родственников на законных основаниях. Действующим законодательством не предусмотрена обязанность медицинских работников спрашивать согласия у родственников, даже если они находятся рядом (например, в реанимационном отделении, как это описано в ситуации в начале статьи).

Между тем ст. 5 Федерального закона от  12.01.1996 №  8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» установлено, что в случае отсутствия волеизъявления умершего на изъятие органов и (или) тканей из его тела право на совершение данного действия имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законные представители умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность похоронить умершего.

КОММЕНТАРИЙ АВТОРА: Абсурдность ситуации заключается в том, что мать должна была знать о своей обязанности выразить свою волю по вопросу изъятия органов у сына, а также успеть сделать это в тот момент, когда ее сын находился между жизнью и смертью. Да, «незнание закона не освобождает от ответственности», но разве в этом случае или во многих аналогичных такая формулировка может быть применена?

В связи с подобными противоречиями норм двух законов, а также наличием пробелов в законодательстве и возникают многочисленные дискуссии в обществе, инициируются судебные процессы по искам родственников умерших к медицинским организациям. Родственники умершего пациента об изъятии у него органов не информируются и зачастую узнают об этом постфактум. Не стоит забывать и о тех родственниках, которые даже не догадываются и могут никогда не узнать о том, что у их умершего родственника были изъяты органы для пересадки другому пациенту.

В обществе давно назрела необходимость в новом законе, в котором были бы устранены пробелы действующего законодательства. Поэтому многие с нетерпением ожидали появления законопроекта Минздрава России. Но когда проект был опубликован, оказалось, что он представляет собой частично перефразированный и немного расширенный Закон о трансплантации, однако, по мнению ряда юристов, суть норм осталась прежней и существующие пробелы не устранены.

Так, дискуссии по-прежнему вызывает норма о согласии родственников на изъятие органов умершего пациента, не изъявившего свою волю на этот счет. Законопроект не предусматривает обязанность медицинских работников по получению согласия родственников на изъятие органов. Частью 1 ст. 18 определен запрет на изъятие органов медицинскими организациями в случае, если установлено, что сам донор выразил свое несогласие на изъятие. Возможность выразить несогласие со стороны родственников предусмотрена в ч. 2 ст. 18 проекта, в которой сказано только о праве выразить такое несогласие. Новый законопроект содержит нормы, которые предоставляют право родственникам умершего в течение двух часов после сообщения им о смерти родственника уведомить медицинскую организацию об отказе от трансплантации органов. Это правило действует в случае, если умерший сам не распорядился судьбой своих органов при жизни.

Приемлемый донор — потенциальный донор, в отношении которого констатирована смерть и установлено отсутствие медицинских противопоказаний для использования его органов в целях трансплантации (законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации»).
Реальный донор — приемлемый донор, в отношении которого имеются предусмотренные настоящим федеральным законом документально оформленные правовые и медицинские основания, позволяющие изъять из его тела донорские органы в целях трансплантации (законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации»).

Однако в законопроекте не прописана обязанность медицинской организации информировать родственников о наличии у них права выразить свое несогласие на изъятие органов, а также о последствиях в случае невыражения такого несогласия. Если же связаться с родственниками оперативно невозможно (абонент недоступен и т. п.), медицинская организация имеет право признать умершего реальным донором и принять меры по организации изъятия органов в целях трансплантации. В связи с этим существует реальная угроза, что правила уведомления родственников будут соблюдаться формально, срок в два часа учитываться не будет, и при отсутствии прижизненного волеизъявления умершего медицинские работники будут принимать решение с позиции презумп-ции согласия.

С нашей точки зрения, ошибочно предполагать, что лица, не имеющие специальных юридических знаний, могут быть информированы обо всех действиях, которые им необходимо произвести в течение двух часов с момента сообщения им о смерти близкого человека. А ведь ч. 2. ст. 22 законопроекта четко установлено, что заявить о своем несогласии на изъятие органов из тела умершего можно в устной форме (очно или по телефону при условии автоматической записи телефонного разговора), либо письменно в форме заявления, заверенного руководителем медицинской организации или уполномоченным лицом, либо нотариально.

При анализе данной нормы возникает вопрос, на кого возлагается обязанность произвести автоматическую запись телефонного разговора. Вызывает сомнения и техническая возможность в течение указанных двух часов успеть заверить заявление у руководителя медицинской организации или уполномоченного этим руководителем лица.

Если же анализировать предоставленную законодателем возможность нотариально заверить заявление о запрете изъятия органов, вопросов становится еще больше. В реальности родственники при получении известия о смерти близкого человека находятся в состоянии сильного стресса, что зачастую сводит к нулю вероятность адекватного выполнения ими всех перечисленных требований, даже при условии осведомленности о тех действиях, которые им необходимо совершить по закону. Безусловно, не стоит забывать и о случаях, когда руководитель организации или его уполномоченное лицо в отведенный на процедуру срок недоступны, а оперативно воспользоваться услугами нотариуса не получается.

К сожалению, это лишь часть неурегулированных вопросов, которые из-за пробелов в законе предстоить анализировать суду. Согласно процессуальному законодательству (ст. 56 ГПК РФ) бремя доказывания невозможности осуществления указанных выше действий будет возложено на родственников, и без того находящихся в уязвимом положении. Родственники, по сути, будут все так же бесправны в ситуации со своим умирающим родственником, как это происходит сейчас при действующем Законе о трансплантации.

Немаловажен вопрос, связанный с моментом установления смерти человека, при отсутствии его согласия на изъятие органов и получении выраженного несогласия от родственников в течение двух часов, предоставленных законом. Согласно действующему законодательству смерть человека констатируется в двух случаях: при установлении смерти мозга и при выявлении ранних или поздних трупных изменений.

КОММЕНТАРИЙ РЕДСОВЕТА: 14 мая 2015 г. опубликован приказ Минздрава России от  25.12.2014 № 908н «О Порядке установления диагноза смерти мозга человека». Он вступает в силу в 2016 г. Приказ устанавливает порядок диагноза смерти мозга человека, при этом указано, что смерть мозга человека является моментом смерти человека. В документе приведены необходимые и достаточные условия диагноза смерти мозга человека, условия прекращения процедуры установления диагноза смерти мозга человека. В состав консилиума врачей, констатирующих диагноз смерти мозга человека, кроме анестезиолога-реаниматолога и невролога в обязательном порядке включены врач функциональной диагностики, рентгенолог, педиатр (для пациентов-детей), а также лечащий врач.

В обязательном порядке оформляется протокол установления диагноза смерти мозга человека. Его содержание расширено по сравнению с предыдущим протоколом и направлено на объективизацию установленного диагноза. При констатации диагноза смерти мозга реанимационные мероприятия пациенту прекращаются.

Законопроект предусматривает, что при установлении смерти человека на основании смерти мозга действия медицинских работников должны быть направлены на аппаратное и медикаментозное поддержание деятельности всех органов и тканей (кондиционирование) до принятия обоснованного решения об изъятии органов или отказа от такового, без применения консервации. Иначе дело обстоит при констатации смерти человека на основании выявления ранних или поздних трупных изменений или после 30 минут реанимационных мероприятий, которые не привели к восстановлению сердечной деятельности. В данном случае возникает необходимость сохранения жизнеспособности органов для последующего их изъятия и пересадки (если они будут произведены), что допустимо только при проведении ряда медицинских вмешательств, в частности перфузии органов консервирующим раствором.

Таким образом, в случае отсутствия разрешения на изъятие органов самого умершего до момента получения согласия или несогласия родственников на изъятие органов необходимо провести определенные медицинские действия, которые, однако, могут быть юридически квалифицированы как незаконные действия с телом умершего.

Новый законопроект не идеален и содержит значительное число нестыковок, требующих устранения. Но вместе с тем он содержит и полезные нормы. 

  1. В первую очередь, это касается создания и ведения нескольких регистров — списков граждан, согласившихся при жизни стать донорами посмертно (регистр волеизъявлений), а также данных о фактических донорах и нуждающихся в пересадке пациентах (регистр прижизненных доноров и органов, регистр посмертных доноров и органов, регистр реципиентов). Законопроектом предусмотрена обязанность распределения полномочий по ведению регистров. То есть, одни медицинские организации будут заниматься изъятием органов, другие — трансплантацией. Кроме того, предусматривается создание служб и органов по мониторингу и координации деятельности всей системы донорства на федеральном уровне. Это, несомненно, уверенный шаг вперед в области развития трансплантологии в России.

Законопроект обеспечивает более надежную защиту пациентов от недобросовестных действий врачей, предусматривая три уровня контроля: государственный, ведомственный и внутренний — на федеральном, региональном уровне и внутри медицинской организации.


  1. Во-вторых, изменилась система координации донорства, что позволит регионам передавать сформированную медицинскими организациями статистику по листам ожиданий лиц, нуждающихся в пересадке донорских органов, не по итогам года, а в режиме онлайн. Чтобы эта норма работала, необходима разработка дополнительных инструкций, в которых содержались бы пояснения по реализации всего технического процесса.

Впервые появились нормы, касающиеся детского донорства. Теперь несовершеннолетние в возрасте от 1 года и старше могут расцениваться как доноры, но только посмертно и с согласия родителей. На  детей-сирот донорство распространяться не будет.

В ныне действующем Законе о трансплантации детское донорство не регламентировано, о нем упоминается только в Инструкции о констатации смерти человека на основании диагноза смерти человека, утвержденной приказом Минздрава России от  20.12.2001 № 460. При этом данная Инструкция не предусматривает констатацию смерти у детей так, чтобы впоследствии можно было произвести действия по изъятию органов и тканей. Проблема детского донорства существует, и это подтверждает тот факт, что на сегодняшний день Минздрав направляет детей на пересадку органов за границу. С принятием нового закона посмертное детское донорство появится и в России, но только при условии согласия родителей или законных представителей.

Важным нововведением является норма, запрещающая посмертное изъятие и последующее использование органов неустановленных лиц, что, по мнению законодателей, позволит обезопасить реципиентов.

У потенциальных доноров в обязательном порядке будут отслеживаться заболевания, в частности инфекционные и наследственные, которые могут повлечь неблагоприятные последствия для реципиентов при пересадке. Однако возникает вопрос, каким образом медицинская организация будет получать необходимую информацию в отношении заболеваний у лица, который не выразил при жизни согласие или несогласие на изъятие своих органов.

СПРАВКА: Новый приказ Минздрава России от  25.12.2014 № 908н «О Порядке установления диагноза смерти мозга человека» охватывает констатацию смерти мозга и у детей, но он вступит в силу лишь 1 января 2016 г.

Отношение к трансплантации и донорству органов в обществе неоднозначное. В первую очередь, это связано с отсутствием культуры донорства органов и недостаточным информированием граждан о нюансах работы медиков в этой области, а также о правах и возможностях самих граждан. Несомненно, есть закон, приказы, инструкции, разъясняющие многие вопросы, но не стоит забывать о большей части населения, получающей информацию из СМИ, плакатов в поликлиниках, листовок, из уст самих врачей.

Мировая практика показывает необходимость ведения разъяснительной работы с гражданами по вопросам трансплантологии, ведь проблема дефицита донорских органов существует во всем мире. И только понимание обществом необходимости и правовой законности процесса трансплантации органов и тканей человека сможет обеспечить добровольное прижизненное согласие граждан на посмертное изъятие органов.

К сожалению, при анализе настоящего законопроекта выявляются противоречия, которые открывают лазейки для противоправных действий. Например, действия медицинских работников по оповещению родственников о смерти человека могут быть выполнены технически, без реального оповещения (отключен или недоступен телефон, и этого достаточно). Несмотря на предстоящие сложности введения, новый закон должен будет способствовать созданию оптимального баланса прав и законных интересов потенциальных доноров и реципиентов органов, профессиональных медицинских сообществ и общества в целом.

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Чтобы подтвердить ваш статус, зарегистрируйтесь, и:

Читайте экспертные
материалы

Скачивайте готовые
формы и СОПы

Смотрите
бесплатные вебинары

13 000 статей

1 500 инструкций

200 записей

Абонемент в электронную медицинскую библиотеку в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!


Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, зарегистрируйтесь, и:

Читайте экспертные
материалы

Скачивайте готовые
формы и СОПы

Смотрите
бесплатные вебинары

13 000 статей

1 500 инструкций

200 записей

Абонемент в электронную медицинскую библиотеку в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Гость, вам предоставлен VIP-доступ к журналу «Здравоохранение»:
возможность скачивать шаблоны • доступ к видеотренингамкниги  для главных врачей
Активировать доступ  
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.