Что такое врачебная ошибка? Мифы о понятии

3222

В медицинской среде часто используется понятие «врачебная ошибка». Однако нет единого мнения относительно содержания данного понятия.

Также широко распространено мнение, что без этого понятия можно обойтись, без особых потерь вовсе исключить из врачебного лексикона. Более того, существует мнение, что его использование вредит врачебному сообществу. И наконец, самый радикальный взгляд на врачебную ошибку состоит в полном отрицании ее существования.

Что же такое врачебная ошибка? Существует ли она на самом деле и можно ли отказаться от использования этого термина? Ответ на эти вопросы мы попробуем дать в нашей статье.

О термине «врачебная ошибка»

Понятие «врачебная ошибка» впервые было предложено великим патологоанатомом И. В. Давыдовским для оценки случаев расхождения клинического и патологоанатомического диагнозов. Ученый прекрасно понимал, что весьма часто подобные расхождения обусловлены абсолютно объективными причинами, по которым врач, самым добросовестным образом выполнивший свои профессиональные обязанности, не мог установить правильный диагноз.

Для таких добросовестных врачей и вводилось это понятие, которое должно было оправдать их в собственных глазах, глазах коллег, пациентов и руководства.

Врачебная ошибка как добросовестное заблуждение

Ошибки диагностики, допущенные по объективным причинам, трактовались как ошибки вследствие «добросовестного заблуждения врача, основанного на несовершенстве самой врачебной науки и ее методов, или в результате атипичного течения заболевания, или недостаточной подготовки врача, если при этом не обнаруживается элементов халатности, невнимательности или медицинского невежества».

При этом, обратим внимание, далеко не всегда неправильный диагноз имел причинно-следственную связь с ухудшением состояния больного и его смертью. Акцент делался именно на качество диагностики, которое играет решающую роль в правильном выборе тактики ведения больного и исходе его болезни. А слово «добросовестное» в определении врачебной ошибки сразу указывает на невиновность и, следовательно, ненаказуемость врача, ее допустившего.

К сведению: В России идею проведения  клинико-анатомических  разборов впервые выдвинул в 1735 г. П. З. Кондоиди, который фактически руководил медицинской службой страны, находясь в должности генерал-штаб-доктора  Российской армии, генерал-директора  медицинской канцелярии. В современном виде  клинико-анатомические  конференции начали проводиться в 1930 г. Первая  клинико-анатомическая  конференция была проведена в декабре 1930 г. по инициативе И. В. Давыдовского  в больнице Медсантруда (ныне клиническая больница № 23 им.   И. В. Давыдовского  г. Москвы).

С целью изучения летальных исходов, выявления расхождения диагнозов, исследования причин, по которым врач не смог поставить правильный диагноз, в больницах на регулярной основе стали проводить клинико- анатомические конференции. На них выносились случаи расхождения диагнозов, проводилось коллегиальное обсуждение выявленных патологоанатомом диагностических ошибок. Подобные обсуждения играли важную роль в повышении квалификации врачей.

К сожалению, в настоящее время такие обсуждения проводятся гораздо реже и найдутся десятки больниц, где патологоанатомические конференции не проводились уже много лет.

Это связано с изменениями в законодательстве, которые дают право больным и их родственникам отказываться от вскрытия. И хотя ст. 67 Федерального закона от  21.11.2011 №  323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» утвержден перечень ситуаций, когда отказ от вскрытия невозможен, в целом число вскрытий резко сократилось.

  • Известную роль сыграли проблемы финансирования патологоанатомической службы при переходе на обязательное медицинское страхование. 
  • И наконец, нельзя не учитывать рост судебных исков к врачам, что не располагает врачебное сообщество к открытому и честному обсуждению своих ошибок.

Заметим, что в нашей стране, в отличие от многих других стран, протоколы патологоанатомических конференций могут быть затребованы прокуратурой или судом и использоваться в качестве доказательства виновности врача.

Мероприятия по повышению квалификации врачей, для которых вводился термин «врачебная ошибка», к сожалению, по многим причинам утратили прежнюю эффективность. Между тем, этот термин по-прежнему широко применяется в медицинских кругах. И внимательное рассмотрение его бытования в этой среде позволяет сделать заключение, что смысловое наполнение термина несколько изменилось.

Как современные врачи используют понятие «врачебная ошибка»

Под врачебной ошибкой врачебное сообщество стало понимать дефект медицинской помощи, возникший в результате добросовестного выполнения врачом своих профессиональных обязанностей

Что такое врачебная ошибка? Заблуждения и мифыСовременная медицина — область высоких рисков. Особенно высоки риски при выполнении хирургических и других инвазивных вмешательств. Как расценить технический дефект медицинского вмешательства, если врач выполнял свои обязанности самым тщательным и добросовестным образом?

Не сговариваясь, врачи стали использовать в таком случае термин «врачебная ошибка», расширив определение, данное И. В. Давыдовским.

Таким образом, под врачебной ошибкой врачебное сообщество все чаще стало понимать дефект медицинской помощи, возникший в результате добросовестного выполнения врачом своих профессиональных обязанностей, не связанный с халатностью, небрежностью, легкомыслием или невежеством.

В настоящее время, разбирая врачебные ошибки, различают ошибки планирования медицинской помощи и ошибки исполнения, когда задуманный план лечения не удается довести до намеченной цели, несмотря на высокий профессионализм и добросовестность врача.

Возражения по поводу использования термина «врачебная ошибка»

Можно сказать, что термин «врачебная ошибка», в общем, прижился во врачебном сообществе. Он оправдывает врача в случае неудачного исхода лечения. Сказав, что врач совершил врачебную ошибку, мы косвенно указываем на его ненаказуемость, и это устраивает многих врачей.

Однако в последнее время врачи все чаще высказывают возражения по поводу широкого использования этого термина.

Некоторые из них полагают, что слово «ошибка» имеет негативную эмоциональную окраску, и потому нельзя называть ошибкой, к примеру, неправильный диагноз, поставленный в условиях, когда правильный поставить было просто невозможно, или техническую погрешность, допущенную в сложных условиях с высокими рисками.

Пример: На одном из форумов Интернета высказано следующее мнение:

«Например, поступил пациент с клиникой пневмонии, на рентгене пневмония, в анализе крови пневмонические воспалительные нотки. Поставлен диагноз пневмонии, но вскорости пациент умер, а на вскрытии нашли только рак. И вот в этом случае можно выводить „врачебную ошибку“ по Давыдовскому, когда врач сделал все правильно, но правильный диагноз не поставил в силу объективных причин. Только ошибки в таких ситуациях нет. То, что И. В. Давыдовский назвал ошибкой, ошибкой не является. В чем ошибся врач, если он не мог поставить правильный диагноз? Да, на вскрытии другой диагноз, и в этом плане есть ошибка. Но какое ошибочное действие совершил врач? К сожалению, на эти вопросы великий человек ушедшей эпохи уже не ответит».

Безусловно, с этим мнением нельзя не согласиться. По мнению авторов Словаря русского языка С. И. Ожегова и  Н. Ю. Шведовой, под ошибкой понимается неправильная мысль или неправильное действие, неточность, неправильность, заблуждение. В этом толковании, в общем, нет обвинительного оттенка, однако в жизни слово «ошибка» часто используется в негативном контексте.

К примеру, в школе за ошибки в диктанте по русскому языку или в контрольной по математике ученикам снижают отметку, вплоть до «двоек». И потому, называя ошибкой дефект, возникший в работе врача по объективным причинам, мы невольно указываем на то, что он в данном случае не достоин «пятерки» за эту работу.

Проблема довольно широко обсуждается в зарубежной медицинской прессе. Нередко медицинские работники, обвиненные в ошибке, воспринимают это как клеймо. Допущенная ошибка может вызвать у медицинского работника чувство вины, гнева, спровоцировать неадекватные поступки и депрессию, подорвать уверенность в себе и боевой настрой на работу.

Известны случаи самоубийства врачей и медицинских сестер, которые не смогли простить себе свои ошибки. Поэтому сегодня звучат призывы или сузить область применения термина «врачебная ошибка», дав ему более четкое определение, не предполагающее различных толкований, или отказаться от его использования вовсе. Насколько это целесообразно? Рассмотрим различные подходы к решению этой проблемы.

Чем дефект медицинской помощи отличается от врачебной ошибки?

Юридический словарь не содержит понятия «врачебная ошибка», и когда медицинские работники используют его в правовом поле, их не понимают. Между тем рост судебных исков требует от врачей умения разговаривать с юристами на общем языке.

Какие же термины используют юристы, обсуждая неблагоприятные события, которые врачи привыкли называть врачебными ошибками?

Если неблагоприятные последствия для жизни и здоровья пациента наступили в силу не зависящих от врача причин, дефект оказания медицинской помощи отсутствует

Одним из таких терминов является термин «дефект оказания медицинской помощи». Он в равной степени понятен и медикам, и юристам и правомерен с юридической точки зрения.

Что такое врачебная ошибка? Заблуждения и мифыСразу подчеркнем, что в случае, если неблагоприятные последствия для жизни и здоровья пациента наступили в силу не зависящих от воли врача причин, когда врач сделал все, что должен был сделать в данной конкретной ситуации, дефект оказания медицинской помощи отсутствует. А применение в данной ситуации термина «врачебная ошибка» может только запутать юриста, вызвать у него сомнение в добросовестности врача, заподозрить, что дефект оказания помощи все-таки имел место.

Рассмотрим подробнее содержание термина «дефект медицинской помощи». Словарь С. И. Ожегова определяет слово «дефект» как «изъян, недостаток, недочет».

Сразу встает вопрос, как выглядит объект без изъяна и недостатка, в полноте и целостности? Где найти ответ, если речь идет о врачебной деятельности? Очевидно, что его следует искать в многочисленных действующих нормах, правилах, рекомендациях и т. п., регулирующих оказание медицинской помощи. Они могут быть зафиксированы в виде документов разного уровня, методических материалов, но могут и передаваться от поколения к поколению врачей устно или из рук в руки.

Таким образом, дефект медицинской помощи можно определить как нарушение принятых в медицинской практике норм, правил, обычаев и т. п., отступление от сложившейся практики оказания медицинской помощи, повлекшее или не повлекшее за собой причинение вреда пациенту.

Давая такое определение, мы исходим из того, что сложившаяся практика, оформленная в виде норм и правил, в большинстве случаев обеспечивает оптимальный результат, и поэтому добросовестный врач должен придерживаться этой практики. Необоснованное отступление от сложившейся практики следует рассматривать как дефект оказания помощи. Если же в  каком-то случае общепринятые подходы не дали нужного результата, то нужно не говорить о допущенном дефекте оказания помощи, а искать слабые звенья сложившейся практики, совершенствовать ее.

Определив наличие дефекта медицинской помощи, необходимо установить его связь с неблагоприятным результатом лечения. Существует вероятность, что даже грубый дефект медицинской помощи может не оказать никакого влияния на состояние больного и прогноз его болезни. Приведем пример, иллюстрирующий подобную ситуацию.

Пример: Находясь на вызове у пациента с болями в области сердца, врач неотложной помощи распорядился, чтобы тот самостоятельно спустился по лестнице и дошел до машины. Через несколько минут доставленный в приемное отделение больницы больной скончался. На вскрытии обнаружен инфаркт миокарда с циркулярным отрывом верхушки сердца. Родственники пациента подали жалобу в прокуратуру. Экспертиза, проведенная по просьбе прокуратуры, заключила, что причиной смерти больного был разрыв миокарда, вызванный обширным трансмуральным инфарктом в результате тромбирования крупной коронарной артерии. И хотя врач неотложной помощи грубо нарушил правила транспортировки таких больных, это не могло повлиять на исход болезни. По представлению прокуратуры врачу было вынесено дисциплинарное взыскание.

При рассмотрении подобных случаев очень важно иметь грамотное экспертное заключение. Представим варианты схематичных экспертных заключений по поводу неблагоприятных исходов лечения, в которых используется термин «дефект медицинской помощи» и рассматривается причинно-следственная связь допущенного дефекта и неблагоприятного исхода для больного.

  1. Дефектов оказания медицинской помощи не выявлено. Имеющиеся у больного неблагоприятные последствия не связаны с дефектами оказания медицинской помощи, а обусловлены другими причинами.
  2. Выявлены дефекты оказания медицинской помощи. Однако они не находятся в причинной связи с неблагоприятными последствиями для больного. Эти последствия обусловлены другими причинами.
  3. Выявлены дефекты оказания медицинской помощи, но объективно установить их причинную связь с неблагоприятными последствиями не представляется возможным. Выявленные дефекты не повлияли на исход.
  4. Выявлены дефекты оказания медицинской помощи. Они находятся в прямой причинной связи с неблагоприятными последствиями для больного.
  5. Выявленные дефекты оказания медицинской помощи стали причиной нанесенного здоровью пациента вреда (указывается степень вреда и квалифицирующий признак в соответствии с «Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»).
  6. Выявить дефекты оказания медицинской помощи и установить их связь с неблагоприятными последствиями для больного не представилось возможным в связи с дефектами ведения предоставленной экспертам медицинской документации.

Получив заключение о наличии дефекта медицинской помощи и в последующем давая ему юридическую оценку, юрист должен будет определить причину этого дефекта.

  • Почему врач отступил от сложившейся практики, допустил нарушение действующих норм и правил?
  • Имелись ли объективные причины, которые оказались непреодолимыми, или врач допустил небрежность, был легкомысленным или невежественным?

Мы можем поставить вопрос: смог бы другой врач, квалифицированный и добросовестный, на его месте выполнить все нормы и правила, или это было бы не по силам и ему?

Ответ на этот вопрос позволяет понять, насколько выполнимы требования действующих регламентов в конкретной ситуации. Если при рассмотрении ситуации складывается убеждение, что эти требования были в данной ситуации выполнимы, то юрист сделает вывод о противоправности действий врача и его вине, если он совершил эти действия по небрежности, легкомыслию, невежеству или халатности.

Термин «дефект медицинской помощи» не является синонимом термина «врачебная ошибка»

Такова логика специалистов в области права, когда они разбирают неблагоприятные инциденты в сфере медицины. Однако мы ясно видим, что термин «дефект медицинской помощи» не является синонимом термина «врачебная ошибка» и не может быть применен к добросовестным действиям, оказавшимся объективно неправильными не по вине врача.

Эту мысль наглядно демонстрирует следующий пример.

Пример: В операционной ране оставлена салфетка, в результате чего у больного возникло нагноение, которое потребовало повторной операции и длительного лечения. В сегодняшних условиях эту ситуацию однозначно оценивают как дефект медицинской помощи, т. к. такое становится возможным только если врач (вместе с медицинской сестрой) нарушит требование о подсчете инструментов и расходных материалов, выданных хирургу и возвращенных им после использования. Но так ли оценивалась эта же ситуация, к примеру, в середине XIX в., когда правила об обязательном подсчете инструментов и салфеток еще не существовало и хирурги еще не осознали серьезности проблемы оставления инородных тел в ране? Очевидно, что в то время каждый такой случай рассматривался как трагическая и необъяснимая ошибка.

Врачебная ошибка или медицинская небрежность?

Очень жесткий подход к анализу неблагоприятных результатов лечения, предполагающий полный отказ от термина «врачебная ошибка», демонст-рирует Положение о медицинской небрежности, принятое 44-й Всемирной медицинской ассамблеей в Мадриде (1992 г.), где сказано: «Следует отличать медицинскую небрежность и неудачные последствия оказанной медицинской помощи или лечения не по вине врача:

  • медицинская небрежность связана с неспособностью врача обеспечить стандарты лечения, соответствующие состоянию больного, или с недостаточным мастерством, или небрежностью в оказании помощи пациенту, которые являются непосредственной причиной вреда, нанесенного пациенту;
  • отрицательные последствия, возникшие в ходе лечения, которые невозможно было предвидеть и которые не были результатом недостатка знаний и мастерства со стороны лечащего врача, являются неблагоприятным результатом, за которые врач не должен нести ответственность».

Как видно, документ демонстрирует категорическую позицию: неблагоприятный исход болезни — это либо результат небрежности, либо следствие объективного течения болезни.

В этом документе нет места ошибке, допущенной при добросовестном выполнении своих обязанностей. Правильно ли это? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к деятельности по созданию систем безопасности в сферах высокого риска.

Человеку свойственно ошибаться

Современное здравоохранение — это рискованная сфера деятельности, которая требует серьезных мер обеспечения безопасности. В создании собственной системы безопасности здравоохранение имеет возможность позаимствовать опыт других отраслей деятельности, где эта работа ведется уже много десятилетий.

Деятельность по обеспечению безопасности любого производства в наше время предполагает управление рисками. В своем становлении она прошла несколько этапов.

  • На первом этапе причиной большинства аварий, основным источником бед, уносящих жизни людей, считали технические несовершенства. Именно на их устранение были нацелены основные усилия специалистов по безопасности. Они многого достигли на этом направлении, однако аварии продолжали происходить.
  • И тогда стало ясно, что большую роль в создании аварийных ситуаций играет человеческий фактор, и специалисты по безопасности принялись за изучение этого фактора. В результате были усовершенствованы процедуры допуска к работе на опасных производствах, созданы системы тренингов, психологической подготовки работников и т. п. 
  • Однако и этот подход исчерпал себя, не дав удовлетворяющего всех результата. Стало ясно, что «человеку свойственно ошибаться» и никакие процедуры не смогут спасти систему от его ошибок.

В качестве основы для создания системы защиты от человеческих ошибок предложена модель причинной обусловленности событий «Швейцарский сыр»

Следующий этап проходил под знаком поиска организационных решений, позволяющих обеспечить защиту от технических и человеческих ошибок, которые не удается предотвратить. В основу одного из решений положена модель причинной обусловленности событий «Швейцарский сыр», сформулированная психологом Д. Ризоном (1990 г.).

В чем суть предложенной модели?

Как известно, швейцарский сыр имеет много больших дырок. Д. Ризон предложил представить, что каждая дырка в ломтике сыра — это скрытая, или латентная, ошибка системы, техническая или человеческая. Таких «дырок» много в любой системе на каждом из уровней, они находятся в разных местах и обладают разной степенью потенциальной разрушительности. Теперь посмотрим, почему кусочек сыра, имеющий обилие дырок, сохраняет форму? Это происходит потому, что каждую дырку окружает плотная ткань сыра из соседних слоев куска. Она защищает кусок от разрушительного действия дырок. Проблемы начинаются, когда на разных уровнях системы в одной и той же области есть ошибка — т. е. когда «дырка» уходит вглубь, через все ломтики. Ризон называл это «траекторией возможного происшествия». Следующий слой, который должен был бы сработать как защитный барьер, имеет то же слабое место, как и предыдущий, и, таким образом, провал становится все более вероятен. Вывод, вытекающий из рассмотрения этой модели, однозначен: необходимо так организовать систему, чтобы у «дырок» не было возможности кумулировать свой разрушительный эффект. Организация, согласно «сырной» модели, формирует ряд барьеров для того, чтобы нейтрализовывать потенциальную вредоносность ошибок.

Ризоновская модель широко применяется в авиации, системах пожарной безопасности. Есть попытки применить ее и в здравоохранении. Например, теперь ясно, что размещение двух препаратов различных групп, но с похожей упаковкой на одной аптечной полке явно относится к ризоновским латентным ошибкам. В перспективе это может привести к выдаче пациенту не того препарата и ухудшению его самочувствия. Такое может произойти по причине невнимательности со стороны медицинской сестры, раздающей лекарства.

Представим, как бы ответил Д. Ризон на вопрос о врачебных ошибках.

  • Может ли ошибиться добросовестный и квалифицированный врач?
  • Существуют ли «добросовестные» врачебные ошибки, когда врача нельзя упрекнуть в халатности или невежестве?
  • Можно ли отменить термин «врачебная ошибка», который, якобы, искажает суть происшествия, используя только термины «небрежность» и «закономерный неблагоприятный исход»?

Думается, ответом было бы, что человеческие ошибки существуют, их совершают самые добросовестные и опытные работники, и природа этих ошибок заложена глубоко в человеческой психике. Это еще почти неизученная область психологии. Однако задачей Ризона как ученого было создание достаточно надежной системы защиты от таких ошибок. Именно для этого им была разработана модель «Швейцарский сыр».

О психологической природе «добросовестных» врачебных (сестринских) ошибок

По заказу специалистов по безопасности психологи начали активно изучать природу человеческих ошибок и обнаружили, что в основе многих ошибок лежат особенности человеческой психики. Одна из них, которая напрямую связана с диагностическими ошибками, — это когнитивные искажения.

В основе многих диагностических ошибок лежат когнитивные искажения

Что такое врачебная ошибка? Заблуждения и мифыКогнитивные искажения — это систематические ошибки в мышлении или паттерны отклонений в суждениях, которые происходят в определенных ситуациях. Существование большинства из этих когнитивных искажений было доказано в психологических экспериментах и потому не может быть подвергнуто сомнению.

Следует заметить, что такие искажения — результат эволюционно сложившегося ментального поведения.

Некоторые из них выполняют адаптивную функцию, способствуют более эффективным действиям или более быстрым решениям.

Другие, впрочем, происходят из-за отсутствия соответствующих навыков мышления или неуместного применения навыков, бывших адаптивными в других условиях.

В популярной книге «Как думают врачи?» Дж. Групмана приведены примеры того, как именно способность нашего мозга искажать восприятие реальности влияет на врачебное мышление и становится причиной врачебных ошибок. Подобные исследования, касающиеся разных разделов медицины, все чаще появляются в медицинской профессиональной печати.

Так, профессор Табачников с соавторами провел анализ наиболее распространенных когнитивных механизмов диагностических ошибок в психиатрии (ошибка ретроспекции, иллюзорная взаимосвязь и др.) и способов их профилактики.

Авторами изучены причины возникновения деформаций выбора при постановке психиатрического диагноза и их психологические механизмы.

Приведем отрывок из их работы, в котором дано описание одной из самых распространенных когнитивных ошибок — ошибок подтверждения: 

«Ошибка подтверждения — склонность врача искать в большей степени данные, подтверждающие гипотезу, чем опровергающие, а также интерпретировать полученную информацию так, чтобы подтвердить гипотезу. …Высокая вероятность ошибки подтверждения в психиатрической диагностике связана с возможностью совершенно различным образом интерпретировать информацию, получаемую в ходе психиатрического опроса, вследствие ее субъективного характера и вероятности установочного поведения пациента (симуляция, аггравация, диссимуляция). Например, исследования показывают ненадежность самоотчетов о пищевом поведении пациентов с нервной анорексией. В значительной степени субъективны критерии разграничения сверхценных и бредовых идей в ходе диагностического интервью. Ошибка подтверждения становится еще более выраженной, когда убежденность индивида в правильности данной гипотезы „эмоционально заряжена“. Так бывает, когда врач полагает, что подтверждение его диагноза является одновременно подтверждением его квалификации, авторитета у коллег и т. д. Выводы, в которые человек не хочет верить, рассматриваются гораздо требовательнее, чем те, в которые он хочет верить, а в ходе дискуссии обе стороны выборочно принимают только привлекательные для них свидетельства».

В заключении статьи авторы дают следующие рекомендации: «Обобщая рекомендации по преодолению деформаций выбора в повседневной врачебной практике, можно отметить, что решение проблемы начинается с признания ее наличия. Мы должны согласиться с тем, что диагност не может не совершать ошибок, не только потому, что не совершенны его знания, но и потому, что человеческой психике свойственны эвристические методы принятия решений со всеми их достоинствами и недостатками. Поэтому врачу постоянно необходимо помнить о возможности таких ошибок и проверять обоснованность эвристических выводов, ведь тяжесть диагностической ошибки зависит и от способности вовремя ее обнаружить, и от критического отношения к своим гипотезам. Психиатрам, с одной стороны, лучше других врачей знакомым с основами психологии, а с другой стороны, целенаправленно наблюдающим у пациентов искажения когнитивных процессов, должно быть проще признать возможность таких искажений у самих себя. Интерны-психиатры должны получать знания о деформациях выбора и навыки их преодоления (например, продолжения дифференциальной диагностики, даже когда диагноз кажется очевидным). Диагностические ошибки должны стать объектом не столько критики, сколько анализа».

Когнитивные искажения не исчерпывают всех особенностей функционирования человеческой психики, которые могут способствовать возникновению ошибок. В настоящее время самими психологами изучаются ошибки внимания и восприятия, ошибки навыков и т. п.

В заключение подведем итог, ответив на вопросы: существуют ли «добросовестные врачебные ошибки» и насколько общепринятый термин «врачебная ошибка» отражает суть явления?

Добросовестные врачебные (сестринские) ошибки существуют. Это трагическая реальность медицинской профессии. К сожалению, пока мы мало знаем о причинах этих ошибок, которые во многом кроются в природе человеческой психики, и ждем помощи от психологической науки.

Поскольку даже самому квалифицированному и добросовестному человеку свойственно ошибаться, необходимо создать систему, которая будет минимизировать ущерб от таких ошибок. Здесь полезно использовать модель «Швейцарский сыр» и другие подходы в рамках системы управления рисками.

Врачебные ошибки не следует путать с небрежностью при оказании медицинской помощи или неблагоприятным исходом, вызванным объективным течением болезни. Ошибка отличается от небрежности, прежде всего, мотивацией: совершивший ошибку был старателен и предусмотрителен, в отличие от того, кто допустил небрежность.

Чем больше мы будем знать о природе врачебных ошибок, тем легче будет отличить их от небрежности. Пока эту границу провести очень сложно.Отделив врачебную ошибку от небрежности, следует, используя этот термин, быть максимально эмоционально нейтральным, не допускать осуждения тех, кто ошибся.

При общении с юристами и другими «внешними» сторонами (например, представителями СМИ, немедицинской общественности) следует по возможности избегать термина «врачебная ошибка». Юристы, как мы показали выше, его не понимают, а «внешние» в лице различных представителей общества, как правило, придают ему излишне эмоционально негативное значение, не понимая трагичности ситуации для самих медицинских работников.

Читайте в ближайших номерах журнала «Правовые вопросы в здравоохранении»
    Читать >>


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Мероприятия

      Мероприятия

      Повышаем квалификацию

      Посмотреть

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      А еще...






      Наши продукты






















      © МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

      Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

      Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
      Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-64203 от 31.12.2015.

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для медицинских работников!

      Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 9400 статей
      — 4000 ответов на вопросы
      — 80 видеосеминаров
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×