text

🎁 Журнал+чайник в ПОДАРОК! УСПЕТЬ ➤➤➤

Здравоохранение

Современные аспекты лабораторной диагностики антифосфолипидного синдрома

  • 15 декабря 2010
  • 31

Антифосфолипидный синдром (АФС) – клинико-лабораторный симптомокомп­лекс, характеризующийся рецидивирующими венозными и артериальными тромбозами, акушерской патологией, тромбоцитопенией и гиперпродукцией антифосфолипидных антител (аФЛ).

Антифосфолипидные антитела – гетерогенная популяция аутоантител, распознающих антигенные детерминанты анионных и нейтральных фосфолипидов (ФЛ), и комплексные эпитопы, образующиеся в процессе взаимодействия ФЛ и фосфолипидсвязывающих белков плазмы крови. Антифосфолипидные антитела являются серологическим маркером АФС и фактором риска развития тромботических осложнений и акушерской патологии при данном заболевании.

Внимание! Для скачивания доступна новая книга:  «Молекулярно-биологические исследования» ,

Общая характеристика антифосфолипидных антител

Антифосфолипидные антитела могут относиться к одному из трех основных классов иммуноглобулинов (IgG, IgM, IgA) либо их комбинации. В сыворотках больных АФС выявляют широкий спектр аФЛ (более 25 разновидностей) с различной специфичностью, таких как:

  • Реагины (биологическая ложноположительная реакция Вассермана);
  • Антитела к анионным ФЛ (кардиолипин, фосфатидилсерин, фосфатидиловая кислота, фосфатидилинозитол);
  • Антитела к нейтральным ФЛ (фосфатидилхолин);
  • Антитела к “zwitteronic” ФЛ (фосфатидилэтаноламин);
  • Антитела к фосфолипидсвязывающим белкам (β2-гликопротеин I, протромбин, аннексин V, белок C, белок S, низко/высокомолекулярный кининоген, окисленный липопротеин, тромбомодулин, фактор XII, фактор VII/VIIa, компонент комплемента H и C4b, тканевой активатор плазминогена, эндотелиальный рецептор белка C).

Показано, что аФЛ, синтезирующиеся при АФС, распознают не сами ФЛ, а антигенные детерминанты фосфолипидсвязывающих белков, среди которых основное патогенетическое значение имеет β2-гликопротеин I (β2-ГП I). При инфекционных заболеваниях аФЛ реагируют непосредственно с анионными ФЛ, являясь частью репертуара естественных антител человека.

β2- ГП I – одноцепочечный полипептид с молекулярной массой 50 кДа, присутствующий в плазме крови в концентрации 200 мкг/мл. Он состоит из 326 аминокислотных остатков и включает пять гомологичных повторяющихся доменов. При этом пятый домен, содержащий последовательность KNKEKK(282–287), отвечает за связывание β2-ГП I с анионными ФЛ, а основные антигенные детерминанты, с которыми взаимодействуют патогенные aβ2-ГП I, расположены в первом домене молекулы.

Рассматривают три основных механизма связывания патогенных аФЛ с β2-ГП I:

  • с комплексами ФЛ / β2-ГП I;
  • со скрытыми (конформационными) эпитопами, формирующимися на молекуле β2-ГП I при взаимодействии с ФЛ;
  • с нативным β2-ГП I, иммобилизованным с высокой плотностью на поверхности анионных ФЛ или γ-облученном полистироле .

В исследованиях in vitro показано, что β2-ГП I связывается с различными отрицательно заряженными молекулами (ФЛ, гепарином, окисленными липопротеинами) или клеточными мембранами активированных тромбоцитов, эндотелиальных клеток (ЭК) и моноцитов, изменяя их функциональную активность.

Патогенетическое значение антифосфолипидных антител

В настоящее время получены клинические и экспериментальные данные, свидетельствующие об участии аФЛ в патогенезе АФС. В исследованиях in vivo показано, что у лабораторных животных аФЛ вызывают усиление тромбообразования, активацию эндотелия и развитие акушерской патологии. Протромботическая активность аФЛ опосредуется их способностью оказывать влияние на белки системы свертывания крови и другие факторы гемостаза, а также взаимодействовать с поверхностными мембранами различных клеток.

Важным механизмом тромбогенного действия аФЛ служит подавление антикоагулянтной функции активированного белка С через снижение образования тромбина, угнетение активации белка С комплексами тромбомодулин/тромбин, блокаду сборки комплекса белка С, прямую или опосредованную кофактором (белком S) ингибицию активности белка С, связывание с факторами свертывания Va и VIIIa и их защиту от протеолиза активированным белком С. Наряду с этим аФЛ ингибируют противотромботическую активность комплекса гепарин/антитромбин-III, а также вызывают угнетение фибринолиза путем ослабления ФЛ-зависимой аутоактивации фактора XII комплексами аβ2-ГП I / β2-ГП I.

Одним из ведущих механизмов патогенетического действия аФЛ является активация клеток комплексами аβ2-ГП I / β2-ГП I. Как известно, свободный мономерный β2-ГП I имеет низкую аффинность в отношении отрицательно заряженных ФЛ. Димеризация β2-ГП I при реагировании с аβ2-ГП I сопровож­дается конформационными изменениями и значительным усилением связывания β2-ГП I с ФЛ и белками поверхностной мембраны тромбоцитов, эндотелиальных клеток и моноцитов. Взаимодействие с комплексами аβ2-ГП I / β2-ГП I стимулирует агрегацию и агглютинацию тромбоцитов, индуцирует повышение экспрессии клеточных молекул адгезии (Е-селектина, Р-селектина, VCAM-1, ICAM-1), синтеза тканевого фактора и продукции эндотелина-1 в ЭК. Наряду с этим комплексы аβ2-ГП I / β2-ГП I усиливают продукцию тканевого фактора и цитокинов в моноцитах. По современным представлениям, активация клеток комплексами аβ2-ГП I / β2-ГП I опосредуется несколькими типами мембранных белков и рецепторов. Одни из них, в т. ч. Toll-рецепторы ЭК, аннексин А2 на ЭК и моноцитах, GPIbα на тромбоцитах, обеспечивают эффективное связывание комплексов аβ2-ГП I / β2-ГП I с поверхностной мембраной клеток. Другие рецепторы осуществляют внутриклеточную трансдукцию активационного сигнала. Среди них ключевую роль играет сигнальный рецептор тромбоцитов apoER2, относящийся к семейству рецепторов ЛПНП. После связывания с гепарансульфатом или GPIbα на поверхности тромбоцитов комплексы аβ2-ГП I / β2-ГП I взаимодействуют с рецептором apoER2, что вызывает фосфорилирование apoER2 и MAPp38 киназы, а также усиление продукции тромбоксана А2, который, в свою очередь, индуцирует активацию тромбоцитов. Все это вместе взятое способствует сдвигу гемостатического баланса в сторону гиперкоагуляции. Учитывая гетерогенную природу рецепторов к ЛПНП, а также их присутствие на клетках различных органов и тканей, в т. ч. на клетках нервной системы, высказано предположение, что активация данных рецепторов комплексами аβ2-ГП I / β2-ГП I может являться важным фактором развития не только тромботических осложнений, но и других клинических проявлений АФС, не связанных с тромбозами.

Другим возможным механизмом прокоагулянтного действия аФЛ, имеющего особое значение при акушерской патологии, является способность комплексов аβ2-ГП I / β2-ГП I снижать экспрессию мощного протективного антикоагулянта аннексина V на поверхностных мембранах трофобластов плаценты и ЭК. Кроме того, обнаружено развитие аФЛ-зависимых тромбозов и акушерской патологии на фоне активации С3 и С5 компонентов системы комплемента.

Причины образования аФЛ при АФС до конца не ясны. Предполагается, что синтез аФЛ контролируется Т-лимфоцитами. В опытах in vitro установлено, что связанный с ФЛ или окисленный β2-ГП I индуцирует Th-1 тип иммунного ответа, опосредованный аутореактивными CD4+ T-лимфоцитами, распознающими скрытые эпитопы β2-ГП I в составе комплексов с молекулами HLA класса II на антигенпредставляющих клетках. Недавно были получены данные, согласно которым окисленный β2-ГП I и комплексы аβ2-ГП I / β2-ГП I могут выполнять функцию эндогенных иммунологических адъювантов, вызывая костимуляцию Toll-рецепторов 4-го типа (TLR4) на дендритных клетках и В-лимфоцитах, что приводит к усилению В-клеточной пролиферации и дополнительной продукции аβ2-ГП I.

По данным экспериментальных исследований, β2-ГП I зависимые аФЛ могут образовываться при иммунизации лабораторных животных бактериальными и вирусными антигенами. Это позволяет предположить, что синтез аФЛ и развитие аФЛ-зависимых тромбозов в ряде случаев обусловлены активацией латентной инфекции. В настоящее время показано, что в основе взаимосвязи между инфекцией и синтезом аФЛ лежит феномен “молекулярной мимикрии” антигенных эпитопов инфекционных агентов и β2-ГП I.

Таким образом, в основе патогенеза АФС лежит действие аФЛ на ряд ключевых механизмов, принимающих участие в регуляции процесса свертывания крови, и многие другие биологические процессы, протекающие с участием ФЛ.

Методы определения антифосфолипидных антител

Согласно международным критериям классификации АФС (Сидней, 2005) обязательные методы лабораторной диагностики АФС включают определение антител к кардиолипину (аКЛ) классов IgG и IgM с использованием иммуноферментного анализа (ИФА), обнаружение волчаночного антикоагулянта (ВА) в фосфолипидзависимых коагуляционных тестах и исследование аβ2-ГП I классов IgG и IgM с помощью ИФА. При этом IgG/IgM аКЛ должны определяться в сыворотке в титрах более 40 GPL/MPL (или в концентрации, соответствующей 99-му процентилю) в двух и более исследованиях с интервалом не менее 12 недель с помощью стандартного ИФА, позволяющего выявлять β2-ГП I зависимые АКЛ. ВА должен определяться в плазме в двух и более исследованиях с интервалом не менее 12 недель стандартным методом, включающим несколько этапов:

  • удлинение фосфолипидзависимого свертывания крови при использовании скрининговых коагуляционных тестов (АЧТВ, каолиновый тест, тест с ядом гадюки Рассела);
  • отсутствие нормализации времени свертывания по данным скрининговых тестов при смешивании с нормальной, лишенной тромбоцитов плазмой;
  • нормализация удлиненного времени свертывания крови при добавлении избытка ФЛ;
  • исключение других коагулопатий (наличия в крови ингибиторов фактора VIII или гепарина).

IgG/IgM аβ2-ГП I должны определяться в сыворотке в концентрации, соответствующей 99-му процентилю, в двух и более исследованиях с интервалом не менее 12 недель с помощью стандартного ИФА. Подчеркивается, что диаг­ноз АФС не может быть поставлен, если промежуток между выявлением аФЛ и клинических признаков заболевания составляет менее 12 недель и более 5 лет. Наличие у больных АФС нескольких субтипов аФЛ сопровождается значительным усилением риска развития тромботических осложнений. Несмотря на частое совпадение положительных результатов измерения ВА, аКЛ и аβ2-ГП I, не существует прямой зависимости между выявлением этих аФЛ в крови больных АФС. Поэтому при низкоположительных (индекс LA1/LA2 = 1,2; до 40GPL/MPL) и отрицательных тестах на ВА и аКЛ возникает необходимость определения аβ2-ГП I. Все это вместе взятое послужило основанием для выделения четырех категорий больных АФС в зависимости от профиля аФЛ с наличием:

  • I – более одного лабораторного критерия (в любой комбинации);
  • IIa – только ВА;
  • IIb – только аКЛ;
  • III – только аβ2-ГП I.

Антитела к кардиолипину и аβ2-ГП I класса IgА, а также антитела к другим ФЛ и кофакторным белкам (фосфатидилсерину, фосфатидилинозитолу, фосфатидилэтаноламину, фосфатидилхолину, смеси ФЛ, протромбину, белкам C, S, Z и аннексину V) не имеют доказанного значения для диагностики АФС. Однако в ряде случаев обнаружение этих аФЛ ассоциируется с “пре-АФС” (или “вероятным” АФС), который характеризуется наличием у больных сетчатого ливедо, хореи, тромбоцитопении, потерь плода, поражения клапанов сердца и может предшествовать развитию тромботических осложнений.

Наличие в крови ВА нередко лучше коррелирует с клиническими признаками АФС, чем уровень аКЛ и аβ2-ГП I, однако коагуляционные методы идентификации аФЛ имеют определенные недостатки и ограничения. К ним относятся: невозможность определения ВА у больных, получающих антикоагулянты; недостаточная воспроизводимость и межлабораторная вариабельность результатов; трудность стандартизации; необходимость использования для проведения исследования свежей плазмы; низкая диагностическая чувствительность метода.

В настоящее время для обнаружения аФЛ наиболее широко применяется метод твердофазного ИФА. ИФА имеет ряд преимуществ по сравнению с коагуляционными тестами, т. к. позволяет измерять аФЛ в замороженных сыворотках, оценивать концентрацию и изотипы аутоантител. Наряду с этим ИФА отличается простотой выполнения, хорошей воспроизводимостью и более низкой стоимостью исследований.

В последние годы предложено большое количество “home made” (данный термин употребляется в зарубежной литературе и означает “в собственной модификации”) методик и коммерческих тест-систем для ИФА аКЛ и аβ2-ГП I. Несмотря на стандартизацию основных методических аспектов ИФА аКЛ и аβ2-ГП I, полученные результаты нередко носят противоречивый характер. Так, по данным многоцентрового исследования, частота обнаружения аКЛ в популяции при использовании 9 различных коммерческих тест-систем варьировала от 31 до 60% для IgG аКЛ, и от 6 до 50% для IgM аКЛ; при этом наклон графика линейной регрессионной зависимости результатов измерения концентрации аКЛ в единицах GPL и MPL с помощью стандартов, предоставленных лабораторией по стандартизации аФЛ, и калибраторов тест-систем составлял 0,159–0,930 для IgG аКЛ и 0,236–0,836 для IgM аКЛ. Отмечена также более высокая вариабельность операционных характеристик шести коммерческих и одной “in house” (данный термин употребляется в зарубежной литературе и означает “в собственной модификации” или “произведенной в лаборатории”) тест-систем для определения IgG и IgM аКЛ по сравнению с пятью коммерческими тест-системами для выявления IgG и IgM аβ2-ГП I. Данные исследований в рамках Европейского форума по стандартизации методов определения аФЛ свидетельствуют о невысокой межлабораторной вариабельности результатов ИФА аКЛ и аβ2-ГП I. При проведении ИФА аКЛ в 24 лабораторных центрах совпадение результатов измерения IgG аКЛ регистрировалось в 25% случаев, IgM аКЛ – в 0% случаев. Сходимость результатов ИФА аβ2-ГП I в 21 лаборатории была несколько выше, составляя 37% для IgG аβ2-ГП I и 27% для IgM аβ2-ГП I.

На результаты ИФА аКЛ и аβ2-ГП I оказывает влияние множество факторов: уровень позитивности (“cut off”), свойства стандартных и контрольных сывороток (специфичность, авидность, стабильность), технология ИФА, аналитические характеристики используемых тест-систем, способ построения калибровочной кривой для количественной оценки полученных данных, единицы измерения аФЛ, наличие интеркуррентной инфекции и др.. С целью улучшения внутри- и межлабораторной вариабельности результатов ИФА аКЛ и аβ2-ГП I при использовании различных тест-систем, рекомендуется применять не абсолютные значения исследуемых показателей, а уровни позитивности с выделением низко-, умеренно- и высокопозитивных результатов. Хорошая воспроизводимость результатов в значительной степени зависит от четкого выполнения рекомендаций, разработанных для ИФА аКЛ и аβ2-ГП I.

Клиническое значение антифосфолипидных антител

Верхняя граница нормы для IgG аКЛ в сыворотке крови варьирует от 4,0 до 30,0 GPL; IgM аКЛ – от 3,0 до 20,0 MPL; IgG/IgM аβ2-ГП I – от 4,0 до 20,0 ЕД/мл. Частота обнаружения аФЛ в сыворотках здоровых людей составляет 1–5%. Нарастание частоты положительных результатов определения аФЛ отмечено при аутоиммунных заболеваниях, инфекциях, злокачественных новообразованиях, на фоне приема лекарственных препаратов, а также у лиц пожилого возраста и родственников больных АФС. В этих случаях, как правило, наблюдается транзиторное повышение IgM аФЛ в низких титрах, не связанное с тромбозами и акушерской патологией. У больных системной красной волчанкой (СКВ) частота обнаружения аКЛ варьирует от 12 до 30%, ВА – от 15 до 34%. Наиболее часто и в высокой концентрации аФЛ выявляются при СКВ с АФС и первичном АФС. При обследовании 1 тыс. больных с АФС было установлено, что у 80% из них присутствуют аКЛ, у 20% – ВА, у 60% – аКЛ и ВА.

В последние годы на основе анализа проспективных и ретроспективных исследований больших групп больных получены убедительные доказательства, свидетельствующие о тесной связи между обнаружением аФЛ и клиническими проявлениями АФС (тромбозами, патологией беременности и тромбоцитопенией). Положительные результаты определения ВА, IgG/IgM аКЛ и IgG/IgM аβ2-ГП I входят в число лабораторных критериев диагностики АФС и ассоциируются с высоким риском развития тромботических осложнений и акушерской патологии при этом заболевании.

Данные литературы, касающиеся изучения диагностической информативности аФЛ, свидетельствуют о том, что IgG аКЛ и IgM аКЛ имеют умеренную чувствительность, но низкую специфичность для диагностики АФС. ВА и IgG/IgM аβ2-ГП I являются более специфичными, но менее чувствительными диагностическими маркерами АФС по сравнению с IgG/IgM аКЛ(табл.2).

Таблица 2

Тип аФЛ

Диагностическая чувствительность, %

Диагностическая специфичность, %

Предсказательная ценность положительных результатов, %

Предсказательная ценность отрицательных результатов, %

Площадь под характеристической ROC-кривой

Ig G аКЛ

45–68

71–75

88

71

0,763

Ig M аКЛ

35–39

72–81

79

73

0,704

IgG/IgM

аβ2-ГП I

23–60

83–97

76–80

68–75

0,821

ВА

29–59

81–86

59

Нет данных

0,750–0,930

Для прогнозирования риска развития тромботических осложнений особенно важное значение имеет тестирование ВА, IgG аКЛ и IgG аβ2-ГП (табл. 3).

Таблица 3

Тип аФЛ

Диагностическая чувствительность, %

Диагностическая специфичность, %

Предсказательная ценность положительных результатов, %

Площадь под характеристической ROC-кривой

Относительный риск

IgG аКЛ

53–77

72–85

66–86

0,660–0,729

2,49–6,42

IgG

аβ2-ГП I

24–58

80–96

29–86

0,620–0,779

2,40–9,80

ВА

59–65

82–87

50

Нет данных

3,04–7,62

В проспективном исследовании G. Finazzi и соавт., включавшем 360 пациентов, из которых 326 чел. имели положительные результаты тестирования ВА, а 185 – IgG аКЛ, было показано, что при наличии тромбозов в анамнезе наиболее точным независимым предиктором повторных тромбозов служат IgG аКЛ в концентрации более 40 GPL. Другими авторами также подчеркивается значение именно средних и высоких уровней IgG аКЛ для прогнозирования риска развития тромбозов в популяции.

Установлено, что ВА лучше коррелирует с тромбозами, чем аКЛ. Согласно результатам метаанализа, обнаружение ВА при системной красной волчанке сопровождается увеличением риска венозных тромбозов в 6 раз, а аКЛ – в 2 раза.

В 2003 г. M. Galli и соавт. опубликовали два систематических обзора литературы, посвященных изучению прогностической ценности различных субтипов аФЛ в отношении развития тромботических осложнений. Сравнительный анализ клинического значения аКЛ и ВА у 4184 пациентов с аФЛ и 3151 лица контрольной группы включал 25 исследований за период с 1988 по 2000 г., из них 11 исследований “случай – контроль”, 9 проспективных, 3 одномоментных и 2 амбиспективных. ВА оказался наиболее достоверным фактором риска тромбозов (относительный риск (ОР) – 5,71–9,40) независимо от их локализации (венозные или артериальные) и типа (первые или повторные), наличия системной красной волчанки, а также методических особенностей примененных коагуляционных тестов. Антитела к кардиолипину ассоциировались с риском тромботических осложнений в меньшей степени (ОР – 3,66), в основном при выявлении умеренных и высоких титров аКЛ класса IgG (свыше 33–40 GPL). Установлено, что повышение уровня аКЛ связано с риском развития первого мозгового инсульта (ОР – 1,35–6,67) и инфаркта миокарда (ОР – 1,21–18,00), но не с тромбозом глубоких вен.

Оценка прогностического значения аβ2-ГП I и антител к протромбину (аПТ) проводилась в 32 исследованиях преимущественно ретроспективного характера у 5102 пациентов с аФЛ и 1973 здоровых лиц. В 57% исследований отмечена достоверная связь положительных результатов определения аβ2-ГП I с артериальными тромбозами (ОР – 8,30), венозными тромбозами (ОР – 19,00), а также с тромбозами вне зависимости от локализации в сосудистом русле (ОР – 27,10). При этом IgG аβ2-ГП I и IgA аβ2-ГП I чаще ассоциировались с тромботическими осложнениями по сравнению с IgM аβ2-ГП I. В работе показано, что обнаружение аβ2-ГП I в большей степени связано с венозными, а аКЛ – с артериальными тромбозами. По данным авторов, одновременное присутствие в крови ВА, аКЛ и аβ2-ГП I сопровождается значительным усилением риска артериальных и венозных тромбозов (ОР – 33,30; степень доказательности данных (ДИ) – 7,0–157,0). Достоверная связь между увеличением концентрации аПТ и риском развития тромбозов отмечена лишь в 37% случаев (ОР – 3,40–11,50), что указывает на ограниченную роль аПТ в прогнозировании тромботических осложнений.

Значительный интерес представляют исследования, согласно которым увеличение риска тромбозов достоверно ассоциируется с β2-ГП I зависимым ВА (ОР – 42,30; ДИ – 9,9–194,3) и не коррелирует с протромбин-зависимым ВА (ОР – 1,60; ДИ – 0,8–3,9). При этом более высокий риск тромбозов чаще отмечается при обнаружении антител к I домену β2-ГП I (ОР – 18,90; ДИ – 6,8–53,2) и высокоавидных аβ2-ГП I (ОР – 12,50; ДИ – 5,4–29,2), чем при выявлении “классических” аβ2-ГП I (ОР – 6,70; ДИ – 3,4–13,5).

Гиперпродукция аФЛ ассоциируется с различными формами патологии беременности: один и более эпизодов необъяснимой гибели морфологически нормального плода после 10-й недели беременности; одни и более преждевременные роды до 34 недель беременности в связи с выраженной эклампсией, преэклампсией или тяжелой плацентарной недостаточностью; три и более необъяснимых, последовательно развивающихся спонтанных абортов до 10 недель беременности при исключении анатомических и гормональных нарушений у матери и хромосомных изменений у матери и отца. При нормально протекающей беременности повышение уровня ВА отмечено у 0,2%, аКЛ – у 2,0% женщин. У пациенток с повторным невынашиванием беременности частота выявления аКЛ в 16 исследованиях, проанализированных D. Vinatier и соавт., составила 4,6–50,7% (в среднем 15,5%), ВА – 0–14% (в среднем 8,3%). Согласно результатам D.W. Branch и M.A. Khamashta аФЛ встречаются у 10–20% женщин с повторными ранними спонтанными абортами, при этом гиперпродукция аФЛ ассоциируется с увеличением риска внутриутробной гибели плода (ОР – 4,50), преэклампсии (ОР – 10,50) и преждевременных родов (ОР – 10,50) во втором и третьем триместрах беременности, а также с развитием тромботических осложнений.

Наиболее ценными прогностическими маркерами повторного невынашивания беременности являются ВА (ДЧ – 55–58%; ДС – 88%; OР – 3,00–8,70), IgG аКЛ (ДЧ – 50–86%; ДС – 64–89%; AUC – 0,700; OР – 5,06–19,00) и IgG аβ2-ГП I (ДЧ – 50–75%; ДС – 84–89%; AUC – 0,720; OР – 7,00–27,00).

Показано, что ВА чаще ассоциируется с высоким риском акушерской патологии, чем аКЛ. В исследовании NOHA (Nines Obstetricians and Hematologists) ВА, IgG аβ2-ГП I и антитела к аннексину V являлись независимыми факторами риска необъяснимых ранних спонтанных абортов и предикторами потери плода при последующих беременностях. С другой стороны, как показали исследования H.B. De Laat и соавт., риск развития акушерской патологии у больных первичным АФС и СКВ с АФС связан главным образом с полиморфизмом гена аннексина V (- 1C → T) (ОР – 2,70; ДИ – 1,1–6,7) и в меньшей степени – с высокими титрами антител к аннексину V класса IgG. Кроме того, авторы выявили корреляцию между риском развития повторного невынашивания беременности и присутствием в сыворотках больных IgM аβ2-ГП I (ОР – 6,10; ДИ – 1,2–29,7).

Таким образом, аФЛ являются важными патогенетическими медиаторами АФС и играют ключевую роль в диагностике и оценке прогноза данного заболевания.

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
×

Гость, вам предоставлен VIP-доступ к журналу «Справочник заведующего КДЛ»:
возможность скачивать шаблоны • доступ к видеотренингам • книги для КДЛ
Активировать доступ  
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.