Медицинский портал - специалистам медицинских учреждений

Дивертикулярная болезнь: социальная значимость

27 декабря 2018
0
Средний балл: 0 из 5

дивертикулярная болезнь, социальная значимостьВ обзоре представлены современные тенденции в эпидемиологии дивертикулярной болезни и ее воспалительных осложнений. Несомненная социальная значимость дивертикулярной болезни требует проведения исследований в области эпидемиологии в нашей стране, поскольку многогранность проблемы не позволяет игнорировать эндемические, организационные, диагностические клинические аспекты ее формирования в условиях конкретной страны.

Одной из актуальных, многогранных и сложных по оптимальному выбору диагностических и лечебных программ является проблема воспалительных осложнений дивертикулярной болезни (ДБ) ободочной кишки (ОК) [1, 3]. В современном мире отмечается неуклонный рост числа граждан с выявленными дивертикулами ОК [3, 14]. И если сам факт наличия дивертикула в толстой кишке в рамках современного понимания сущности проблемы следует трактовать как дивертикулез ОК, что не подразумевает причастность этой формы морфологических изменений ОК к нозологической единице ДБ, то появление каких-либо клинических проявлений болезни уже требует трактовать клиническую ситуацию как ДБ [1, 13, 19, 21].

В индустриально развитых странах ДБ является одной из ведущих по уровню социально-экономического бремени общества [12, 19, 21]. 

Впервые дивертикулы ОК описал французский хирург Alexis Littre в 1700-х годах. В 1815 г. Fleischman ввел термин «дивертикул», а в 1899 г. С. Mayo c коллегами впервые детализировали лечебную тактику при остром дивертикулите, выделив в том числе формы заболевания, не требующие лечебных процедур [12].

С современных позиций принято рассматривать в качестве проявлений ДБ следующие симптомы: боли, функциональные расстройства, воспалительные реакции и кровотечения [1]. 



Патофизиологические закономерности современного представления о ДБ основаны на негативной роли замедления кишечного пассажа, роста внутрикишечного давления, роли кишечной микробиоты и дефицита пищевых волокон, а также других, менее доказанных факторов, таких как низкий уровень инсоляции, гиповитаминоз D и т. д. [8, 9, 13, 21]. Если в странах Запада приходится говорить почти исключительно о левостороннем дивертикулезе, то в азиатских странах дивертикулы преимущественно локализованы в слепой и восходящей ободочной кишках [4, 19].

В прямой возрастной зависимости неуклонно возрастает риск выявления левостороннего дивертикулеза (бессимптомных дивертикулов) ОК у населения западных стран, достигая 50—66% у лиц старше 80 лет [12, 19]. О росте заболеваемости в России говорят данные ГНЦ колопроктологии, согласно которым за предшествующие 11 лет, по данным рентген-эндоскопических исследований, частота попутного обнаружения дивертикулов ОК двукратно возросла, достигнув в 2012 году 28,8% от всех обследованных [1]. 

Первоначальные данные о том, что у 5—20% имеющих дивертикулы в ОК существует вероятность возникновения ДБ, убедительно не были подтверждены широким скрининговым применением таких методов диагностики, как фиброколоноскопия и рентгеновская компьютерная томография [3, 15]. Так, по данным исследований на западном побережье США, при непрерывном 10-летнем наблюдении за пожилыми гражданами путем выполнения периодической фиброколоноскопии только у 4,3% были выявлены какие-либо проявления ДБ, из них соответствие критериям острого осложнения было выявлено не более чем у 1% обследованных [17]. Клинические проявления ДБ в среднем возникали через 7,1 года, причем, вопреки первоначальному мнению, с повышением возраста пациентов риск их снижался, примерно на 24% с каждым десятилетием.

В Северной Америке от 10 до 20% пациентов с подтвержденной ДБ являются потенциальными кандидатами для хирургического вмешательства [13], структура которого на 78,3% представлена неотложными операциями [11]. Так, в США годовой объем стационарной помощи пациентам с ДБ составляет 300 тысяч госпитализаций и 1,5 млн стационарных дней [3], причем 85,3% госпитализированных с разными проявлениями ДБ ранее имели эпизоды воспаления. Неосложненные дивертикулы одинаково часто встречаются у лиц обоего пола [13]. Любопытные результаты были получены Е. Schneider и соавторами [18], согласно которым ДБ среди афроамериканцев возникает в более молодом возрасте и преимущественно у лиц женского пола, сопровождаясь повышенным риском неотложного вмешательства (на 26%) и смертности (на 28%), чем среди белого населения.

  • В статье вы найдете только несколько готовых образцов и шаблонов. В Системе «Главный врач» их более 5000.

Успеете скачать всё, что нужно, по демодоступу за 3 дня?

Активировать

В госпитализации по поводу воспалительных осложнений ДБ женщины нуждались в два раза чаще, так же как и в случае с первым приступом дивертикулита. Пока не установлено, почему относительная доля выявления осложненных форм ДБ среди пациентов моложе 40 лет в два раза выше, чем среди лиц более старшего возраста (р=0,008) [9]. 

По данным J. Ritz и соавторов [16], наибольший риск перфоративного дивертикулита высоко вероятен уже при первом эпизоде воспаления. Вероятность формирования локальных либо диффузных очагов внутрибрюшной инфекции при воспалительных осложнениях ДБ составляет 3,5—4 случая на 100 тысяч населенияв год [7, 9]. При этом в разных странах отмечено возрастание частоты осложненных форм ДБ. По данным J. Makela и соавторов [10], в странах Скандинавии за два десятилетия рост частоты кишечных перфораций при воспалительных осложнениях ДБ составил 61%, достигнув интенсивного показателя в 4,2 на 100 тысяч населения, что способствовало росту летальности при воспалительных осложнениях ДБ на 5,5% [10]. Согласно результатам анализа D. Humes и соавторов [6], относительный риск смерти пациентов в течение первого года после эпизода перфоративного дивертикулита в 4,5 раза выше, а после стриктуры или свища — в 2,5 раза выше, чем риск смерти схожих по возрасту групп населения, не связанный с наличием дивертикулов [6]. 

Почти повсеместно 15—20% всех пациентов с воспалительными осложнениями ДБ получают пункционное либо инцизионное хирургическое лечение [5, 7, 13]. Характеризуя значимость ДБ как хирургической проблемы, достаточно сказать, что непосредственные результаты выполненных при этом резекций ОК значительно хуже таковых в связи с опухолевыми заболеваниями как по частоте послеоперационных осложнений и летальности, так и по необходимости превентивного стомирования, стоимости и длительности лечения [20]. 

Комплекс социальных последствий ДБ был исследован T. Edna и соавторами [2], наблюдавшими группу пациентов с ДБ на протяжении 25 лет. В результате: 650 разных пациентов нуждались в стационарном лечении в связи с острым дивертикулитом 851 раз, из них у 8% развился перфоративный острый дивертикулит с перитонитом, а у 1,5% — острая кишечная непроходимость.

В индустриально развитых странах Северной Америки только четверть пациентов с воспалительными осложнениями ДБ получают стационарную помощь, остальным адекватное лечение организуется амбулаторно, в объеме примерно 2,7—2,8 млн обращений в год [11]. В США ежегодное социально-экономическое бремя общества на стационарное лечение пациентов с любыми осложнениями ДБ достигает затрат в объеме 2,6 млрд долларов, что характеризует ДБ как ведущую по экономическому ущербу нозологию гастроэнтерологического профиля в стране [14]. 

Таким образом, дивертикулярная болезнь является нарастающей социально значимой проблемой индустриально развитых стран, многогранность которой не позволяет игнорировать эндемические и клинико-эпидемиологические закономерности ее развития в популяции населения современной России. Одним из залогов высокоэффективной системы организации мер по контролю, мониторингу, профилактике осложнений и эффективному лечению перфоративных форм дивертикулярной болезни является научно обоснованный подход к изучению закономерностей распространенности этого заболевания в Российской Федерации.

О. В. Ремизов1, С. С. Маскин2, А. М. Карсанов1, З. О. Карсанова3

1 ГБОУ ВПО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия», г. Владикавказ

ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет», г. Волгоград

3 ГУЗ «Республиканская клиническая больница» МЗ РСО — Алания, г. Владикавказ

Литература

  1. Шелыгин Ю. А., Ачкасов С. И., Москалев А. И. Классификация дивертикулярной болезни // Колопроктология. — 2014. — №4. —5—13.
  2. Edna T., Jamal Talabani A., Lydersen S., Endreseth B. Survival after acute colon diverticulitis treated in hospital // Int. J. Colorectal Dis. —2014. — Vol. 29 (11). — P. 1361—1367.
  3. Feingold D., Steele S., Lee S. et al. Practice parameters for the treatment of sigmoid diverticulitis // Dis. Colon Rectum. — 2014. — Vol. 57 (3). — P. 284—294.
  4. Hall J., Roberts P., Ricciardi R. et al. Long-term follow-up after an initial episode of diverticulitis: what are the predictors of recurrence? // Dis. Colon Rectum. — 2011. — Vol. 54 (3). — P. 283—288.
  5. Holmer C., Kreis M. Diverticular disease — choice of surgical procedure // Chirurg. — 2014. — Vol. 85 (4). — P. 308—313.
  6. Humes D., West J. The role of acute diverticulitis in the development of complicated colonic diverticular disease and one year mortality following diagnosis in the UK: Population based cohort study // Gut. — 2012. — Vol. 61 (1). — P. 95—100.
  7. Kreis M., Mueller M., Thasler W. Hartmann’s Procedure or primary anastomosis? // Dig. Dis. — 2012. — Vol. 30 (1). — P. 83—85.
  8. Maguire L., Song M., Strate L. et al. Association of geographic and seasonal variation with diverticulitis admissions // JAMA Surg. — 2015. — Vol. 150 (1). — P. 74—77.
  9. Makarawo T., Eichenauer S., Shah U. et al. Surgery for Diverticulitis: A Re-Evaluation of the Changing Trends // Int. Surg. — 2014. — Vol. 99 (4). — P. 364—370.
  10. Makela J., Kiviniemi H., Laitinen S. Spectrum of disease and outcome among patients with acute diverticulitis // Dig. Surg. — 2010. — Vol. 27 (3). — P. 190—196.
  11. Masoomi H., Buchberg B., Magno C. et al. Trends in diverticulitis management in the United States from 2002 to 2007 // Arch. Surg. — 2011. — Vol. 146 (4). — P. 400—406.
  12. Matrana M., Margolin D. Epidemiology and Pathophysiology of Diverticular Disease // Clin. Colon Rectal Surg. — 2009. — Vol. 22 (3). — P. 141—146.
  13. Morris A., Regenbogen S., Hardiman K., Hendren S. Sigmoid diverticulitis: a systematic review // JAMA Surg. — 2014. — Vol. 311 (3). — P. 287—297.
  14. Peery A., Dellon E., Lund J. et al. Burden of Gastrointestinal Disease in the United States: 2012 Update // Gastroenterology. — 2012. — Vol. 143 (5). — P. 1179—1187.
  15. Peery A., Sandler R. Diverticular disease: reconsidering conventional wisdom // Clin. Gastroenterol. Hepatol. — 2013. — Vol. 11 (12). — P. 1532—1537.
  16. Ritz J., Lehmann K., Loddenkemper C. et al. Preoperative CT staging in sigmoid diverticulitis — does it correlate with intraoperative and histological findings? // Langenbecks Arch. Surg. — 2010. — Vol. 395 (8). — P. 1009—1015.
  17. Schneider E., Haider A., Sheer A. et al. Differential association of race with treatment and outcomes in Medicare patients undergoing diverticulitis surgery // Arch. Surg. — 2011. — Vol. 146 (11). — P. 1272—1276.
  18. Shahedi K., Fuller G., Bolus R. et al. Long-term risk of acute diverticulitis among patients with incidental diverticulosis found during colonoscopy // Clin. Gastroenterol. Hepatol. — 2013. — Vol. 11 (12). — P. 1609—1613.
  19. Toda S., Ito Y., Mizuno M. Asymptomatic diverticulosis identified by computed tomography is not a risk factor for enteric peritonitis // Nephrol. Dial. Transplant. — 2012. — Vol. 27 (6). — P. 2511—2516.
  20. Van Arendonk K., Tymitz K., Gearhart S. et al. Outcomes and costs of elective surgery for diverticular disease: a comparison with other diseases requiring colectomy // JAMA Surg. — 2013. — Vol. 148 (4). — P. 316—321.
  21. Wilkins T., Embry K., George R. Diagnosis and management of acute diverticulitis // Am. Fam. Physician. — 2013. — Vol. 87 (9). — P. 612—620. 

    Авторская справка 

    Ремизов Олег Валерьевич — доктор медицинских наук, и. о. ректора ГБОУ ВПО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия»

    Адрес учреждения: 362025, Республика Северная Осетия — Алания, г. Владикавказ, ул. Пушкинская, 40

    Маскин Сергей Сергеевич — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой госпитальной хирургии ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет»

    Адрес учреждения: 400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов, 1

    Карсанов Алан Мухарбекович — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры хирургических болезней №3 ГБОУ ВПО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия»

    Адрес учреждения: 362025, Республика Северная Осетия — Алания, г. Владикавказ, ул. Пушкинская, 40

    Карсанова Зарина Олеговна — кандидат медицинских наук, врач-хирург ГУЗ «Республиканская клиническая больница» МЗ РСО — Алания

    Адрес учреждения: 362003, Республика Северная Осетия — Алания, г. Владикавказ, ул. Барбашова, 37

    Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

    Материал проверен экспертами Актион Медицина

    logo
    Хотите скачать файл?


    Чтобы скачать этот файл, и получить доступ к другим документам, зарегистрируйтесь. Это займет 1 минуту:)

    В подарок пришлем готовые образцы приказов для проверки Росздравнадзора!

    Войти на сайт
    Зарегистрироваться или войти через соцсети
    Хотите скачать файл?


    Чтобы скачать этот файл, и получить доступ к другим документам, зарегистрируйтесь. Это займет 1 минуту:)

    В подарок пришлем готовые образцы приказов для проверки Росздравнадзора!

    Войти на сайт
    Зарегистрироваться или войти через соцсети
    Сайт для медицинских работников!

    Zdrav.ru - профессиональный сайт и многие статьи здесь закрыты. Для медработника регистрация займет 1 минуту.

    В подарок пришлем готовые образцы приказов для проверки Росздравнадзора!

    Войти на сайт
    Зарегистрироваться или войти через соцсети

    Гость,

     

    Вам предоставлен персональный доступ
    на обучение в Школе Главного врача

    Получить удостоверение

    Гость,
    редакция выбрала Вас!

    Заберите свежий номер журнала
    «Здравоохранение»

    Забрать журнал

    Гость,

     

    Вам предоставлен персональный доступ
    к системе «Главный врач»

    Активировать
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.