Практика освидетельствования граждан в учреждениях медико-социальной экспертизы. Результаты мониторинга, проведенного Всероссийским обществом инвалидов в 2006–2007 гг.

12015

Всероссийское общество инвалидов (далее – ВОИ) ежегодно проводит мониторинг деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы (далее – МСЭ) по освидетельствованию инвалидов. Первый информационный срез по этому разделу работы был получен по состоянию на 1 июля 2006 г.1. В данной статье приводятся данные по состоянию на 1 июня 2007 г.

Организационные проблемы в работе государственных учреждений медико-социальной экспертизы

Общая оценка ситуации с освидетельствованием граждан учреждениями МСЭ касалась преимущественно организационной стороны процесса и фиксировала сдвиги, произошедшие в работе учреждений МСЭ за последние 11 месяцев. На соответствующий вопрос анкеты ответили региональные подразделения ВОИ 34 субъектов РФ: республик Бурятии, Дагестана, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Карелии, Коми, Саха (Якутии), Чувашии, Алтайского, Краснодарского и Пермского краев, Амурской, Брянской, Вологодской, Воронежской, Калининградской, Калужской, Кемеровской, Курганской, Курской, Нижегородской, Пензенской, Псковской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Свердловской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тюменской, Ульяновской, Челябинской и Ярославской областей. Из региональных организаций ВОИ 65% (22 из 34) сообщили, что на территории их субъектов за истекший год не произошло заметных перемен в организации работы органов МСЭ. По ряду регионов это дополнялось информацией, что уже сложившийся порядок работы экспертных комиссий позволяет им в целом соблюдать нормативно установленный срок освидетельствования граждан (1 месяц с момента подачи заявления в бюро МСЭ). Тем не менее некоторые подразделения ВОИ сообщили о недостатках в организации работы учреждений МСЭ, приводящих к нарушению нормативных сроков освидетельствования граждан. На это указали организации ВОИ республик Саха (Якутия) и Чувашия, Амурской области. В Республике Саха (Якутия), как и в предыдущий период, ощущалась острая нехватка выездных комиссий МСЭ, обслуживающих отдаленные улусы (районы). В Амурской области график выезда комиссий МСЭ в муниципальные образования предусматривал в среднем 1,1 визита в год в каждое из них. Естественно, до приезда бригады МСЭ очередь на освидетельствование поступательно нарастала, срок его ожидания гражданами достигал 10–11 месяцев, сама же процедура обследования выполнялась настолько быстро и формально, что во многих случаях не приходится говорить о полноценности ее результатов. Собираемые гражданами для МСЭ медицинские справки за период ожидания успевали потерять свою силу несколько раз.

На те или иные изменения в худшую сторону указали 7 из 34 (21%) организаций ВОИ: Республики Коми, Алтайского края, Брянской, Нижегородской, Ростовской, Смоленской и Тюменской областей. Большинство этих организаций указали на то, что ухудшение проявилось не столько в организации работы самих экспертных комиссий, сколько в усложнении процедуры сбора гражданами документов, необходимых для представления в бюро МСЭ, а также в частичном переходе этого процесса из бесплатного в платный режим.

Избирательное повышение заработной платы медицинским работникам различной специализации привело к неравномерному распределению в ЛПУ врачей-терапевтов участковых и врачей специализированного профиля. Из-за образовавшихся очередей к врачам специализированного профиля (хирургам, ортопедам, невропатологам, окулистам и т. д.) многие граждане, претендующие на освидетельствование комиссией МСЭ, вынуждены обращаться за диагностическим заключением к платным специалистам. Далеко не всем инвалидам это оказывается “по карману”.

На возросшую трудоемкость и продолжительность (от 1 до 3 месяцев) оформления в поликлинике посыльного листа в бюро МСЭ сослались все 7 перечисленных выше организаций ВОИ. К этому следует добавить, что при ответе на другой вопрос анкеты на усложнение процедуры посещения врачей специализированного профиля указали еще 19% региональных подразделений ВОИ, охваченных мониторингом. Речь идет об организациях ВОИ Хакасии, Краснодарского и Пермского краев, Архангельской, Волгоградской, Вологодской, Свердловской, Тверской и Ярославской областей.

Коми республиканская, Смоленская и Тюменская областные организации ВОИ сослались на ухудшение организации процесса освидетельствования граждан органами МСЭ на уровне отдельных муниципальных образований. Коми республиканская организация ВОИ отмечает, что в городах Ухта и Печора при крайне продолжительном ожидании инвалидами комиссии МСЭ для освидетельствования на дому вызвать к себе врача специализированного профиля для бесплатного получения диагностического заключения практически невозможно.

В поселении Холм-Жирки Смоленской области крайне плохо организована работа детской МСЭ. Из Сычевского района, удаленного на 250 км от г. Смоленска, люди направляются на экспертизу в областной центр. Жители Духовщинского района ездят на освидетельствование МСЭ за 100 км в г. Ярцево дорогой, по которой не ходит общественный транспорт. Смоленская областная организация ВОИ сообщает, что по совокупности всех перечисленных выше причин оформление гражданами инвалидности стало болезненной организационной проблемой в 10 районах области.

Тюменская областная организация ВОИ сообщила об ухудшении организации работы выездных экспертных комиссий. Сократилось количество их поездок в южные районы области: например, в г. Ялуторовск бригада МСЭ стала направляться в два раза реже, чем раньше (один раз в месяц вместо двух). Ряд районов области вообще выпал из зоны обслуживания выездных экспертных комиссий. Для прохождения МСЭ больные из этих районов вынуждены выезжать в областной центр. На те же самые проблемы ссылаются Вологодская и Тверская областные организации ВОИ.

Лишь 5 из 34 (15%) региональных подразделений ВОИ указали на определенное улучшение организации работы учреждений МСЭ по сравнению со вторым полугодием 2006 г. В частности, это имело место на территории Краснодарского края, Курганской, Самарской, Саратовской, Тамбовской областей.

В Краснодарском крае это выразилось в том, что в десяти экспертных составах главного бюро МСЭ и 52 филиалах бюро общего и специализированного профиля в 32 муниципальных образованиях региона налажен четко регламентированный прием больных с вызовом их на освидетельствование в заранее назначенное время. Экспертиза больных проводилась с участием представителей общественных организаций (в т. ч. ВОИ), являющихся чаще всего бывшими медицинскими работниками, а также специалистов из центров занятости населения. При наличии соответствующего трудового заключения МСЭ эти специалисты здесь же ориентировали освидетельствованного по вопросам его профессиональной реабилитации, предусматривая в необходимых случаях ее проведение в надомных условиях. Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю добилось за последний год значительного улучшения работы по организации освидетельствования инвалидов на дому и в стационаре по месту лечения больного.

Фактическая пропускная способность комиссий МСЭ в Краснодарском крае достигала 18–20 чел. в день, что на четверть превышает установленный норматив. Возникает, однако, вопрос: а можно ли при такой ускоренной процедуре – в среднем по 21–23 мин на одного больного – комплексно и адекватно оценить состояние его здоровья и его трудовой потенциал? Путем расширения сети учреждений МСЭ и нормативного увеличения времени на осмотр одного больного необходимо обеспечить условия для подробного и объективного освидетельствования каждого пациента экспертизы.

Определенное улучшение в организации работы МСЭ в Самарской области достигнуто за счет создания выездных бригад, используемых для освидетельствования инвалидов в сельской местности. Ежемесячный выезд таких бригад в районы привел к существенному облегчению процедуры прохождения гражданами экспертизы и сокращению сроков ее ожидания.

Курганская областная организация ВОИ отмечает установление “менее нервозной” обстановки в работе экспертных комиссий за счет существенного сокращения “живых очередей в коридорах учреждений МСЭ”.

Касаясь других сторон организации работы учреждений МСЭ, некоторые региональные подразделения ВОИ (Чувашская республиканская, Алтайская краевая, Свердловская областная организации) ссылаются на недостаточно профессиональный кадровый состав экспертных комиссий, равнодушие и недобросовестность некоторых экспертов, а также на нежелание бюро МСЭ сотрудничать с общественными организациями инвалидов.

Говоря о тех или иных переменах в организации работы экспертных комиссий в регионах, следует иметь в виду, что если они и происходили, то на фоне существенного изменения статистики обращений граждан в учреждения МСЭ.

Если по состоянию на 1 июля 2006 г. 71% региональных подразделений ВОИ указал на значительно возросшее количество обращений граждан в органы МСЭ, то со второй половины 2006 г. волна таких обращений пошла на спад. Объяснялось это тем, что за отмеченный период основная часть пенсионеров и ветеранов труда, спровоцированных Федеральным законом от 22.08.2004 № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” и “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”» (с изм. и доп.; далее – Закон № 122-ФЗ) на массовое освидетельствование инвалидности, сумела получить (или не получить) столь желанный для них статус федерального льготника. Данный процесс происходил с вполне понятного, пусть и негласного, одобрения органов власти на местах, поскольку позволял переложить весьма существенную часть финансовой нагрузки по льготным категориям населения с регионального на федеральный уровень.

Существенное ослабление со второго полугодия 2006 г. потока обращений ветеранов труда и пенсионеров в учреждения МСЭ сочеталось с относительно стабильным состоянием других факторов, влияющих на нагрузку в работе органов МСЭ. К ним следует отнести число случаев планового переосвидетельствования инвалидов, количество обращений инвалидов в экспертную комиссию за разработкой ИПР, а также число случаев “принудительного” вызова в учреждения МСЭ граждан с бессрочной инвалидностью для установления степени ОСТД. В сочетании с некоторым улучшением организации работы самих учреждений МСЭ все это привело к уменьшению либо полному отсутствию очередей на прохождение МСЭ.

О фактически полном отсутствии очереди граждан на освидетельствование МСЭ сообщили 14 из 31 (45%) региональных подразделений ВОИ, попавших в зону мониторинга. В число таких территорий вошли: республики Алтай, Калмыкия, Карелия, Коми, Пермский край, Архангельская, Курганская, Курская, Мурманская, Оренбургская, Самарская, Саратовская, Тамбовская и Тюменская области. Год назад 31% региональных организаций ВОИ, участвовавших в мониторинге, смогли сослаться лишь на отсутствие в их субъектах сколько-нибудь значительной очереди граждан в органы МСЭ. В настоящее время во всех перечисленных выше регионах освидетельствование граждан в органах МСЭ осуществляется в нормативно допустимые сроки – 1 месяц с момента обращения в экспертное бюро.

В 17 из 31 (55%) регионов очереди на освидетельствование в бюро МСЭ по-прежнему имели место. Такая ситуация сохранялась в Алтайском и Приморском краях, Амурской, Брянской, Владимирской, Вологодской, Ивановской, Калужской, Кемеровской, Ленинградской, Липецкой, Новгородской, Ростовской, Смоленской, Тверской, Челябинской и Ярославской областях. Однако в подавляющем большинстве случаев порядок цифр по численности очередей в учреждения МСЭ сейчас стал совсем иным, чем год назад. Если по состоянию на 1 июня 2006 г. эти очереди достигали подчас 1800–5000 чел., в следующем году уже значилось чаще всего не более 200–400 чел. Например, Ивановская областная организация ВОИ сообщила, что очередь граждан на освидетельствование органами МСЭ с июня 2005 г. по декабрь 2006 г. сократилась с более чем 6000 до 457 чел.

Понятно, что сокращение численности очередей на прохождение МСЭ должно было уменьшить время ожидания очередниками процедуры освидетельствования. В большинстве случаев именно так и происходило. Однако иногда из-за плохой организации работы экспертной службы имели место совершенно ненормальные ситуации. Так, по сообщению Липецкой областной организации ВОИ, в отдельных муниципальных образованиях региона (города Елец, Усмань) некоторые граждане были включены в график освидетельствования на июнь – октябрь 2008 г.

Практика установления группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования

Программа наблюдения ВОИ за самим процессом экспертного освидетельствования граждан (организационная сторона рассмотрена выше) была сосредоточена на двух его аспектах. Во-первых, на практике установления гражданам инвалидности без указания срока переосвидетельствования, или бессрочной инвалидности. Во-вторых, на деятельности МСЭ, связанной со статистикой распределения граждан, оформивших или подтвердивших инвалидность в 2006 г., по группам инвалидности и степени ОСТД.

Как известно, порядок установления группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования с марта 2006 г. регулируется новыми Правилами признания лица инвалидом, утвержденными постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 № 95 “О порядке и условиях признания лица инвалидом” (с изм. и доп.; далее – Правила). Принципиально важное значение для практики установления бессрочной инвалидности имеет следующее:

  • в принятых Правилах отсутствует ранее действовавшая норма об установлении бессрочной инвалидности мужчинам старше 60 лет и женщинам старше 55 лет;
  • в п. 3 Правил говорится о том, что МСЭ проводится не только для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина, но и для установления его реабилитационного потенциала;
  • пункт 13 Правил формулирует следующий набор условий предоставления бессрочной инвалидности: “Без указания срока переосвидетельствования инвалидность устанавливается в случае выявления в ходе осуществления реабилитационных мероприятий невозможности устранения или уменьшения степени ограничения жизнедеятельности гражданина, вызванного стойкими необратимыми морфологическими изменениями, дефектами и нарушениями функций органов и систем организма”.

Вполне очевидно, что в пп. 3 и 13 Правил содержится целый ряд условий и характеристик, оценка которых носит сугубо вероятностный либо субъективный характер, зависящий от воли и установок конкретного эксперта. Это означает, что имеющиеся в Правилах формулировки открывают возможность практического манипулирования ими отнюдь не в интересах инвалидов, претендующих на получение бессрочной инвалидности, что, исходя из полученной информации, в довольно широких масштабах реализуется в правоприменительной практике работы органов МСЭ.

На этапе мониторинга ВОИ, относящемся к 1 июля 2006 г., уже делались ссылки на сложность и возможную погрешность в оценке обоснованности отказа инвалидам со стороны органов МСЭ в установлении бессрочной инвалидности (при наличии очевидных оснований для ее определения). Полученные с мест на втором этапе мониторинга данные и анализ фактических мотивов принятия отказных решений экспертными комиссиями дают основание говорить о постепенном расширении данной практики.

Обратимся сначала к статистике таких отказов. Если год назад на наличие фактов отказа инвалидам в установлении бессрочной инвалидности по субъективным основаниям указывали 56% региональных подразделений ВОИ, то по состоянию на 1 июня 2007 г. такие случаи с большей или меньшей частотой отмечены уже на территории 63% (26 из 41) субъектов РФ, попавших в зону мониторинга. В число регионов, в которых год назад прецедентов такого рода отказа зафиксировано не было, а затем они появились, вошли, в частности, Курская, Калужская, Липецкая, Самарская и Ульяновская области.

В 22% регионов (Республика Чувашия, Приморский край, Архангельская, Волгоградская, Воронежская, Калининградская, Курская, Саратовская, Тамбовская области) случаи отказа по субъективным основаниям встречались относительно редко. На территории же 41% субъектов РФ, участвовавших в опросе, они приобрели более широкое распространение. В число этих регионов входили республики Алтай, Коми и Саха (Якутия), Алтайский и Пермский края, Вологодская, Калужская, Курганская, Липецкая, Оренбургская, Ростовская, Самарская, Свердловская, Смоленская, Тюменская, Ульяновская и Ярославская области. При этом, судя по сообщениям подразделений ВОИ, в таких субъектах РФ, как республики Коми, Саха (Якутия), Пермский край, Ростовская, Свердловская области, случаи отказа инвалидам в установлении бессрочной инвалидности по субъективным основаниям в течение последнего года вошли в устойчивую практику работы органов МСЭ.

Позитивная информация об отсутствии в их субъектах практики отказа в установлении гражданам бессрочной инвалидности поступила от 37% (15 из 41) региональных организаций ВОИ: Дагестана, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Карелии, Краснодарского края, Амурской, Владимирской, Ивановской, Кемеровской, Ленинградской, Новгородской, Пензенской, Псковской, Тверской и Челябинской областей. При этом в Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Владимирской, Ленинградской и Тверской областях случаев отказа не было зафиксировано и по состоянию на 1 июля 2006 г.

При оценке ситуации с обоснованностью отказа гражданам в установлении бессрочной инвалидности важное значение приобретает полученная с мест информация о мотивах, которыми руководствуются эксперты МСЭ.

Некоторые экспертные комиссии мотивируют отказ возрастом инвалида. С одной стороны, отмена возрастных ограничений для назначения повторных освидетельствований в бюро МСЭ приводит к явным злоупотреблениям этой нормой, а подчас к практике повторного вызова инвалидов – глубоких стариков. С другой стороны, в ряде регионов имели место случаи, когда основанием для экспертного отказа в установлении бессрочной инвалидности (невзирая на необратимый характер нарушения функций организма) являлся cлишком молодой или трудоспособный возраст инвалида. На такого рода факты указали региональные организации ВОИ республик Коми и Саха (Якутии), Волгоградской, Калининградской и Свердловской областей. В Волгоградской и Калининградской областях установление бессрочной инвалидности в аналогичных случаях откладывалось МСЭ до достижения инвалидом пенсионного возраста. Излишне говорить, что подобная практика не имеет под собой никаких законных оснований.

Второй распространенный мотив, выдвигаемый экспертными комиссиями при обосновании отказа в установлении бессрочной инвалидности, связан с субъективным и тенденциозным использованием понятия “реабилитационный потенциал” инвалида и формулировок о необходимости экспертного наблюдения в ходе проведения реабилитационных мероприятий за возможностью устранения или уменьшения степени ограничения жизнедеятельности инвалида.

Аргумент о необходимости длительного наблюдения и контроля со стороны органов МСЭ за ходом реабилитационных мероприятий и их результативным эффектом стал едва ли не самым популярным основанием для назначения череды повторных освидетельствований гражданина даже при наличии у него на протяжении многих лет устойчивых функциональных нарушений организма. На это, в частности, ссылаются Алтайская и Коми республиканские, Архангельская, Курганская, Оренбургская и Ульяновская областные организации ВОИ. Специалисты бюро МСЭ упорно повторяют, что ежегодное переосвидетельствование позволяет обеспечить регулярный медицинский контроль за состоянием здоровья инвалида. Однако в мониторинге, проведенном год назад, уже отмечалось, что такого рода принудительная форма врачебной “заботы” погружает инвалидов в фактически непрерывный и изнурительный процесс общения с комиссией МСЭ, чреватый ухудшением их статуса в сфере труда либо снижением размера пенсии, и вызывает крайнее недовольство со стороны инвалидов.

Курганская областная организация ВОИ указывает на то, что реабилитационный потенциал инвалида комиссии МСЭ связывают не только с возможной динамикой состояния его здоровья, но и с изменением качества технических средств реабилитации. Поскольку, к примеру, независимо от состояния функций жизнедеятельности инвалида с ампутированными конечностями качество тех же протезов постоянно улучшается, появляется необходимость наблюдения за динамикой его функциональных возможностей со стороны органов МСЭ, и следовательно, инвалид должен регулярно проходить переосвидетельствование. Тюменская областная организация ВОИ, имея в виду ту же самую ситуацию, сообщает, что случаи отказа в установлении бессрочной инвалидности по “специфическим” основаниям стали в регионе общепринятой практикой. Скажем, первично освидетельствованный инвалид с двухсторонней ампутацией бедра проходит в течение 6 лет ежегодное обследование МСЭ, поскольку не относится к категории лиц, получивших бессрочную инвалидность.

Если названные выше мотивы отказа инвалидам в установлении бессрочной инвалидности имеют под собой особым образом интерпретируемую нормативную основу, то другая часть отказных аргументов МСЭ предполагает либо эксплуатацию слабой правовой осведомленности инвалидов, либо манипуляцию их интересами и превращает процедуру освидетельствования в заведомо невыгодное инвалидам “договорное” мероприятие.

Алтайская республиканская и Оренбургская областная организации ВОИ сообщили, что для отказа инвалиду в установлении бессрочной инвалидности экспертные комиссии подчас используют ссылку на фактически несуществующий порядок составления индивидуальной программы реабилитации (далее – ИПР). Ссылаясь на якобы установленное ограничение срока действия ИПР одним-двумя годами и обязательность ее составления для каждого инвалида, бюро МСЭ на этом основании назначает дату очередного освидетельствования.

В соответствии с пп. 9 и 34 Правил инвалидность I группы устанавливается на 2 года, II и III групп – на 1 год, а для гражданина, признанного инвалидом, специалистами МСЭ разрабатывается ИПР. Однако это совсем не означает, что все без исключения инвалиды обязаны через один-два года проходить плановое освидетельствование МСЭ для обновления ИПР. В этом случае возникает юридически тупиковая ситуация: получается, что составление ИПР и установление группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования абсолютно несовместимые понятия. На самом же деле гражданину с бессрочно установленной группой инвалидности ИПР может быть разработана по его личному заявлению без какой-либо привязки к одно-, двухгодичному циклу (п. 39 Правил).

Тюменская областная организация ВОИ ссылается на случаи, когда при стабильно плохом состоянии здоровья на протяжении многих лет инвалиды с определенными заболеваниями (например, сахарный диабет) не могли получить бессрочную инвалидность по той причине, что для таких заболеваний она якобы не предусмотрена.

Некоторые региональные организации ВОИ, как и год назад, ссылаются на достаточно распространенную практику отсутствия каких-либо разъяснений инвалидам со стороны специалистов МСЭ, в связи с чем им в очередной раз назначается дата переосвидетельствования, а не устанавливается бессрочная инвалидность.

Однако правовой произвол некоторых органов МСЭ не ограничивается только этими случаями. За истекший год достаточно распространенный характер приобрела абсолютно противозаконная практика своеобразного “шантажа” инвалидов экспертными комиссиями, когда инвалиду предлагается сделать заведомо проигрышный для него выбор: либо за ним сохраняется более высокая группа инвалидности, но тогда он будет проходить регулярное экспертное переосвидетельствование, либо ему устанавливается бессрочная инвалидность, но с понижением имеющейся у него группы (II вместо I, III вместо II). В последнем случае вслед за понижением группы инвалидности чаще всего следует перевод инвалида на менее затратную для государства степень ОСТД. На такого рода методику работы органов МСЭ в своих регионах указали, в частности, Алтайская и Коми республиканские, Пензенская и Ульяновская областные организации ВОИ. Ясно, что в таком случае ни о каком объективном характере освидетельствования инвалида экспертной комиссией не может быть и речи. Инвалид просто должен выбрать между повторяющимися трудностями переосвидетельствования и потерей в размере пенсии и ежемесячных денежных выплат (далее – ЕДВ).

На необъективный подход комиссий МСЭ к установлению группы инвалидности и степени ОСТД сослались 9 из 39 (23%) опрошенных региональных организаций ВОИ. В их число вошли подразделения ВОИ Бурятии, Хакасии, Алтайского края, Воронежской, Курской, Нижегородской, Смоленской, Тюменской и Ярославской областей.

Примерно к тому же разряду можно отнести и предложения экспертных комиссий инвалидам, претендующим на получение бессрочной инвалидности, пройти дополнительное платное обследование. Часть граждан в этом случае была вынуждена отказаться от притязаний на получение инвалидности без срока переосвидетельствования. О наличии такой практики сообщила, в частности, Тюменская областная организация ВОИ.

Распределение инвалидов, прошедших освидетельствование в 2006 г., по группам инвалидности и степени ОСТД

Как известно, нормативные новации в процедуре освидетельствования граждан учреждениями МСЭ сводятся к тому, что экспертная комиссия устанавливает теперь не только группу инвалидности, но одновременно и степень ОСТД.

К сведению

В соответствии с Федеральным законом от 17.12.2001 № 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” (с изм. и доп.) и от 15.12.2001 № 166-ФЗ “О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации” (с изм. и доп.) размер пенсии по инвалидности зависит не от группы инвалидности, а от степени ограничения способности к трудовой деятельности (степени ОСТД), определяемой учреждениями МСЭ.

В Классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 22.08.2005 № 535, выделяются следующие степени ограничения способности к трудовой деятельности:

1 степень – способность к выполнению трудовой деятельности в обычных условиях труда при снижении квалификации, тяжести, напряженности и (или) уменьшении объема работы, неспособность продолжать работу по основной профессии при сохранении возможности в обычных условиях труда выполнять трудовую деятельность более низкой квалификации;

2 степень – способность к выполнению трудовой деятельности в специально созданных условиях труда с использованием вспомогательных технических средств и (или) с помощью других лиц;

3 степень – неспособность к трудовой деятельности или невозможность (противопоказанность) трудовой деятельности.

Таким образом, показатель группы инвалидности, имевший ранее весьма важное социальное значение для освидетельствованных лиц, теперь полностью утратил свою былую роль. Социально значимым стал четырехуровневый показатель степени ОСТД2. Мало того что он фактически заменил комплексную оценку состояния здоровья и индивидуальную оценку трудового потенциала каждого отдельно взятого инвалида с выдачей ему рекомендаций (или противопоказаний) к конкретным видам трудовой деятельности. Именно от показателя степени ОСТД теперь напрямую зависит правовой статус инвалида и в сфере денежных доходов (размер пенсии по инвалидности и ЕДВ), и в сфере занятости (наличие или отсутствие права на труд).

В связи с этим значительный практический интерес представляет статистика прикрепления органами МСЭ показателя степени ОСТД к конкретной группе инвалидности граждан. На основании таких данных можно судить о фактической направленности политики в сфере медико-социальной экспертизы инвалидности и о реальных социальных последствиях, которые принесло инвалидам внедрение этого показателя в работу МСЭ.

В первом полугодии 2007 г. региональные организации ВОИ по предложенной им Центральным правлением форме собрали статистические сведения о распределении инвалидов, прошедших освидетельствование МСЭ в 2006 г., по группам инвалидности и степени ОСТД. Сбор информации осуществлялся раздельно по двум категориям – инвалидам в целом (инвалидам всех возрастных групп за исключением детей-инвалидов) и инвалидам трудоспособного возраста (женщины до 55 и мужчины до 60 лет). Представленные региональными подразделениями ВОИ статистические данные получены ими в официальном порядке от соответствующих главных или местных бюро МСЭ на территории 32 (по инвалидам в целом) и 29 (по инвалидам трудоспособного возраста) субъектов РФ.

В число регионов, попавших в зону статистической выборки по инвалидам трудоспособного возраста, вошли: республики Бурятия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карелия, Саха (Якутия) и Удмуртия, Пермский, Приморский и Ставропольский края, Архангельская, Астраханская, Владимирская, Вологодская, Ивановская, Калининградская, Калужская. Кемеровская, Курская, Ленинградская, Мурманская, Новгородская, Оренбургская, Самарская, Свердловская, Смоленская, Тюменская, Ульяновская, Челябинская и Ярославская области. По инвалидам в целом (всех возрастных категорий) к перечисленным регионам добавились еще Липецкая, Нижегородская и Тверская области.

Масштабы выборочного статистического охвата и порядок получения информации не вызывают сомнения в достоверности и репрезентативности представленных данных.

Анализ данных по инвалидам трудоспособного возраста

Показатель степени ОСТД фиксирует трудовой статус инвалида, в т. ч. наличие или отсутствие у него права на труд. Поэтому о социальных последствиях его применения корректнее и правильнее всего судить на статистическом примере инвалидов трудоспособного возраста. Для этой категории инвалидов возраст не может служить правовым ограничителем участия в трудовой деятельности. Единственным ограничивающим фактором здесь могут быть только результаты трудовой экспертизы МСЭ и ее правовой вердикт в отношении конкретного инвалида. Данные о распределении инвалидов трудоспособного возраста по степени ОСТД представлены в табл. 1.

Таблица 1

Распределение инвалидов трудоспособного возраста, прошедших освидетельствование МСЭ в 2006 г., по группам инвалидности и степени ОСТД

Число инвалидов трудоспособного возраста, получивших или подтвердивших после освидетельствования в 2006 г.

Всего (чел.)

Из них получили степень ОСТД

3

2

1

0

I группу инвалидности

28746

4,26%

27775

96,62%

971

3,38%

II группу инвалидности

320231

47,42%

35097

10,96%

284506

88,84%

612

0,19%

16

0,01%

III группу инвалидности

326345

48,32%

134

0,04%

388

0,12%

319431

97,88%

6392

1,96%

Итого

675322

63006

9,33%

285865

42,33%

320043

47,39%

6408

0,95%

Первое, о чем свидетельствуют приведенные в таблице показатели, – это существенная перегруппировка освидетельствованных инвалидов трудоспособного возраста по группам инвалидности (по сравнению с периодом, предшествующим введению в процедуру освидетельствования показателя степени ОСТД). Так, инвалидами I группы в 2006 г. были признаны только 4,3% освидетельствованных лиц этой категории, что существенно ниже удельного веса получавших данную группу инвалидности до введения в действие критерия степени ОСТД. Появляется веский повод считать, что значительному числу граждан трудоспособного возраста, имевших объективные основания для признания их инвалидами I группы, органами МСЭ была установлена более низкая группа инвалидности. Аналогичная “передвижка” произошла и в количественном соотношении инвалидов трудоспособного возраста II и III групп (в сторону увеличения доли III группы инвалидности).

Достаточно четко просматривается экономический, а по сути антисоциальный, подтекст такого распределения. Установление II и III групп инвалидности дает экспертизе больше оснований для последующего “прикрепления” к ним 2-й и 1-й, а то и нулевой степеней ОСТД, позволяющих государству экономить на выплате инвалидам пенсий и ЕДВ. На подобный характер установления органами МСЭ инвалидам группы инвалидности и степени ОСТД прямо указали 37% региональных организаций ВОИ, ответивших на соответствующий вопрос анкеты (подразделения ВОИ республик Бурятии, Хакасии, Чувашии, Алтайского края, Волгоградской, Воронежской, Курской, Нижегородской, Пензенской, Смоленской, Тюменской и Ярославской областей).

Волгоградская и Пензенская областные организация ВОИ ссылаются, в частности, на факты установления органами МСЭ минимальной группы инвалидности и степени ОСТД (а нередко и снятия инвалидности как таковой) при переводе детей-инвалидов, достигших 18-летнего возраста, на “взрослую” инвалидность. Почти закономерным здесь стало и то, что при наличии заключения МСЭ о присвоении гражданину бессрочной инвалидности степень ОСТД снижается в сравнении с существовавшей до этого. Алтайская краевая и Курская областная организации ВОИ сообщают о многочисленных случаях снятия инвалидности с граждан, являвшихся инвалидами в течение предшествующих 5–6 лет. В Республике Чувашия в первом полугодии 2007 г. группа инвалидности снята примерно с 700 граждан.

Прогнозы ВОИ о предстоящем росте доли в структуре инвалидности менее “затратных” для государства степеней ОСТД, приведенные по результатам мониторинга ВОИ за I квартал 2005 г., получили, таким образом, свое практическое подтверждение.

Из табл. 1 следует также то, что подавляющая часть инвалидов I, II и III групп трудоспособного возраста была прикреплена органами МСЭ к одной из степеней ОСТД в соответствии с переходными нормами, предусмотренными новым пенсионным законодательством и Законом № 122-ФЗ. Группа инвалидности не совпадала с соответствующей степенью ОСТД у 3,4% инвалидов I группы, 11,2% инвалидов II группы и 2,1% инвалидов III группы.

Социальный смысл прикрепления инвалидов трудоспособного возраста к своей степени ОСТД можно объяснить достаточно просто. Инвалиды I группы получают максимально возможное денежное содержание от государства (3680 руб. в месяц в виде пенсии и ЕДВ3), но при этом признаются абсолютно нетрудоспособными, и государство снимает с себя все заботы и ответственность по их профессиональному образованию и трудоустройству. Инвалиды II и III групп, получившие свою степень ОСТД, формально выставляются на рынок труда, но их ежемесячное денежное содержание при этом сокращается в первом случае на 41% (до 2185 руб.), а во втором – на 61% (до 1438 руб.) по сравнению с имеющими 3-ю степень ОСТД. Однако практическая реализация инвалидами этих групп своего права на труд в условиях отсутствия в стране системы трудоустройства инвалидов, адекватной принципам социальной рыночной экономики, превращается для них в трудноразрешимую задачу. На эту, крайне неблагоприятную для инвалидов, ситуацию на рынке труда сослались подразделения ВОИ практически всех зон и территорий РФ: республик Бурятии, Саха (Якутии), Хакасии, Алтайского и Пермского краев, Волгоградской, Кемеровской, Оренбургской, Пензенской, Смоленской, Тверской и Тюменской областей.

В качестве дополнительного фактора, затрудняющего трудоустройство инвалидов, нужно рассматривать и отсутствие в стране социальной, инженерно-строительной и транспортной инфраструктуры, которая позволяла бы им получить профессиональное образование и реализовать уже имеющийся трудовой потенциал. На эту проблему указали региональные организации ВОИ Бурятии, Хакасии, Алтайского, Пермского и Приморского краев, Ивановской, Кемеровской, Ленинградской, Липецкой, Нижегородской, Пензенской и Тюменской областей.

Социальные последствия установления инвалиду той или иной группы не своей степени ОСТД имеют значительно больше вариаций.

При совпадении и несовпадении группы инвалидности со своей степенью ОСТД полученная ВОИ статистическая выборка позволяет проследить социальные последствия применения показателя степени ОСТД в конкретных цифрах.

С одной стороны, мы видим, что установление гражданину трудоспособного возраста I группы инвалидности при параллельном определении степени ОСТД, по сути, автоматически лишает его конституционного права

С другой стороны, в тех крайне редких случаях, когда инвалидам I группы трудоспособного возраста присваивается 2-я степень ОСТД и они получают формальное право на труд, они незамедлительно лишаются чуть ли не половины той денежной суммы, которая выплачивается им в виде пенсии и ЕДВ. Реализация же права на труд в ситуации, когда сфера занятости отторгает от себя инвалидов, именно для этой категории граждан становится практически неразрешимой проблемой.

Полученные статистические данные свидетельствуют о том, что в результате применения показателя степени ОСТД лишенными права на труд оказались не только практически все инвалиды I группы, не достигшие пенсионного возраста, но и значительная часть инвалидов II группы той же возрастной категории. Исходя из данных табл. 1, девятая часть инвалидов II группы трудоспособного возраста (10,96%), получив более высокую, чем группа инвалидности, степень ОСТД, а тем самым и право на более высокое денежное содержание, одновременно утратила правовую перспективу на участие в трудовом процессе и получение трудового заработка. В то же время более 620 (0,2%) инвалидов II группы трудоспособного возраста получили в бюро МСЭ более низкую, чем группа инвалидности, – 1-ю, а в единичных случаях и нулевую степень ОСТД, что весьма болезненно сказалось на сумме получаемых ими пенсионных выплат и ЕДВ. В первом случае их ежемесячный денежный доход из двух этих источников сократился на 34% (с 2185 до 1438 руб.), во втором – на целых 76% (с 2185 до 518 руб.).

Также в деятельности органов МСЭ имели место, пусть и немногочисленные, случаи признания тотально нетрудоспособными инвалидов III группы трудоспособного возраста (134 случая в полученной статистической выборке – табл. 1).

В целом же по трем группам инвалидности в результате применения показателя степени ОСТД лишенным права на труд оказался каждый десятый получивший либо подтвердивший инвалидность в органах МСЭ в 2006 г. (около 63 тыс. – табл. 1). По оценке ВОИ, среди них было не менее 10–12 тыс. (16–19%) молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет.

Можно смело утверждать, что основная часть инвалидов этой категории, получив своего рода “волчий” трудовой билет, стала жертвой применения показателя степени ОСТД. Его теоретическая несостоятельность вполне очевидна. Четыре степени ОСТД в принципе не могут охватить всего разнообразия трудовых возможностей инвалидов, которое включает в себя тысячи физических, психологических и интеллектуальных градаций. На основе данного искусственного прикрепления инвалида к одной из четырех степеней ОСТД невозможно оценить реальный, строго индивидуальный трудовой потенциал каждого инвалида. Можно не сомневаться, что не будь такого прикрепления к степени ОСТД – подавляющая часть 63 тыс. инвалидов трудоспособного возраста, попавших в статистическую выборку, не оказалась бы юридически отрезанной от сферы занятости, а сохранила бы за собой право интегрироваться в социальный трудовой процесс.

По существу, во всех описанных выше случаях прикрепление к инвалиду трудоспособного возраста показателя степени ОСТД выливается для него в следующий выбор: либо он приобретает право на трудовую деятельность и теряет при этом от 34 до 76% пенсии и ЕДВ (от 749 до 1668 руб. в месяц), либо сохраняет за собой эту часть денежного дохода, но тогда становится на рынке труда персоной non grata для любого законопослушного работодателя.

Сопоставление указанных денежных потерь от снижения пенсии и ЕДВ трудоспособного инвалида с оценочными данными о среднем размере заработка работающего российского инвалида (1900–2000 руб. в месяц) приводит к печальным выводам. Работая, затрачивая подчас запредельные трудовые усилия и неизбежно неся дополнительные денежные расходы, такой инвалид в итоге повышает свой доходный статус на жалкие 250–500 руб. в месяц. Какие стимулы могут быть у него к трудоустройству, являющемуся, по сути, извращенным вариантом бесплатной трудотерапии? Нелегальное же устройство на работу “нетрудоспособного” инвалида чревато для него снижением степени ОСТД и соответствующим сокращением размера пенсии и ЕДВ. Устраиваться на работу опасаются и инвалиды с “трудовой” степенью ОСТД, поскольку сам факт наличия у них трудового заработка может послужить поводом для снижения степени ОСТД при следующем переосвидетельствовании. По существу, приняв на вооружение показатель степени ОСТД, государство выработало весьма эффективный механизм подавления трудовой инициативы инвалидов. Излишне говорить, что такого рода модель “экономической резервации” инвалидов находится в вопиющем противоречии с декларированным в Конституции РФ социальным характером российского государства.

Применительно к инвалидам III группы трудоспособного возраста наибольший интерес представляют приведенные в табл. 1 данные о численности лиц, получивших нулевую степень ОСТД, т. е. не имеющих абсолютно никаких ограничений в трудовом потенциале (что на понятийном уровне уже само по себе выглядит довольно абсурдно). Из 326 345 инвалидов III группы трудоспособного возраста, получивших этот статус после освидетельствования в 2006 г., 6392 чел. (около 2%) были признаны бюро МСЭ полностью трудоспособными. Как отмечалось выше, имели место отдельные случаи, когда нулевая степень ОС ТД устанавливалась даже инвалидам II группы трудоспособного возраста.

За этими казалось бы скромными относительными показателями скрывается, тем не менее, жизненная трагедия тысяч (в масштабах страны – десятков тысяч) людей. Достаточно вспомнить, что в соответствии с действующим федеральным законодательством инвалид, не имеющий степени ОСТД, лишен права на получение пенсии по инвалидности и получает лишь ЕДВ в размере 518 руб. в месяц. В случае же предоставления инвалиду набора из трех социальных услуг стоимостью 477 руб. эта сумма сокращается до 41 руб. в месяц. Если учесть почти непреодолимые в нынешних условиях статусные трудности, с которыми “полностью трудоспособный” инвалид сталкивается при поиске работы и трудоустройстве, то становится совершенно очевидно, что инвалиды, не имеющие степени ОСТД, фактически обрекаются на физическое вымирание.

Недалеко ушли от этой ситуации и 319 431 инвалид III группы трудоспособного возраста (табл. 1). Они были освидетельствованы как имеющие I степень ОСТД с назначением соответствующих ей размеров пенсии по инвалидности и ЕДВ. Сумма этих денежных выплат с апреля 2006 г. составляла 1438 руб. в месяц. С такой степенью ОСТД инвалиды III группы трудоспособного возраста, пользующиеся набором из трех социальных услуг и не сумевшие решить столь сложную для них проблему трудоустройства, вынуждены жить на 961 руб. в месяц.

Анализ данных по инвалидам в целом

Статистические данные, полученные из 32 регионов РФ по инвалидам в целом (всех возрастных категорий за исключением детей-инвалидов), с некоторыми вариациями повторяют картину по инвалидам трудоспособного возраста и подтверждают вывод о тяжелых социальных последствиях применения процедуры освидетельствования показателя степени ОСТД.

В целом в зону статистической выборки ВОИ попали 1 016 978 инвалидов всех возрастных категорий. Данные об их распределении по четырем степеням ОСТД представлены в табл. 2.

Видно, что доля инвалидов I, II и III групп, получивших 3-ю степень ОСТД, здесь во всех случаях несколько выше, чем у инвалидов трудоспособного возраста, и достигает 13,7% (против 9,3% по инвалидам трудоспособного возраста). Это значит, что в целом среди инвалидов всех возрастных групп уже каждый восьмой оказался лишенным права на труд. В то же время 11 615 чел. (около 1,5%) из числа инвалидов, сохранивших за собой право на труд, получили более низкую, чем их группа инвалидности, степень ОСТД, что нанесло весьма чувствительный удар по и без того мизерным пенсиям и ЕДВ этой части инвалидов.

Таблица 2

Распределение инвалидов, прошедших освидетельствование МСЭ в 2006 г., по группам инвалидности и степени ОСТД

Число инвалидов, получивших или подтвердивших после освидетельствования в 2006 г.

Всего чел.

Из них получили степень ОСТД

3

2

1

0

I группу инвалидности

78100

76054

97,38%

1876

2,40%

170

0,22%

II группу инвалидности

511161

63021

12,33%

447059

87,46%

1026

0,20%

55

0,01%

III группу инвалидности

427717

223

0,05%

656

0,15%

418350

97,81%

8488

1,99%

Итого

1 016 978

139298

13,70%

449591

44,21%

419546

41,25%

8543

0,84%

Имели место случаи (170 в статистической выборке), когда инвалидам I группы устанавливалась 1-я степень ОСТД. В результате такой экспертной классификации сумма пенсии по инвалидности и ЕДВ этих инвалидов I группы была урезана более чем на 60% (с 3680 до 1438 руб. в месяц).

Нулевую степень ОСТД получили 8543 инвалида II и III групп (около 1% от общей численности инвалидов II и III групп, охваченных выборкой), в результате чего они были лишены права на получение пенсии по инвалидности как таковой. Их государственное денежное содержание ограничено теперь ЕДВ в размере 518 руб. в месяц.

Обобщая сказанное, можно утверждать, что использование механизма привязки степеней ОСТД к трем группам инвалидности дает возможность органам МСЭ манипулировать комбинациями из этих показателей и добиваться дискриминационного по своей сути отстранения инвалидов от сферы трудовой деятельности либо столь же дискриминационного сокращения размера их и без того крайне низких пенсий и ЕДВ.

В свете изложенного незамедлительный законодательный отказ от критерия степени ОСТД и возвращение к показателю групп инвалидности (как единственному основанию для предоставления социальных гарантий инвалидам во всех сферах их жизнедеятельности) является, несомненно, одним из наиболее острых и актуальных пунктов социальной повестки дня современной России.

Практика переосвидетельствования группы инвалидности и степени ОСТД гражданам с бессрочной инвалидностью, установленной до 1 января 2004 г.

Данные мониторинга ВОИ по состоянию на 1 июня 2007 г. свидетельствуют о том, что запущенный правовыми нововведениями процесс освидетельствования граждан органами МСЭ на степень ОСТД повлек за собой тяжелые социальные последствия для инвалидов. В ряде случаев этот процесс вышел за рамки установленных законом норм и привел к нарушению прав вполне определенной категории инвалидов. Речь в данном случае идет о гражданах, которым до 1 января 2004 г., т. е. до введения в правовой оборот показателя степени ОСТД и измененных правил признания лица инвалидом, была установлена группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования (бессрочная инвалидность).

В соответствии с переходными нормами нового пенсионного законодательства и Закона № 122-ФЗ эта категория инвалидов была освобождена от необходимости переосвидетельствования и установления степени ОСТД по новым правилам. Для целей пенсионного обеспечения и назначения ЕДВ к лицам, имеющим I, II и III бессрочные группы инвалидности, установленные до 1 января 2004 г., автоматически, без проведения дополнительного освидетельствования применяются соответственно 3, 2 и 1 степени ОСТД.

Для инвалидов этой категории, не желающих добровольно пересмотреть свою группу инвалидности и присвоенную им по закону степень ОСТД, единственным поводом для обращения в бюро МСЭ может быть стремление получить ИПР. Она, как известно, открывает инвалиду доступ к таким видам реабилитационной помощи, как восстановительная терапия, санаторно-курортное лечение, получение технических средств реабилитации медицинского, бытового и профессионально-трудового назначения, медико-социальный патронаж семьи, протезно-ортопедическая помощь, профессиональное обучение, содействие в трудоустройстве, социально-психологическая и юридическая помощь, адаптационное обучение бытовым навыкам и т. д.

При этом желание получить ИПР инвалидом рассматриваемой категории должно сопровождаться подачей в бюро МСЭ заявления вполне определенного, строго целевого содержания. В нем должна содержаться просьба инвалида о разработке ИПР без переосвидетельствования бессрочно установленной группы инвалидности и присвоенной ему по закону степени ОСТД. В этом случае комиссия МСЭ обязана составить только ИПР инвалида, внеся в нее сведения об установленной ему до 2004 г. бессрочной инвалидности и трудовые рекомендации (противопоказания), записанные тогда же в справке МСЭК (ВТЭК).

Однако, пользуясь незнанием инвалидами данных нормативно-правовых тонкостей, специалисты МСЭ на местах в целом ряде случаев незаконно использовали механизм ИПР для ревизии социального статуса инвалидов и параллельно с разработкой ИПР осуществляли переосвидетельствование их группы инвалидности, а чаще всего – степени ОСТД. При этом инвалиды, получившие бессрочную инвалидность до 1 января 2004 г., нередко либо наделялись менее “затратной” для государства степенью ОСТД (1-й вместо 2-й, 2-й вместо 3-й), либо на основании экспертного утверждения присвоенной им по закону 3-й степени ОСТД получали статус полностью нетрудоспособных. В последнем случае они лишались ранее имевшихся у них показаний (рекомендаций) к определенным видам трудовой деятельности.

Из региональных организаций ВОИ, попавших в зону мониторинга, 24% (9 из 37) отметили, что на их территории случаи произвольного переосвидетельствования группы инвалидности и степени ОСТД при составлении ИПР инвалидам рассматриваемой категории стали общепринятой практикой (республики Алтай и Саха (Якутия), Мурманская и Тюменская области) либо носили распространенный характер (Алтайский и Приморский края, Калининградская, Свердловская и Тверская области).

В Тюменской области ЛПУ, продолжая пользоваться слабой правовой осведомленностью инвалидов рассматриваемой категории, рекомендуют им при разработке ИПР пройти освидетельствование на группу инвалидности. Однако в соответствии с п. 8 Правил одновременно с освидетельствованием группы инвалидности производится установление степени ОСТД, которое может вызвать отнюдь не формальные, а ухудшающие перемены в социальном статусе инвалидов. Алтайская краевая и та же Тюменская областная организации ВОИ сообщают, что в таких случаях лицам с бессрочной группой инвалидности, как правило, устанавливается более низкая, чем была до этого, степень ОСТД. В Республике Якутия (Саха) практика переосвидетельствования граждан с продолжительной бессрочной группой инвалидности, обратившихся в бюро МСЭ за разработкой ИПР, имеет место в г. Якутске, Верхнеколымском, Момском, Хангаласском, Таттинском улусах республики. В аналогичном режиме зачастую осуществляется переосвидетельствование граждан с давно установленной бессрочной группой инвалидности в Калининградской области и Кимрском районе Тверской области.

Об отсутствии или крайне редко встречающихся случаях переосвидетельствования группы инвалидности и степени ОСТД без соответствующего заявления со стороны инвалидов сообщили 76% (28 из 37) региональных подразделений ВОИ. В число этих территорий вошли республики Дагестан, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карелия, Коми и Чувашия, Архангельская, Владимирская, Волгоградская, Вологодская, Воронежская, Ивановская, Калужская Кемеровская, Курская, Ленинградская, Новгородская, Оренбургская, Пензенская, Псковская, Ростовская, Самарская, Саратовская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Ульяновская, Челябинская и Ярославская области.

Архангельская и Владимирская областные организации ВОИ отмечают, в частности, что при подаче заявления на разработку ИПР гражданами, имеющими давно установленную бессрочную инвалидность, вопрос о группе инвалидности и степени ОСТД в бюро МСЭ в принципе не рассматривается. Составляется только ИПР. При этом инвалид в обязательном порядке проходит МСЭ с целью определения нуждаемости в конкретных видах технических средств реабилитации и реабилитационных мероприятиях, их объема и сроков реализации.

Однако несмотря на определенное сокращение масштабов использования комиссиями МСЭ процедуры разработки ИПР для пересмотра группы инвалидности и степени ОСТД граждан с бессрочно установленной группой инвалидности, механизм этот продолжает работать. Он оказывает крайне негативное влияние на поведенческие установки, а в результате – и на условия жизни инвалидов данной категории, не пришедших в бюро МСЭ за получением ИПР. Опасаясь потерять в результате обращения в экспертную комиссию часть пенсии либо право на трудовую деятельность, эти инвалиды вынуждены отказываться от тех видов медицинской помощи, услуг и технических средств реабилитации, которые могли быть предписаны им в ИПР.

К сведению4

Во время “прямой линии”, которую проводил 18 октября 2007 г. Президент России В.В. Путин, один из позвонивших пожаловался президенту на те бюрократические процедуры, которые нужно пройти инвалиду при очередном переосвидетельствовании, чтобы подтвердить группу инвалидности, даже несмотря на наличие анатомических дефектов. Президент дал поручение Минздравсоцразвития России подготовить нормативные акты по упрощению процедуры получения инвалидности без указания срока переосвидетельствования. Спустя полгода было принято постановление Правительства РФ от 07.04.2008 № 247 “О внесении изменений в правила признания лица инвалидом”5, которое должно облегчить данную процедуру. Постановление вносит определенные изменения и в порядок заполнения медицинских документов врачами ЛПУ.

Условия установления группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования

Было(до 21.04.2008 включительно)

Без указания срока переосвидетельствования инвалидность устанавливается в случае выявления в ходе осуществления реабилитационных мероприятий невозможности устранения или уменьшения степени ограничения жизнедеятельности гражданина, вызванного стойкими необратимыми морфологическими изменениями, дефектами и нарушениями функций органов и систем организма.

Стало(с 22.04.2008)

Без указания срока переосвидетельствования инвалидность устанавливается:

I. Через два года с момента первичного освидетельствования, если имеют место заболевания, дефекты, необратимые морфологические изменения, нарушения функций органов и систем организма в соответствии с Перечнем заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, нарушений функций органов и систем организма, при которых группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования (категория “ребенок-инвалид” до достижения гражданином возраста 18 лет) устанавливается гражданам не позднее 2 лет после первичного признания инвалидом (установления категории “ребенок-инвалид”)1 (далее – Перечень).

Примечание:

Инвалидность без срока переосвидетельствования может быть установлена без двух лет ожидания непосредственно при первичном признании гражданина инвалидом (установлении категории “ребенок-инвалид”), если отсутствуют положительные результаты реабилитационных мероприятий, проведенных гражданину до его направления на медико-социальную экспертизу. При этом необходимо, чтобы в направлении на медико-социальную экспертизу, выданном гражданину организацией, оказывающей ему лечебно-профилактическую помощь и направившей его на медико-социальную экспертизу, либо в медицинских документах в случае направления гражданина на медико-социальную экспертизу органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, а также органом социальной защиты населения содержались бы данные об отсутствии положительных результатов таких реабилитационных мероприятий.

II. Через четыре года с момента первичного освидетельствования, если нет заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, нарушений функций органов и систем организма, которые указаны в Перечне, но имеют место иные стойкие необратимые морфологические изменения, дефекты и нарушения функций органов и систем организма, которые, несмотря на проведение реабилитационных мероприятий, не могут устранить или уменьшить ограничения жизнедеятельности гражданина.

Примечание:

Инвалидность без срока переосвидетельствования может быть установлена без четырех лет ожидания непосредственно при первичном признании гражданина инвалидом (установлении категории “ребенок-инвалид”), если отсутствуют положительные результаты реабилитационных мероприятий, проведенных гражданину до его направления на медико-социальную экспертизу. При этом необходимо, чтобы в направлении на медико-социальную экспертизу, выданном гражданину организацией, оказывающей ему лечебно-профилактическую помощь и направившей его на медико-социальную экспертизу, либо в медицинских документах в случае направления гражданина на медико-социальную экспертизу органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, а также органам социальной защиты населения содержались бы данные об отсутствии положительных результатов таких реабилитационных мероприятий.

Граждане, которым установлена категория “ребенок-инвалид”, по достижении ими возраста 18 лет подлежат переосвидетельствованию в общем порядке, который установлен для инвалидов I, II, III групп.

При этом исчисление сроков в 2 года (при наличии заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, нарушений функций органов и систем организма по Перечню) либо в 4 года (в случае выявления невозможности устранения или уменьшения в ходе осуществления реабилитационных мероприятий степени ограничения жизнедеятельности гражданина, вызванного стойкими необратимыми морфологическими изменениями, дефектами и нарушениями функций органов и систем организма (за исключением указанных в Перечне)) осуществляется со дня установления им группы инвалидности (I, II, III) впервые после достижения возраста 18 лет.


1 Результаты данного мониторинга были опубликованы в № 7 журнала “Заместитель главного врача: лечебная работа и медицинская экспертиза” за 2007 г. – Примеч. ред.

2 Под 4-м уровнем подразумевается нулевая степень ОСТД, или признание человека полностью трудоспособным. – Примеч. ред.

3 Здесь и далее в основу денежных характеристик государственного содержания инвалидов в 2006 г. положены показатели размеров пенсий по инвалидности и ежемесячных денежных выплат, установленные с 1 апреля 2006 г. на труд. Для молодых людей с I группой инвалидности это чревато социальной катастрофой: независимо от их устремлений и индивидуальных трудовых возможностей им закрывается доступ в сферу труда, к достойному заработку, они оказываются приговоренными к пенсионному, полунищенскому иждивенчеству. В свою очередь, правовая невозможность участия в общественном производстве объективно лишает молодых инвалидов I группы стимулов к получению профессионального образования, к развитию и реализации личностного потенциала, образованию дееспособной семьи.

4 Комментарий Панова А.В. – юриста, директора Центра медицинского права, члена Общественного совета по защите прав пациентов при Роспотребнадзоре, г. Омск.

5 Вступило в законную силу с 22.04.2008.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Критерии качества 2017: готовимся к оценке по-новому

Интервью

Обновить руководящий состав медорганизаций

Есть задача – обновить руководящий состав медорганизаций

Федот ТУМУСОВ: журналу «Здравоохранение». «Есть задача – обновить руководящий состав медорганизаций»





Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль