text

🎁 УЛЁТНЫЕ СКИДКИ 30%! Поймать »

Здравоохранение

Анализ нормативных требований к организации и производству судебно-медицинской экспертизы трупов

  • 29 августа 2012
  • 3231

Прошло почти семь лет с момента издания последнего приказа, регулирующего организацию и производство судебно-медицинских экспертиз (ОПСМЭ) в Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ). И вот недавно был издан приказ Минздравсоцразвития России от 12.05.2010№ 346н “Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации” (далее – приказ № 346н). Предыдущий приказ Минздрава России от 24.04.2003 № 161 “Об утверждении Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы” (далее – приказ № 161) утратил силу. Оба приказа были зарегистрированы в Минюсте России. Сравним положения этих приказов, относящиеся к судебно-медицинской экспертизе(СМЭ) трупов.

Из названия приказа № 346н следует, что документ регламентирует организацию и производство судебно-медицинской экспертизы не только в БСМЭ, которые указаны в предыдущем приказе, но и в других государственных судебно-экспертных учреждениях (далее – ГСЭУ). Такие учреждения в приказе не указаны, однако, вероятно, под ГСЭУ подразумеваются проводящие СМЭ учреждения Минобороны и МВД.

На этом различия в названиях приказов не заканчиваются. Так, в последнем из них идет речь о Порядке ОПСМЭ, а в более раннем – об Инструкции по ним. Слово “порядок” Толковый словарь русского языка определяет как правила, по которым совершается что-нибудь; существующее устройство, режим. Слово “инструкция” означает свод правил, устанавливающих порядок и способ осуществления, выполнения чего-нибудь (1). Таким образом, смысл обоих слов одинаков и изменение в названии приказа нисколько не меняет его сути.

В приказе № 346н главы посвящены общим вопросам организации и производства СМЭ, в том числе экспертизы трупов. Таких разделов в предыдущем приказе № 161 вообще не было, а эксперты в своей работе во многом руководствовались сложившейся практикой и порой устаревшими информационно-методическими документами. Поэтому в целом это изменение содержания расценивается как положительное. Однако некоторые положения главы II применительно к судебно-медицинской экспертизе трупа являются противоречивыми.

Так, в соответствии с п. 9 гл. II руководитель ГСЭУ или специально назначенный сотрудник должны сами принимать каждый труп и назначать экспертизу, что невозможно сделать даже в областном БСМЭ, а тем более в его районных и межрайонных отделениях, находящихся за десятки и сотни километров от областного центра. Невыполнимыми являются и требования п. 15 гл. III об изучении руководителем всех постановлений о назначении экспертизы трупа и выполнении дальнейших действий по ее проведению, регламентированных в п. 15, 16, 18.

Невозможна и регистрация всех постановлений и определений и прилагаемых к ним объектов только в одном специальном журнале учреждения (п. 9). Нереальным является требование п. 11 приказа № 346н о приеме трупов, которые являются объектами экспертизы (п. 10), в “упакованном и опечатанном виде”. Доставка трупа в морг родственниками умершего, водителем автомашины лечебно-профилактического учреждения, сотрудниками бригады перевозки трупов и другими лицами, не назначившими экспертизу, будет являться нарушением п. 12 приказа.

Порядок организации и проведения экспертизы трупов в приказе № 346н закреплен в главе IV “Особенности порядка организации и проведения экспертизы трупа”. В названии этой главы усматривается некоторая неточность. Слово “особенности”, как указано в упомянутом словаре, означает характерное, отличительное свойство чего-нибудь. Так отчего же отличается экспертиза трупа? Очевидно, что данную экспертизу нельзя сравнивать с каким-либо другим, например патологоанатомическим или антропологическим, исследованием трупа, поскольку в гносеологическом смысле объекты судебно-медицинских и патологоанатомических исследований различны (2). В задачи патологоанатомического исследования не входит подробное изучение трупных явлений и суправитальных реакций, может не входить исследование полости черепа, содержимого желудочно-кишечного тракта, крови и мочи с целью обнаружения этилового спирта и т. д. Также нельзя сравнивать экспертизу трупа с какой-либо другой экспертизой. То есть в названии главы IV приказа № 346н слово“особенности” не несет какой-либо смысловой нагрузки и потому является некорректным.

Пункт 33 (33.1–33.21) приказа № 346н имеет отношение не к судебно-медицинской экспертизе, а к осмотру трупа специалистом, участвующим в следственном действии, осмотре места происшествия, что в правовом смысле не одно и то же. Это обстоятельство делает сомнительным необходимость включения такого пункта именно в главу IV. Логично было бы выделить этот вид экспертной работы в отдельный раздел, как это было в приказе № 161.Там этому вопросу была посвящена глава I “Участие врача – судебно-медицинского эксперта в осмотре трупа на месте его обнаружения”,которая содержала особенности осмотра трупа при различных видах и причинах смерти.

При сравнении содержательной части требований обоих приказов к экспертной работе на месте происшествия можно отметить их полное соответствие, кроме исключения из приказа № 346н положения о немедленном информировании руководителя органа управления здравоохранением и государственного санитарно-эпидемиологического надзора о подозрении на смерть от особо опасных инфекций (п. 1.22 приказа № 161).

Пункт 34 главы IV нового приказа ограничивает место проведения экспертизы трупа подразделением судебно-медицинской экспертизы трупов, в отличие от приказа № 161,где в п. 2.1.2 предусматривалась возможность проведения экспертного исследования трупа на базе патологоанатомических отделений государственных и муниципальных учреждений здравоохранения. Такое ограничение представляется неоправданным и при установлении в ходе патологоанатомического исследования признаков насильственной смерти может привести к негативным последствиям, связанным с потерей времени, вызванной транспортировкой трупа в судебно-медицинский морг. Во многих случаях судебно-медицинскому эксперту проще и быстрее самому прибыть в прозектуру лечебно-профилактического учреждения для проведения экспертизы.

В пункт 37 анализируемой главы добавлено отсутствовавшее в приказе № 161 требование сообщать руководителю ГСЭУ о подозрении или обнаружении у трупа признаков особо опасных инфекций (ООИ).

Пункт 39 главы, посвященной экспертизе трупа, содержит действия эксперта, в перечень которых не вошли указанные в предыдущем приказе: “оформление запросов о предоставлении материалов” и “комплексная оценка результатов вскрытия трупа, лабораторных исследований и данных из представленных материалов”. И если последнее положение можно считать лишь формальным закреплением обязательного алгоритма формулирования экспертных выводов, а его отсутствие расценивать как несущественное упущение приказа, то отсутствие регламентации оформления запросов может негативно сказаться на результатах экспертизы, делая невозможным ответы на некоторые вопросы постановления. В том же пункте приказа № 346ннет требования об “оформлении протокольной (исследовательской) части”, оно содержится в п. 26 гл. III. Отсутствующее также в п. 39 положение о “составлении судебно-медицинского диагноза” закреплено п. 28 главы III. Это обстоятельство вызывает обоснованные вопросы: почему судебно-медицинский диагноз упоминается в главе, посвященной общим вопросам порядка ОПСМЭ, хотя касается только экспертизы трупов, и почему он упоминается в связи с исследовательской частью заключения эксперта, несмотря на то, что относится к аналитическому разделу экспертной деятельности? Кроме того, п. 28 содержит нововведение – указывать “диагноз из медицинского свидетельства о смерти и его реквизиты”. Данное положение нового приказа также некорректно, поскольку в медицинском свидетельстве о смерти отражается не диагноз, а причина смерти, что не одно и то же.

Вызывает сомнение наличие правомочий у эксперта самостоятельно выяснять у родственников умершего какие-либо сведения, пусть даже медицинского характера, что декларировано п. 40 приказа № 346н, а также п. 2.2.1.2 приказа № 161. Ведь в п. 2 ч. 4ст. 57 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержится прямой запрет “самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования”, и исключения для сведений медицинского характера там нет. Практика перекладывать на эксперта полномочия по сбору дополнительных материалов законодательно не обоснована и потому чревата признанием таких доказательств недопустимыми (3).

В пункте 41 приказа № 346н по сравнению с аналогичными указаниями приказа № 161 опущено положение о планировании объема работы вспомогательного персонала по подготовке соответствующего оснащения, инструментария, посуды, инвентаря, упаковочного и другого материала, что может в отдельных случаях затруднить проведение экспертизы.

Положение о видеосъемке повреждений выгодно отличает п. 42 приказа № 346н, описывающий наружное исследование трупа, от соответствующего пункта старого приказа. Положения об исследовании одежды и обуви аналогичны в обоих приказах. Если в приказе № 161 только говорилось о целесообразности взвешивать трупы при некоторых видах травмы (автомобильная, падение с высоты), а также при подозрении на отравление этанолом и т. п., то в новом приказе это стало требованием. Это обусловливает необходимость оснащения каждого судебно-медицинского морга весами.

Оба приказа при проведении экспертизы декларируют необходимость тщательного исследования трупных явлений и суправитальных реакций. Однако при изменении условий хранения трупа, который, как правило, до вскрытия находится в холодильной камере (см. п. 36приказа № 346н), результаты такого исследования становятся неинформативными. Подобное тщательное исследование с обязательным указанием точного времени должно быть проведено при осмотре трупа на месте происшествия. Именно его результаты, зафиксированные следователем в соответствующем процессуальном документе, а не данные о степени выраженности трупных явлений и суправитальных реакций, установленные при наружном исследовании трупа в морге, могут быть использованы при экспертизе установления времени наступления смерти. Этими положениями п. 45 приказа № 346н логично было бы предварить п. 33, отражающий особенности осмотра трупа при различных видах смерти. Подробно описывать трупные явления и суправитальные реакции во время наружного исследования трупа целесообразно лишь в единичных случаях, если условия транспортировки и нахождения трупа в морге не отличаются от условий на месте происшествия. Кроме того, экспертиза трупа в основном проводится через несколько часов после его осмотра на месте происшествия, что значительно снижает вероятность правильного установления времени наступления смерти. За нашу 25-летнюю практику работы в областном судебно-медицинском морге не было ни одного случая установления времени наступления смерти на основании результатов наружного исследования трупа, время смерти всегда устанавливается поданным, зафиксированным следователем в протоколе осмотра места происшествия.

Все положения нового приказа, регламентирующие наружное и внутреннее исследование трупа и указанные в п. 47 и 48, в основном аналогичны положениям приказа № 161. В приказе № 346н устранена неточность п. 2.2.3.4 предшествующего приказа, из которого следовало, что цвет и особенности кожи, степень оволосения, участки загрязнения или наложения и т. д. следует указывать при исследовании только неопознанного трупа. В приказе № 346н в отличие от приказа № 161 предлагается отмечать размеры яичек. В нем же при указании на необходимость измерения толщины костей черепа (п. 48.9) рекомендуется измерять “чешую” лобной, височных, теменных и затылочной костей. Однако анатомическое описание строения костей черепа не выделяет чешую у теменной кости. Непонятно и положение п. 52 приказа № 346н о недопустимости“помещать в полость трупа посторонние предметы” при отсутствии указания на то, чем заполнять полость черепа и шею. В приказе № 161 в подобном пункте (2.2.4.22) делалось исключение для ветоши, с помощью которой фиксируется отпиленная часть свода черепа и восстанавливается форма шеи.

Оба приказа содержат аналогичные указания по изъятию биологических объектов для последующих исследований. Однако в приказе № 346н (п. 49–51) в отличие от приказа № 161 (п. 2.2.5) не определено, кто из сотрудников осуществляет их маркировку, упаковку и др.

Предыдущий приказ ограничивал необходимость взятия крови и мочи для определения этанола случаями “смерти взрослых лиц, длительно (более 36 часов) находившихся в стационаре”, ненасильственной смерти при отсутствии запаха алкоголя от органов и полостей трупа, а также смерти малолетних детей (п. 2.2.5.1.6). В приказе № 346н значительно расширен спектр поводов для забора крови и мочи, исключение составили только упомянутые случаи смерти в стационаре. Необходимость взятия крови при ненасильственной смерти и отсутствии запаха алкоголя, вытекающая из приказа, обоснована, поскольку запах является субъективным признаком присутствия алкоголя в организме и часто не чувствуется даже при высокой концентрации спирта в крови. Однако необходимость исследования крови во всех случаях смерти детей вряд ли является оправданной, тем более если смерть наступила в стационаре после нахождения в нем более 36 часов.

В том же приказе № 346н по сравнению с приказом № 161 требование по изъятию органов или их частей для определения отравляющих веществ распространяется и на случаи укусов ядовитыми животными, что справедливо при наличии необходимой аппаратуры в судебно-химическом отделении ГСЭУ.

Если приказом № 161 предписывалось взятие кожи, частей хрящей, костей и паренхиматозных органов для медико-криминалистического исследования (п. 2.2.5.2.6) в случаях смерти от огнестрельного повреждения и повреждения острыми, тупыми и другими орудиями только при необходимости, то в соответствии с приказом № 346н такие объекты должны забираться экспертом всегда. В пункте 2.2.5.3.2 старого приказа предписывалось передавать изъятые объекты “лицу или органу, назначившему экспертное исследование трупа”. Из пункта 51 нового приказа следует, что направление изъятых объектов в подразделения ГСЭУ должно быть согласовано с органом или лицом, назначившим экспертизу. Однако не указано, каким (письменным или устным) должно быть согласование. По смыслу этого пункта объекты доставляются сотрудниками отдела СМЭ трупов.

В приказе № 346н (п. 53) говорится о кодировании причины смерти в медицинском свидетельстве о смерти, чего ранее и не могло быть, так как нормативное требование об этом вышло позже приказа № 161. Изменения следует отметить в отношении длительности жизни новорожденного ребенка, после смерти которого сейчас должно заполняться медицинское свидетельство о перинатальной смерти, если он прожил менее168 часов, ранее – менее 144 часов (“0–6 суток”).

В основном одинаковы требования приказов, касающиеся санитарно-эпидемиологического режима, соблюдаемого в морге, в том числе при подозрении на ВИЧ-инфекцию. Однако в последнем приказе не отмечены условия хранения секционного материала: “в специально отведенном и желательно опечатанном закрытом помещении” (п. 2.1.24 приказа № 161). На руководителя ГСЭУ или “медицинского учреждения, в ведении которого находится морг” приказом № 346н возложена обязанность “обеспечивать сохранность трупа и его частей, одежды и доставленных сними предметов в течение всего периода пребывания их в морге” (п. 54).В приказе № 161 о сохранности оных каких-либо указаний не было. Это положение нового приказа может стать революционным, поскольку благодаря ему руководители районных больниц должны обратить внимание на зачастую неудовлетворительное состояние находящихся при них судебно-медицинских моргов, на отсутствие в них холодильных камер и помещений для хранения вещественных доказательств.

Содержание главы IV приказа № 346н, регламентирующей взятие и направление трупного и иного биологического материала, соответствует аналогичным положениям приказа № 161. Пункт 76.2 нового приказа предписывает при взятии объектов для медико-криминалистической экспертизы руководствоваться “требованиями нормативных правовых актов” и не содержит ссылки на необходимость учитывать еще и данные “информационно-методических документов”, имевшейся в п. 2.3.5.1.1 приказа № 161. Это обстоятельство может негативно отразиться на экспертной работе, поскольку именно в информационно-методических документах, а не в нормативных правовых актах даются четкие указания, рекомендации и разъяснения по выполнению конкретных задач, разъясняются частные методики. В той же главе IV в п. 77.1.6 повторяется неточность предыдущего приказа (п. 2.3.6.2.2), касающаяся требования о заборе воды экспертом для обнаружения диатомового планктона. Между тем обязанность забора воды лежит не на эксперте, а на лице, назначившем экспертизу.

Таким образом, несмотря на многие положительные нововведения приказа № 346н, не обошлось и без упущений, неточностей и спорных положений, некоторые из которых могут привести к признанию судебно-медицинской экспертизы трупа недопустимым доказательством. Во избежание негативных последствий каждый субъект РФ, принимая нормативные акты, регламентирующие организацию и производство судебно-медицинских экспертиз в БСМЭ, должен учитывать выявленные недостатки нового приказа.

Анализ нормативных требований к организации и производству судебно-медицинской экспертизы трупов Источники информации1 Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов,Н.Ю.Шведова. Российская АН; Российский фонд культуры. 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1994. 928 с.
2 Ардашкин А.П. Методологические основы судебно-медицинской экспертизы / А.П. Ардашкин: автореф. дис.… д-р мед. наук. М., 2004. 39 с.
3 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ.ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2008. 1181 с. (Профессиональные комментарии).

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.