Установление степени утраты профессиональной трудоспособности: правовой или медицинский критерий?

12109

Разъяснения Верховного Суда РФ о применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний положили начало судебной практике, ставящей под сомнение традиционный подход к определению степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованных лиц учреждениями медико-социальной экспертизы.

По данным Роструда, в 2010 г. в Российской Федерации в результате несчастных случаев на производстве в организациях всех видов экономической деятельности погибло 3244 работника. Число граждан, обратившихся в учреждения здравоохранения России с травмами, связанными с производством, в том числе микротравмами, составило более 345 тыс.человек, из них более183 тыс. человек – в промышленности, 16 тыс. человек – в сельском хозяйстве и почти 17,7 тыс. человек –на транспорте. (1)

27 апреля 2011 г. Президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам социального положения рабочих и развития профтехобразования дал оценку производственному травматизму: “…у нас, конечно, колоссальное, просто чудовищное количество производственных травм. И связано это, конечно, и с условиями труда, и с известной нашей недисциплинированностью, и с нежеланием некоторых работодателей вкладываться в охрану труда”. (2)

Не лучше обстоят дела и с профессиональными заболеваниями работников. За последнее десятилетие зарегистрировано свыше 120 тыс. больных с впервые установленным диагнозом профзаболевания. При этом 97% лиц имеет хронические заболевания, приводящие к ограничению профессиональной пригодности и трудоспособности, отмечается утяжеление течения профзаболеваний, нередко являющихся причиной инвалидности. (3)

Вопросы возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных законом случаях, регулируются Федеральным законом от 24.07.1998 № 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” (далее – Закон № 125-ФЗ). Закон № 125-ФЗ закрепляет правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника.

Обеспечение по страхованию в виде единовременных и ежемесячных страховых выплат в значительной степени зависит от степени утраты профессиональной трудоспособности, установление которой отнесено законом к компетенции учреждений медико-социальной экспертизы (ч. 3 ст. 11 Закона № 125-ФЗ). Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний утверждены постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 № 789. В свою очередь, полномочия по разработке критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности Правительство делегировало Минздравсоцразвития России.

Такие критерии были разработаны еще постановлением Минтруда России от 18.07.2001 № 56 (далее – постановление № 56) и получили название Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

С тех пор прошло десять лет, и “временные критерии” фактически стали постоянными. Они подвергались корректировке постановлениями Верховного Суда РФ, поскольку застрахованные граждане начали активно оспаривать постановление № 56 в суде, справедливо полагая, что его содержание умаляет их права на надлежащее определение степени утраты профессиональной трудоспособности и получение возмещения по страхованию в полном объеме.

На момент написания статьи действовала шестая редакция постановления № 56. С начала существования данного нормативного акта были отменены его пп. 30 и 31, подп. “а” п. 25 и подп. “а” п. 22, изменены пп. 5, 20, 23,24, 25, 26, 28, 29. Всего по инициативе граждан было вынесено 6 решений и 2 определения Верховного Суда РФ. Таким образом, нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы установления степени утраты профессиональной трудоспособности4, имеют строгую иерархию. Подзаконные правовые акты (указы Президента РФ, постановления Правительства РФи др.) не должны противоречить нормам федеральных законов, и учреждения медико-социальной экспертизы (правоприменители) обязаны эту иерархию знать и соблюдать.

Следует отметить, что Закон № 125-ФЗ дал определение только базовых понятий. Согласно ст. 3 Закона, под профессиональной трудоспособностью следует понимать способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества. Степень утраты профессиональной трудоспособности определена как выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

В данном случае законодатель применил так называемое “делегированное законодательство”, под которым понимают “деятельность органа публичной власти на основании уполномочия парламента по изданию нормативных актов, регулирующих общественные отношения из сферы компетенции парламента на определенных условиях”. (5)

Востребованность делегированного законодательства вызвана тем, что ввиду усложнения общественной жизни законодательный орган не может в силу определенных причин быстро и своевременно урегулировать на законодательном уровне новые общественные отношения, поэтому передает решение этих вопросов другим субъектам власти. (6)

О.А. Аксенович позитивно оценивает делегированное законодательство, но лишь в том случае, когда парламент достаточно подробно прописывает в делегирующем законе правила, которыми должны руководствоваться органы исполнительной власти при реализации полномочий.

Законодатель установил подобные правила в отношении степени утраты профессиональной трудоспособности, посчитав, что правоприменитель должен идентифицировать первоначальную профессиональную деятельность застрахованного, которая характеризуется квалификацией, объемом и качеством выполнения и находит отражение в трудовом договоре в рамках определенной сторонами (работником и работодателем) трудовой функции.

При наступлении страхового случая (профессионального заболевания, несчастного случая на производстве) правоприменитель должен определить наличие стойкого снижения установленных законодателем признаков профессиональной деятельности и на основании его оценки установить процент утраты профессиональной трудоспособности по профессиональной деятельности в рамках трудового(гражданско-правового) договора.

Принятое во исполнение делегированного полномочия постановление Правительства РФ от 16.10.2000 № 789“Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний”(далее – Правила установления степени утраты трудоспособности) в п. 12 устанавливает: “На основе полученных документов и сведений, личного осмотра пострадавшего определяется степень утраты его профессиональной трудоспособности, исходя из оценки имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях”.

Казалось бы, все правильно, никакой самодеятельности и вольного толкования законодательства, но в нормативном акте появляется такой показатель как медицинский критерий (степень нарушения функций организма), непосредственно влияющий на степень утраты профессиональной трудоспособности (пп. 14–17 Правил установления степени утраты трудоспособности).

В соответствии с указанными пунктами Правил в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности100%. Если пострадавший вследствие выраженного нарушения функций организма может выполнять работу лишь в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 70 до 90%. Если пострадавший вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60%. И наконец, если пострадавший может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, либо с уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка, или если выполнение его профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 10 до 30%.

Иными словами, в рамках делегированных полномочий исполнительный орган федерального уровня власти перекроил квалифицирующие признаки степени утраты профессиональной трудоспособности, установленные законодателем. Первичные признаки, установленные законодателем, – снижение квалификации, объема, качества профессиональной деятельности (трудовой функции) –стали рассматриваться как вторичные, т. е. производные от степени нарушения функции. Таким образом, был задан строгий диапазон значений степени утраты профессиональной трудоспособности (рисунок).

Установление степени утраты профессиональной трудоспособности: правовой или медицинский критерий?

Например, довольно распространенное понижение остроты слуха летного состава вследствие воздействия вредного производственного фактора (шума) становится причиной негодности к летной работе согласно заключению врачебно-летной комиссии (приказ Минтранса России от 22.04.2002№ 50 «Об утверждении Федеральных авиационных правил “Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации”»). Таким образом, работник, у которого установлено снижение слуха, в полном объеме утрачивает способность осуществлять профессиональную деятельность по управлению воздушным судном до наступления страхового случая. При этом степень нарушения функции слуха не относится к категории резко выраженных нарушений. Получается, с одной стороны, снижение слуха не дает возможности установления100% утраты профессиональной трудоспособности, а с другой – пилот воздушного судна фактически лишается способности осуществлять профессиональную деятельность на рабочем месте (в кабине воздушного судна). При этом у инженера по обслуживанию самолетов на земле при таком же уровне потери слуха вообще не будет потери профессиональной трудоспособности.

Утрата профессиональной трудоспособности: правовой или медицинский критерий?

Подобный подход в рамках делегированного законотворчества нашел отражение в упомянутом постановлении № 56. Пункт 5 постановления № 56 гласил: при определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии (до несчастного случая или профессионального заболевания) или иной, равноценной ей по квалификации и оплате, а также возможность использования остаточной профессиональной трудоспособности на другой менее квалифицированной работе в обычных или специально созданных производственных или иных условиях труда. Таким образом, отправной точкой идентификации признаков профессиональной деятельности могла служить не только трудовая функция по трудовому договору, при которой наступил страховой случай, но и некая иная равноценная по оплате и квалификации профессиональная деятельность или другая, менее квалифицированная, с другими признаками, появившимися в результате нормотворчества Минздравсоцразвития России. Например, подобный подход позволял для определения степени утраты профессиональной трудоспособности борт-инженера брать за основу не эту профессиональную деятельность, а иную – наземного инженера, что фактически противоречило закону.

Так продолжалось до 2007 г., пока гражданин Лагунов (7) не обратился в Верховный Суд РФ с иском о признании данного пункта частично не действующим. В судебном заседании представитель Минздравсоцразвития России Андреева А.А. требование заявителя не признала, ссылаясь на то, что п. 5 Временных критериев в оспариваемой части соответствует закону и прав заявителя не нарушает (решение Верховного Суда РФ от 23.01.2007№ ГКПИ06-901).

Однако Верховный Суд РФ не согласился с этим доводом и привел следующие обоснования для удовлетворения исковых требований. В нарушение приведенных норм Закона п. 5 Временных критериев при определении степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованного позволяет учитывать не только его способность после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по прежней профессии, но и способность застрахованного к выполнению иной работы, как равноценной ей по квалификации и оплате, так и менее квалифицированной.Между тем, как указано выше, законодатель определяет профессиональную трудоспособность человека как способность к выполнению не любой работы, а именно работы определенной квалификации, объема и качества, а степень утраты профессиональной трудоспособности – как способность застрахованного осуществлять не любую трудовую деятельность, а только профессиональную деятельность, причем такую, которая имела место до наступления страхового случая. Незаконность оспариваемого предписания подтверждается также тем, что в силу ст. 57 Трудового кодекса РФ трудовая функция работника (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретный вид поручаемой работнику работы) является обязательным условием трудового договора. Поскольку Закон № 125-ФЗ определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту), то и степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от его способности выполнять трудовую функцию. В ином случае может быть нарушено право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору. Таким образом, с 2007 г. п. 5 стал полностью соответствовать правовым нормам закона. У застрахованных появилась надежда на то, что учреждения медико-социальной экспертизы перестанут использовать степень нарушения функций организма как основополагающий критерий для определения степени утраты профессиональной трудоспособности. Но в деятельности учреждений медико-социальной экспертизы ничего принципиально не изменилось.

В 2008 г. гражданин Шевчук Л.Г. обратился в Верховный Суд РФ с иском о признании частично недействующими подп. “е” п. 21, подп. “ж” п. 23, подп. “и”п. 26, подп. “з” п. 29 Временных критериев (решение Верховного Суда РФ от 31.10.2008 № ГКПИ08-1595). В удовлетворении заявленного требования ему было отказано. В рамках обжалования вынесенного решения Кассационная коллегия Верховного Суда РФ хотя и оставила вынесенное решение суда первой инстанции в силе, однако дала оценку использованию степени нарушения функций организма для определения степени утраты профессиональной трудоспособности: “…только по клинико-функциональным критериям степень утраты профессиональной трудоспособности не устанавливается. Они [эти критерии] только учитываются при ее установлении, в связи с чем в каждом конкретном случае процент утраты профессиональной трудоспособности устанавливается индивидуально” (определение Верховного Суда РФ от 13.01.2009 № КАС08-675).

Таким образом, Кассационная коллегия Верховного Суда РФ в рамках полномочий по вынесению кассационного определения дала казуальное (индивидуальное) толкование оценке применения степени нарушения функций организма и ее роли в определении степени утраты профессиональной трудоспособности, создав судебный прецедент, который в России официально не признан источником права.

Данный судебный прецедент входил в прямое противоречие с правовыми нормами постановления Правительства РФ от 16.10.2000 № 789и постановления № 56, подвергая сомнению установленную методологию определения степени утраты профессиональной трудоспособности по медицинскому критерию. Несмотря на это учреждения медико-социальной экспертизы продолжали руководствоваться именно этими нормативными актами, а не судебным прецедентом, нисколько не задумываясь о расхождениях в принятой методологии.

По прошествии двух лет Верховный Суд РФ в целях обеспечения единства судебной практики (ст. 126 Конституции РФ) в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от10.03.2011 № 2 “О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” (далее –постановление № 2) разъяснил порядок использования судами правовых норм, регулирующих установление степени утраты профессиональной трудоспособности. Согласно этому толкованию, степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от способности пострадавшего осуществлять не любую профессиональную деятельность, а только ту, которую он фактически выполнял до наступления страхового случая по трудовому договору. В связи с этим если застрахованный не способен полностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то его способность осуществлять профессиональную деятельность следует считать утраченной полностью.

Из данного разъяснения следовало, что Верховный Суд РФ во главу угла поставил правовые нормы закона, проигнорировав подзаконные нормативные акты, использовавшие медицинский критерий степени нарушения функций организма для определения степени утраты профессиональной трудоспособности. Нормативное толкование закона Верховным Судом РФ, в отличие от казуального толкования, уже становилось источником права, которым должны были руководствоваться не только суды, но и правоприменитель – учреждения медико-социальной экспертизы.

Данное требование напрямую закреплено в ст. 2 Закона № 125-ФЗ: законодательство Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний основывается на Конституции РФ и состоит из настоящего федерального закона, принимаемых в соответствии с ним федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ.

Учреждениям медико-социальной экспертизы следовало предвидеть, что при судебном обжаловании вынесенных решений в отношении степени утраты профессиональной трудоспособности суды будут руководствоваться разъяснениями вышеназванного пленума Верховного Суда РФ.

Правоприменительная практика не заставила себя долго ждать. В начале 2011 г. в Лысьвенский городской суд Пермского края с исковым требованием к ФГУ “Государственное бюро медико-социальной экспертизы по Пермскому краю” (ГБ МСЭ) обратился гражданин Г. Он ходатайствовало признании решений ответчика незаконными и о возложении на него обязанности по установлению степени утраты профессиональной трудоспособности в размере 100%. С гражданином Г., “горнорабочим очистного забоя 5 разряда”, произошел несчастный случай на производстве. Вследствие несчастного случая он получил тупую травму живота с повреждением поджелудочной железы и отрывом желчного пузыря. При прохождении очередного переосвидетельствования в 2010 г. ему было установлено 60%утраты профессиональной трудоспособности ввиду наличия умеренно выраженного нарушения функции пищеварения при одновременной констатации ответчиком невозможности выполнять профессиональную деятельность, предшествовавшую наступлению страхового случая.

В рамках судебного процесса была назначена судебная медико-социальная экспертиза в ФГУ ГБ МСЭ по Омской области, которая в полном объеме подтвердила выводы своих коллег, обосновав их тем, что при умеренно выраженном нарушении функции пищеварения у истца утрата профессиональной трудоспособности ограничивается только 60%.

Тем не менее при наличии заключения судебной экспертизы суд первой инстанции на основании ч. 2 ст. 67ГПК РФ не принял во внимание экспертные выводы в порядке ч. 3 ст. 87ГПК РФ, ссылаясь на п. 19 постановления № 2, и обязал ответчика судебным решением от 05.04.2011 установить истцу 100% степени утраты профессиональной трудоспособности. (8)

Ответчик – ФГУ ГБ МСЭ по Пермскому краю – с данным решением не согласился и подал кассационную жалобу, в которой указывал на заключение эксперта и приводил доводы о том, что при умеренно выраженном нарушении функции пищеварения у истца не может быть 100% утраты профессиональной трудоспособности.

18 мая 2011 г. судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда подтвердила решение суда первой инстанции, также сославшись в обоснование кассационного определения на п. 19 постановления № 2. (9)

Более поздние постановления Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 12.05.2011 (10), Кировского районного суда г. Иркутска от 01.06.2011 (11), Воркутинского городского суда от 08.06.2011 (12), Советского районного суда г. Краснодара от 15.06.2011 (13) обязали ответчиков установить истцам при отсутствии у них резко выраженных нарушений функций организма 100% утраты профессиональной трудоспособности по профессиональной деятельности, предшествующей наступлению страхового случая, ввиду наличия медицинских противопоказаний к ее осуществлению.

Таким образом, с начала 2011 г. стала формироваться судебная практика, ориентированная на правовой, а не на медицинский критерий при определении степени утраты профессиональной трудоспособности. Дальнейшее игнорирование данной тенденции учреждениями медико-социальной экспертизы, по мнению авторов, чревато увеличением судебных споров, в которых перспективы отстаивания своих решений, вынесенных только по медицинскому критерию, выглядят весьма сомнительными.Источники информации



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Критерии качества 2017: готовимся к оценке по-новому

Интервью

Обновить руководящий состав медорганизаций

Есть задача – обновить руководящий состав медорганизаций

Федот ТУМУСОВ: журналу «Здравоохранение». «Есть задача – обновить руководящий состав медорганизаций»





Наши продукты




















© МЦФЭР, 2006 – 2017. Все права защищены.

Портал zdrav.ru - медицинский портал для медицинских работников. Новости и статьи для главных врачей, медицинских сестер, заместителей главного врача, специалистов по качеству медицинской помощи, заведующих КДЛ, медицинских юристов, экономистов ЛПУ, провизоров и руководителей аптек.

Информация на данном сайте предназначена только для медицинских работников. Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-38302 от 30.11.2009


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — журнал в формате pdf

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы продолжить чтение статей на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для медицинских работников!

Чтобы скачать файл на портале ZDRAV.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 9400 статей
— 4000 ответов на вопросы
— 80 видеосеминаров
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Здравоохранение»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль