text

🎁 УЛЁТНЫЕ СКИДКИ 30%! Поймать »

Здравоохранение

Правовые риски руководителя ЛПУ: взгляд профессионала

  • 17 октября 2012
  • 4307
Правовые риски руководителя ЛПУ: взгляд профессионала

Новостные ленты сообщают о возбуждении уголовных дел в отношении медицинских работников, в том числе главных врачей. Почти все они имеют широкий общественный резонанс. Нередко сами пациенты, используя коллизионность законодательства в сфере здравоохранения, провоцируют правовые конфликты (так называемый пациентский экстремизм). О правовых рисках и защите прав медицинских работников рассказывает вице-президент Федерального союза адвокатов России И.С. Яртых.

Игорь Семенович, что сейчас происходит с рынком юридических услуг в сфере здравоохранения?

Я бы сказал, что сейчас этот рынок только формируется. Условно его можно разделить на две составляющие: с одной стороны – профессиональные адвокаты, с другой – юристы, которые специализируются на медицинском праве в рамках общепрофессиональной деятельности.

Сейчас в лечебно-профилактических учреждениях большинство руководителей имеет общее представление о праве; в некоторых ЛПУ работают штатные юридические консультанты. Вместе с тем заработная плата юрисконсультов в ЛПУ невелика и замещение их производится, как правило, вчерашними студентами или не очень квалифицированными юристами.

Таким образом, когда возникает сложная юридическая ситуация, ни штатные юристы, ни руководство оказываются не в состоянии оперативно и квалифицированно ее разрешить. И тогда обращаются к юристам, специализирующимся на отраслевом законодательстве.

К сожалению, среди главных врачей сложился стереотип “освобождения” от ответственности. Основной его посыл – “ничего не будет”: мы (врачи) делаем важное, благое дело, а несоблюдение некоторых требований законодательства в части установленных процедур и порядков не повлечет взысканий. В оправдание своего пренебрежения к закону они приводят, как им кажется, “стопроцентный аргумент”: “У нас зарплаты посмотрите какие, и те платить нечем. Суд с нас ничего не взыщет”.

На практике все оказывается совсем не так. Суды последовательно формируют практику в пользу пациентов. Взыскание штрафных санкций по административным делам, компенсаций по гражданским делам производится в принудительном порядке через службу судебных приставов независимо от наличия у учреждений денежных средств на исполнение этих решений.

Юридическая поддержка медицинской деятельности становится все более востребованной, поскольку все чаще возникают конфликтные ситуации не только с пациентами, но и с правоохранительными органами. Претензии последних можно разделить на два блока.

Первая группа претензий связана с последствиями лечебной деятельности, в результате которой наступает смерть пациента либо здоровью пациента причиняется существенный вред. Вторая группа претензий связана с организацией деятельности лечебного учреждения. Это вопросы коммерческой деятельности и расходования бюджетных средств, а также проблемы организации собственно лечебной деятельности. Показательным в этом ряду является последнее дело, которым я занимался, – дело врача Александры Артамоновой, обвинявшейся в смерти Веры Трифоновой[1].

Вместе с тем ситуация постепенно меняется благодаря тем тенденциям, которые наблюдаются в медицине, – изменение структуры финансирования медицинской отрасли, рост коммерческой составляющей в работе ЛПУ, совершенствование системы администрирования, применение новейших медицинских и информационных технологий.

Для большинства участников лечебной деятельности становится понятно, что эффективная юридическая защита возможна только с помощью юристов медицинской специализации. Именно они постоянно следят за изменениями в законодательстве, изучают прецеденты и специальную литературу, имеют хорошую специальную судебную практику.

Игорь Семенович, расскажите, пожалуйста, подробнее об основных правовых рисках для руководства ЛПУ, врачей.

Рисков действительно много. Изменения в законодательстве происходят постоянно: появляются новые нормы закона, “спящие” до поры до времени статьи и санкции входят в правоприменительную практику после какого-либо громкого прецедента.

Главный риск для руководителя – это недостаточная юридическая компетентность. Как правило, квалифицированных юристов привлекают к работе после свершившегося нарушения законодательства, и воспринимают это исключительно как вынужденную меру реагирования. В ЛПУ отсутствует элементарная работа по прогнозированию и предупреждению нарушений законодательства.

Так сложилось на практике, что правоохранительные органы не сосредоточены на проведении мероприятий по профилактике преступлений. Единичные проверки и последующие представления об устранении причин и условий совершения правонарушений существенно не меняют ситуацию.

Работа администрации учреждений с правонарушителями в большинстве случаев сводится к попыткам сокрыть проблему или, на худой конец, дистанцироваться от нее путем увольнения проштрафившегося работника.

Последствия правового нигилизма, неинформированности встречаются повсеместно.

А какие нарушения наиболее распростра­нены?

Приведу перечень самых распространенных правонарушений, за которые полагается не только административная, но и уголовная ответственность.

К числу актуальных вопросов уголовной ответственности медицинских работников можно отнести следующие:

Взятка. Обращу внимание, что взятка расценивается как незаконное вознаграждение за совершение действия (бездействия) с использованием служебного ­положения независимо от размера вознаграждения. Как доказательство факта вымогательства взятки расцениваются аудио- и видеозаписи, в которых зафиксированы рассуждения между взяткодателем и медицинским работником о тяжелых условиях работы и незначительном размере зарплаты. Незаконное вознаграждение за правомерное поведение должностного лица также расценивается как взятка.

Служебный подлог – факт внесения в медицинскую документацию заведомо ложных сведений.

Все виды хищений, в том числе внесение искаженных сведений об оказанных услугах в медицинскую документацию с целью хищения денежных средств за фактически неоказанные услуги[2].

Нарушение правил оборота наркотиков, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ. Это нарушение в ряде случаев влечет уголовную ответственность[3]. Контроль за соблюдением обращения наркотических, психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ, за надлежащим ведением медицинской и иной документации по их использованию лежит на руководителе учреждения или, при определенных обстоятельствах, на должностном лице, уполномоченном в установленном порядке.

Актуальны вопросы административной ответственности медицинских работников за нарушения, выявляемые контролирующими органами. К ним относятся:

  • нарушения законодательства о труде и об охране труда (непредоставление сокращенного рабочего дня инвалидам, просрочка аттестации рабочих мест, непредоставление дополнительных отпусков и пр.);
  • нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации зданий, сооружений (загромождение входов в учреждение, ненадлежащая уборка территории, помещений учреждения и пр.);
  • несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства или иными опасными веществами (нарушения при вывозе и утилизации медицинских отходов, несанкционированное хранение строительных материалов и пр.);
  • нарушения требований пожарной безопасности (непроведение инструктажа и отсутствие сценариев эвакуации, нарушение правил эксплуатации электропроводки, загромождение эвакуационных выходов, использование подвальных помещений в качестве архива и пр.);
  • правонарушения в сфере размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд;
  • нарушение правил пользования энергией (подключение к электрическим мощностям без соответствующего разрешения);
  • нарушение правил хранения, учета и использования этилового спирта (отсутствие утвержденных руководителем учреждения правил оборота спирта и пр.).

Руководители учреждений зачастую узнают о размере санкций за административные правонарушения только из постановлений уполномоченных органов. Вместе тем суммы штрафов увеличиваются и при систематических нарушениях могут существенно ухудшить финансовое положение учреждения.

Так, при нарушении законодательства о труде и об охране труда штраф для учреждения составляет 30–50 тыс. руб.; за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами – 100–250 тыс. руб.; за выполнение работ с нарушением санитарных правил – 40–50 тыс. руб. За нарушения требований пожарной безопасности, правил пользования энергией, за нарушения законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации зданий, сооружений налагаются штрафы в размере 10–20 тыс. руб.

Кроме того, в некоторых случаях предусмотрено административное приостановление деятельности учреждения на срок до 90 сут. Примеры таких решений в отношении учреждений здравоохранения имеются, в первую очередь, в связи с нарушениями требований пожарной безопасности. Приостановления выносятся невзирая на социальную значимость организации, недопустимость закрытия и прочие причины “невозможности исполнения”.

Подчеркну, что юристы постоянно сталкиваются с негативными последствиями неинформированности руководителей учреждений об изменениях в законодательстве. В таких случаях даже многочисленные регалии и выдающийся послужной список не спасают от уголовного преследования. Примером может служить уголовное дело, в котором в качестве фигуранта выступил руководитель государственного научного центра, академик РАМН, обладатель множества государственных наград, включая медаль “Герой социалистического труда”, по совершенно формальному признаку: как руководитель юридического лица.

Вначале поясню, что в следственной практике уголовные дела, как правило, возбуждаются по факту совершенного преступления. В ходе следствия было установлено, что в учреждении, которым руководил фигурант, более полугода работало оборудование с использованием источника ионизирующего излучения для стерилизации объектов медицинского назначения. При этом специального разрешения (лицензии) на использование этого оборудования получено не было.

Руководитель узнал о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело, только после получения повестки, явившись в следственные органы на допрос.

Диспозиция статьи Уголовного кодекса, по которой началось уголовное преследование, предполагала ответственность именно руководителя юридического лица, который осознавал преступный характер деятельности, и при этом вверенное ему юридическое лицо извлекло доход в крупном или особо крупном размере. В своем понимании ситуации руководитель учреждения ничего подобного не совершал, не знал и был крайне удивлен такой постановкой вопроса со стороны следствия.

Адвокаты выявили все обстоятельства, доказывавшие, что руководитель не подлежит уголовной ответственности. В частности, было установлено, что во время вступления изменений законодательства в силу обвиняемый находился в отпуске. Лицо, его замещавшее, имело выданную в установленном порядке доверенность и полномочия по заключению договоров на постоянной основе. Руководители структурных подразделений учреждения в соответствии с локальными нормативными актами обязаны были сами контролировать необходимость получения лицензии на ту или иную деятельность. Официально ни один из компетентных органов не ставил перед учреждением вопрос о необходимости лицензирования. Лицензия была получена сразу после установления факта необходимости ее получения. В результате квалифицированной работы адвокатов медико-правовой специализации удалось убедить органы следствия в отсутствии судебной перспективы, и уголовное дело было прекращено.

Я все-таки повторюсь, что самый оптимальный путь предупреждения правонарушений – это повышение информированности руководителей ЛПУ в области права.

Игорь Семенович, Вы говорите о том, что руководителям необходимо повышать уровень правовой грамотности. А насколько юридическое сообщество готово предоставить качественное правовое сопровождение, насколько сами юристы готовы к вызовам времени?

Одна из особенностей рынка заключается в том, что защитой прав пациентов занимаются общества защиты прав потребителей, специализированные юридические компании, страховые компании и органы управления здравоохранением, а вот правовая защита медицинских работников пока в значительной мере – дело самих медицинских работников. Организаций, специализирующихся на здравоохранительном праве, достаточно мало, несмотря на то что потребность в правовой поддержке только возрастает.

Складывается ситуация, когда на законодательных лакунах “паразитируют” различные юристы, в том числе и те, качество услуг которых находится на невысоком уровне. Я считаю, что нам необходимо приступить к созданию квалификационных критериев для лиц, которые занимаются этой деятельностью. Важно, чтобы врачи, и прежде всего – руководители ЛПУ – знали, что им есть на кого опереться – не путем случайного выбора, а основываясь на рекомендациях саморегулируемой организации профессиональных юристов.

Ситуация усугубляется и тем, что среди юристов не хватает специалистов, обладающих знаниями как в медицине, так и в тонкостях здравоохранительного права. Необходимо обеспечить подготовку таких специалистов.

Решить задачи регулирования рынка способны объединения квалифицированных юристов, специализирующихся на медицинском праве. В случае возникновения конфликтной ситуации врачи смогут обратиться в такую организацию и получить квалифицированную рекомендацию по подбору специалистов. Тогда мы получим систему квалифицированной юридической помощи в области медицины, а гарантии качества правовой поддержки будут обеспечиваться такими организациями.

Что-то для этого делается?

Безусловно, да. Например, Национальная медицинская палата и Федеральный союз адвокатов России поддержали создание некоммерческого партнерства «Объединение участников профессиональной деятельности в сфере здравоохранения “Право в здравоохранении”».

Как и другие профессиональные общественные организации юристов, Объединение “Право в здравоохранении” будет принимать активное участие в развитии медико-правовой специализации юристов и практической помощи медицинскому сообществу в правовом обеспечении профессиональной деятельности.

Первым мероприятием организации станет проведение Международного конгресса по здравоохранительному праву СНГ и стран Восточной Европы, который состоится в Москве 7–9 ноября 2012 г.

Конгресс призван объединить медицинское и юридическое сообщества для решения актуальных задач в сфере здравоохранения. Он проводится при поддержке Всемирной ассоциации медицинского права, Европейской ассоциации права в здравоохранении, Восточноевропейской ассоциации медицинского права, Украинской медико-правовой ассоциации. Его организаторы – Федеральный союз адвокатов России, Национальная медицинская палата, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина, НИУ “Высшая школа экономики”, Российский новый университет, Московское городское и областное отделения Ассоциации юристов России, Объединение “Право в здравоохранении”.

Конгресс призван обозначить, что у нас сформировалась особая сфера права – здравоохранительное право, и что необходимо решать проблемы отрасли с привлечением юристов.

Помимо того что юридическое сообщество готово взять на себя ответственность за качество правовой поддержки, готово ли оно подключиться к работе над законопроектами?

Конечно же, да. На сегодняшний день здравоохранительное право развивается весьма фрагментарно, отсутствует системный подход. Это во многом связано с тем, что не существует выверенной государственной политики в области здравоохранения. Рождаются законы, которые регулируют отдельные сферы медицинской деятельности. Зачастую законодатели принимают законы, вводят нормы, к реализации которых общество еще не готово, пытаются отрегулировать то, что регулировать не нужно. В этой ситуации юристам приходится приспосабливаться к требованиям законодательства, а не формировать его.

Например, закон “О защите прав потребителей” постепенно входит в сферу медицины, но он абсолютно не учитывает специфику оказания медицинских услуг. Адаптировать положения этого закона для сферы здравоохранения – насущная задача. Я, например, абсолютно убежден в том, что лечебную деятельность ни в коем случае нельзя подводить под общие принципы оказания услуг. Врачи не оказывают услуги – они оказывают помощь человеку в сложной ситуации.

А как соотнести ответственность врача за негативный результат с обязательным требованием по предоставлению качественных услуг? Врачебная деятельность – весьма творческая. Мы до сих пор плохо себе представляем, что такое человеческий организм. Врач может выполнить все регламенты, но результат будет отрицательным, однако он может получить положительный результат и не выполнив требуемый порядок действий. При таких обстоятельствах невозможно определить, когда наступает страховой случай.

Повторюсь, адаптировать действующее законодательство к реальности, которая складывается в медицинской сфере, чрезвычайно сложно. Необходимо выводить медицинскую помощь из-под действия универсальных юридических норм некоторых законов и либо создавать специальные законы, либо в общих законах прописывать отдельными главами медицинскую специфику регулируемых правоотношений.



[1] В. Трифонова, скончавшаяся в 2010 г. в СИЗО “Матросская тишина”, страдала хронической почечной недостаточностью, вызванной сахарным диабетом. Врач А. Артамонова проводила ей процедуру гемодиализа, после которой пациентка скончалась.

[2] Статья 159 “Мошенничество” Уголовного кодекса Российской Федерации.

[3] Статьи 228 и 228-1, 233, 238 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.