text

🎁 УЛЁТНЫЕ СКИДКИ 30%! Поймать »

Здравоохранение

Новые вехи медицинской эпохи

  • 14 мая 2013
  • 1065
Новые вехи медицинской эпохи

Интервью главного детского травматолога-ортопеда Санкт-Петербурга Алексея Баиндурашвили журналу «Эксперт Северо-Запад».

Как отмечает эксперт, по технологичности современное медицинское оборудование сопоставимо с космическим, а успех больниц и клиник напрямую зависит от того, насколько активно они внедряют научные разработки.


Новые технологии в медицине в разы повышают оборот койко-места в больнице. За счет внедрения инноваций к процессу лечения пациента подключаются производители оборудования и товаров, появляются управляющие и сервисные компании, формируя целые медицинские кластеры. Один из таких кластеров – детской травматологии и ортопедии – формируется на базе Научно-исследовательского детского ортопедического института им. Г.И. Турнера (НИДОИ им. Турнера), расположенного в Пушкине. Это одно из крупнейших медицинских учреждений Европы данного профиля. В прошлом году его финансирование составило 940 млн рублей. В институте проходит 5-6 тыс. операций в год, около 4 тыс. из них – высокотехнологичные. Пациентов из Петербурга и Ленобласти всего 35%, остальные едут из других регионов России и из-за рубежа.

Чтобы разгрузить головное здание института, рядом с ним планируется возвести реабилитационный центр и гостиницу. Предполагаемый объем финансирования проекта – 761 млн рублей. Директор НИДОИ им. Турнера и по совместительству главный детский травматолог-ортопед Санкт-Петербурга Алексей Баиндурашвили уверен, что для расширения кластерной цепочки институту необходимо сотрудничать с научными институтами и сконцентрировать внимание на новых разработках.

– Вы собираетесь реализовать проект создания при институте реабилитационного центра с гостиницей. На какой он стадии?

– Мы хотим построить такой центр, потому что дети, которые поступают в институт и оперируются, все равно занимают хирургические койки. Таким образом накапливается очередь. Предполагается, что в гостинице рядом с центром должны останавливаться родители детей, проходящих реабилитацию. Сам центр рассчитан на 200 мест, гостиница – на 120. Гостиница будет бесплатной, так как проживание в ней входит в комплекс лечения. Платное пребывание предусмотрено лишь для иностранных граждан, собственно, как и все лечение.

Это структурное подразделение должно находиться неподалеку от института, чтобы оперирующие врачи навещали пациентов и могли при необходимости быстро подойти и сделать соответствующую коррекцию реабилитационного процесса. У нас были определенные сложности с выбором территории. Изначально предполагалось, что весь комплекс разместится в Павловске, но в итоге пришли к выводу, что он должен располагаться ближе – в Пушкине. Комплекс займет примерно 2,5 га. Сейчас идет проектирование, и в августе этого года мы должны получить разрешение Главгосэкспертизы. На само строительство уйдет минимум два года.

В институте 500 коек, из них 20 – для реабилитации, а остальные – хирургические. Желающих пройти реабилитацию очень много. Итого 500 детей, некоторые остаются на месяц, и с ними 450-470 родителей. К тому же каждый родитель может заболеть, и за этим тоже надо следить. Недавно мы даже создали родительский комитет, чтобы хоть как-то их организовать.

Проектный подход

– У вас также был совместный с фабрикой детской обуви «Скороход» проект ортопедической обуви. Как вы взаимодействуете в его рамках?

– Мы посмотрели отечественную ортопедическую обувь, которая продается: она, конечно, оставляет желать лучшего. Импортная мягче, есть супинатор, все на месте. Поэтому мы сами обратились к фабрике «Скороход», и они согласились сотрудничать с институтом. У нас есть отделение патологии стопы, которое исследует обувь и делает замечания относительно того, что и где можно улучшить. В итоге у «Скорохода» получился совершенно новый продукт. Когда наука внедряется в практику, дело только выигрывает. И если продажи растут, то тот, кто давал экспертные консультации, получает дотации от «Скорохода».

– В прошлом году институт выиграл грант Cоюзного государства на разработку и производство металлических конструкций для лечения сколиоза у детей. Как продвигаются ваши совместные исследования с Белоруссией?

– На научно-практическую разработку мы получили около 60 млн рублей – это объем финансирования группы сотрудников Белорусского института травматологии и ортопедии и нашего института. Сейчас проект находится на стадии научных проработок. Собирать конструкции должен белорусский завод, но когда опытные образцы будут созданы, думаю, патент передадут заводу, который займется их производством и здесь.

– Как развивается совместный с холдингом «Ладога» проект по запуску новой линии воды?

– Это очень сложный проект, он пока приостановлен – необъятное не объять. Мы хотели сделать целую линейку воды: для новорожденных, для детей до года, от года до трех лет, от трех до пяти, от пяти до семи и от семи до 14 лет. Специфика воды для каждой из этих возрастных групп – микроэлементы: на каждом этапе развития ребенку нужен их определенный набор. Например, в самом раннем возрасте необходима профилактика рахита, чтобы зубы не были декальцинированы. Вода – это очень важно, ведь человек на 96% состоит из воды.

– Вы взаимодействуете еще с какими-либо производствами?

– В настоящее время начинаем взаимодействие с институтами, которые занимаются фундаментальной наукой, чтобы их открытия воплощались в жизнь, а не залеживались.

У нас был совместный с англичанами проект по изготовлению в России брейсов – конструкций для лечения косолапости. Мы его обязательно реанимируем, потому что брейсы закупаются так: кто-то куда-то поехал, где-то купил и потом продал. Зачем все это пересылать сюда, если здесь можно составляющие для начала собрать и преподнести российским потребителям?

Круг замкнулся

– В конце прошлого года открылся филиал института в центре Петербурга – диагностический центр на Лахтинской улице. Он уже принимает пациентов?

– Он буквально на старте, принимать больных начнет в ближайшее время. Здание на Лахтинской улице – историческое: 120 лет назад на этом месте открылся приют для детей и инвалидов на 25 коек. Потом его полностью разрушили, а вместо него построили кирпичное шестиэтажное здание с домовой церковью (мы, кстати, намерены ее воссоздать). Там раньше работал травмпункт, где я начинал свою хирургическую деятельность. Рядом расположен клинический корпус, который ни разу не ремонтировался за всю историю своего существования. Я попросил для музея снять металлическое перекрытие со второго этажа, и когда его дернули, четыре этажа рухнули.

Мы восстановили здание, и сейчас это современный диагностический центр, где также будет организовано обучение врачей для федеральных центров высоких технологий. Там откроются дневной стационар и операционный блок, реанимационные палаты. На Лахтинской будут делать операции, которые требуют минимального оперативного вмешательства, а в Пушкине – архисложные операции.

Кадры решают все

– Открыв новый центр, вы ощутили дефицит кадров?

– Конечно. Но – высококвалифицированных кадров. Мы сами для себя готовим специалистов, другого выхода просто нет. При институте действует кафедра детской травматологии и ортопедии Северо-Западной медицинской академии им. И.И. Мечникова. У нас есть лицензия на обучение, мы стараемся, чтобы будущие специалисты знали иностранные языки, так как они ездят на международные конгрессы по всему миру – от Канады до Австралии. Обучение длится два года, аспирантура – три. Итого пять лет.

Но хочу сказать, что дефицит высококвалифицированных кадров – это в хорошем смысле нормально. Допустим, в нашем центре на Лахтинской должны работать травматологи и ортопеды, нейрохирурги, неврологи, реабилитологи, эндокринологи, детские гинекологи и даже генетики, потому что врожденные патологии – одно из ключевых направлений.

Знаете, медиками мы себя хоть как-то, да обеспечим. Самая большая проблема – инженерия и, соответственно, кадры, которые поддерживают инженерное и медицинское обеспечение. В институте стоит такая сложная аппаратура, что нужна специальная структура, которая обслуживает ее. Готовить специалистов для такой структуры самостоятельно невыгодно. Если что-то сломается, лучше привлечь стороннюю организацию, в которую интегрировано такое обслуживание. Сейчас нас поддерживают производители, и то потому, что понимают наше состояние.

– Как вам видится взаимодействие института с другими медицинскими учреждениями? Может ли в Петербурге сформироваться некий кластер, специализирующийся на детской травматологии и ортопедии?

– На базе института и так уже получается замкнутый цикл: хирургия – реабилитация. Круг замкнулся. Научные работники института и сотрудники кафедры детской травматологии курируют все ортопедо-травматологические отделения города. Они находятся во всех профильных больницах и связаны с нами. Как главный специалист города по детской травматологии и ортопедии я каждый день от них узнаю, кто и с чем поступил. Допустим, в одно из отделений доставили пациента с взрывным переломом позвоночника. Если его не диагностировать быстро, неврологические последствия могут быть такими, что ребенок станет инвалидом. Поэтому выезжает бригада, консультирует на месте и при необходимости либо сразу оперирует, либо везет в институт.

– Чего не хватает в рамках такого кластера?

– Хотим развивать в институте прикладные науки, проводить комплексные работы с ФГБУ «НИИ экспериментальной медицины» СЗО РАМН, например с Институтом физиологии им. И.П. Павлова, где есть лаборатории, которые изучают инфекционные процессы, иммунологию, генетику. Медицина сейчас вступает в другую эпоху. Например, мы стараемся развивать сверхраннее лечение детей с врожденными видимыми ортопедическими патологиями кистей, стоп и т.д. Впервые это было обозначено как неонатальная ортопедия. Ведь когда вы воссоздаете кисть, интеллектуально ребенок развивается совершенно по-другому. Что для этого сделано? Наши сотрудники курируют родильные дома, выезжают туда, осматривают детей и при выявлении патологии направляют в специализированное отделение, где при необходимости проводят ортопедическое лечение. Поэтому мы планируем выйти на Министерство здравоохранения с предложением внести в штатное расписание родильных домов ортопедов.

Мы курируем и ожоговый центр Детской городской больницы №1. Там разрабатывается новое направление – раннее хирургическое лечение детей с глубокими ожогами. В частности, есть проект, условно названный «Живая повязка». Суть его в том, что живые клетки на специальном носителе переносятся пострадавшему. Существует пласт – повязка на гелевой основе, куда мы хотим внедрить алофибробласты – чужеродные клетки-аналоги, близкие к коже, которые будут «спать» до момента наложения на ожоговые раны.

Проект идет тяжело, так как мы занимаемся им совместно с Германией, Австрией. Одной стране очень сложно реализовать такой проект, да и просто нелогично. Эквивалент кожи, например, хорошо делает Австрия, технологии переноса – Германия, Россия производит алофибробласты. Все это надо соединить. Где будет производство – не принципиально: каждый лоббирует свои интересы. Но идея наша. Мы предложили идеологию, которая теперь обрастает материальной базой. По срокам и инвестициям сориентировать не могу – это же наука, она может и завтра получиться, и через год. Но мы пытаемся эти процессы как-то катализировать.

Цена здоровья

– В вашем институте лечение бесплатное?

– Платно лечатся только иностранцы. Это очень дорого. Одна только металлическая конструкция для лечения сколиотических заболеваний стоит от 120 до 250 тыс. рублей. Не говоря уже о послеоперационном периоде. Вообще, медицина – дорогое удовольствие.

– На ваш взгляд, могут ли в Петербурге получить развитие частные центры, специализирующиеся на детской травматологии?

– В хорошем смысле слова мы – монополисты. Обучаем очень много специалистов, передаем технологии и придумываем новые. Частные центры создаются, но детская травматология и ортопедия очень затратна и во всем мире существует за счет госдотаций. Сделать операцию – это одно, совсем другое – выходить пациента, поэтому я с трудом представляю самоокупаемость этих ортопедических центров.

Представляете ожоговый центр? Сутки лечения тяжелобольного ребенка – только лекарства, что вливаются в реанимации, и пребывание в отделении – стоят около 600 евро. А дети лежат там месяцами. Не беру в расчет зарплату медсестры, санитарки, врача, хирурга, реаниматолога, который выхаживает, анестезиолога, который дает наркоз. Не беру в расчет саму операцию. Это только подготовка к хирургии, то есть выведение больного из состояния шока, его поддержание и т.д. Итого 600 евро – это 30% стоимости всего лечения. Конечно, это разные вещи – стопу прооперировать или позвоночник. Но в любом случае это очень дорого. Сэкономить в медицине невозможно – это то же самое, что не доделать что-то. А высокие технологии – особенно дорого. В медицине оборудование по технологичности не уступает космическому – тому, которое запускает ракеты в космос.

Олеся Гончарова

Рекомендации по теме

Мероприятия

Мероприятия

Повышаем квалификацию

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Сайт предназначен для медицинских работников!


Материалы для zdrav.ru готовят лучшие эксперты в сфере здравоохранения. Чтобы защитить их авторские права, многие статьи на нашем сайте закрыты

Подтвердите ваш статус медработника - регистрация займет одну минуту.

Пакет готовых инструкций, чтобы пройти проверку Росздравнадзора в подарок!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
×

Гость, вам предоставлен VIP-доступ к системе «Главный врач»:
возможность скачать СОПы • доступ к тренингамжурналы для главного врача
Активировать доступ  
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.